О фуроре в «Олимпийском»

Александр Привалов
научный редактор журнала "Эксперт"
10 сентября 2018, 00:00

Удивительно много шума произвела давно обещанная гастроль в Москве бизнес-коуча и гуру личностного роста Тони Роббинса. Двадцать шесть тысяч зрителей, цена билетов от тридцати до пятисот тысяч рублей, дикая толкучка вокруг «Олимпийского», вынудившая обладателей билетов ещё и досыта намаяться в разных очередях, — всё это вместе составило броскую картину. Соцсети наполнились сначала насмешками над жёваными лохами, за свои же немалые деньги промариновавшимися в давке два часа, чтобы потом ещё четыре часа выслушивать со сцены банальности, написанные в любой грошовой книжонке. Затем пошёл встречный вал — от вкусивших обсуждаемый плод самолично и им сочувствующих. Отвечали в основном так: сами вы лохи. Если вам не понять, как Тони заряжает энергией, как он прибавляет позитива, как он вздымает мотивацию, то это проблема ваша, а не наша и тем более не Тони. По мне, смешного тут не очень много.

Оно, безусловно, есть. Необычайно комична, например, юная «советница министра экономического развития» запостившая с обсуждаемой тусовки задумчивое селфи и длинный перечень мыслей Роббинса, с которыми «дальше жить и мне и вам». Перечень, где в самом начале стоит Positive thinking!, а в конце Positive thinking is strategy!. Да и вообще — обилие в столице успешно делающих карьеру, считающих себя умными и продвинутыми, получивших престижное образование людей, с удовольствием пересказывающих друг другу и третьим лицам услышанную от заезжей знаменитости картонную мудрость, само по себе кажется забавным. Но для веселья в этих обсуждениях слишком много серьёзных эмоций.

Если человек шёл на это шоу за чистым аффектом и радуется тому, что желаемый аффект получил (а Роббинс, говорят, это очень даже умеет делать), к нему и вопросов нет. Но люди, по их же словам, ждали и получали — откровение; они хотели и получали — сеанс магии. Понятно, что ни в чём друг с другом не сходные комментаторы не сговариваясь находят тут параллели с событиями тридцатилетней давности: Кашпировский, Чумак, Лонго — и даже Белое братство — и даже «Аум Синрикё». Про тогдашний вал дикарства в своё время было сказано многое. Тогда неимоверно быстро, за считанные годы, развалился нерушимый идеологический бастион; рухнула система, уже не одному поколению отвечавшая на все вопросы. Да, большинству привычных ответов, вежливо говоря, не все верили, но ответы были — и вот их не стало. В возникший вакуум хлынуло всё подряд: тот же Кашпировский, и протестантские проповедники, и фоменковщина, и Харе Кришна, — завоёвывая умы и сердца тем легче, чем сильнее противоречило вчерашним постылым догмам. За последние тридцать лет, конечно, многое изменилось; младенческой наивности стало, может быть, чуть меньше, и аляповатость предлагаемых публике яств поубавилась. Но вакуум, похоже, так и остался. Откуда брать или на чём основывать необходимые каждому веру и надежду, большинство из нас по-прежнему ума не приложит (влияние церкви вовсе не так сильно возросло, как принято — с радостью ли, с гневом ли — об этом писать). За верой и надеждой люди шли, похоже, и к Роббинсу.

За самой обычной религиозной проповедью — в точности как тридцать лет назад ходили в тот же самый «Олимпийский» к Билли Грэму. Поскольку собственно религия для множества нынешних продвинутых граждан безоговорочно неприкасаема, возникает очередная квазирелигия. В обсуждаемом случае — с квазибогами «позитив» и «успех». Это очень уже распространённая квазирелигия. Скажем, если раньше детям стремились дать достойное образование, чтобы они стали хорошими, разносторонне развитыми, счастливыми и проч., то теперь — и родители, и чиновники в один голос: чтобы сделать их успешными. Результаты видны уже сейчас, а дальше будут ещё виднее. И эта новая вера (на взгляд человека, не ставшего её адептом) как-то шокирующе примитивна. Послушать того же Тони: усвой, что надо мыслить позитивно и что надо делать то, что ты хочешь, — и станешь rich and famous in one year. Не важно ни что ты знаешь, ни что умеешь, ни какие у тебя способности, ни какие связи: think positive! — и будешь успешен. Как Тони. Как министр и его юная советница. Вот увидишь! По мне, песок — неважная замена овсу, но это лишь частное мнение. Каждый, несомненно, сам решит, как к таким вещам относиться, сообразно собственным уму и вкусу.

Последняя фраза не так банальна, как можно подумать, — с ней согласны не все. Читая отклики о Роббинсе, я случайно узнал: оказывается, в общественном движении «Молодые юристы России» и в Общественной палате РФ есть люди, считающие, что «рынок психологических тренингов» в России надо срочно регламентировать, ибо без этого он опасен. Чем опасен? А вот, говорят, «на тренингах заставляют участвовать в так называемых ролевых играх: переодеваться в проституток или бомжей и в таком виде отправляться в общественные места с заданием собирать милостыню, приставать к прохожим с непристойными предложениями и вопросами, совершать другие антисоциальные действия»… Господи, что тут регламентировать? Если «заставляют» подразумевает насилие, так на то есть УК, если же насилия нет, в какую щель вы собираетесь внедрять свой регламент? Что запретите и как запрет сформулируете? Говорят, «договоры на прохождение тренингов часто являются беспредметными и кабальными, составляются в одном экземпляре и не выдаются участникам»… Опять же, если экземпляр договора у участника отобрали насильно, то вот тебе УК, если же он сам экземпляра не взял, куда вставлять регламент — ему на лобную кость? Повышать договорную культуру населения, спору нет, нужно, но при чём здесь именно тренинги?

Такие попытки регламентировать то, что регламентировать не надо, — или усилить (подменить) моральное осуждение каких-либо деяний осуждением уголовным — суть плоды такой же (если не той же) квазирелигии. Вера в то, что обыкновенным запретом, зачастую крайне бестолково сформулированным, можно уврачевать любую общественную язву, ничуть не лучше веры в то, что «позитив» приносит «успех». А по последствиям бывает и гораздо вреднее.