Самоорганизация горожан на берегу самоочищающегося озера

Алексей Щукин
специальный корреспондент журнала «Эксперт»
10 сентября 2018, 00:00

Новая набережная в Казани представляет свою версию того, что такое современное общественное пространство. Его ключевыми элементами стали экотехнологии, разнообразие пространств и сценариев использования, а также самоорганизация горожан

Использование растений, очищающих воду, — отличительная черта новой казанской набережной

Новые набережные — одна из модных тем в современной урбанистике. Лучшие города мира заново осваивают прибрежное пространство, которое еще полвека назад зачастую было занято фабриками и складами. Сегодня территории у воды воспринимаются как наиболее ценный городской ресурс, во многом определяющий комфорт городской жизни.

В России набережными вновь занялись несколько лет назад. Прибрежные территории активно благоустраиваются в Москве, даже парк «Зарядье», нырнув под автотрассу, смог пробраться к воде. Новые набережные были построены в Тольятти и Тюмени, Новосибирске и Туле, Ростове-на-Дону и многих других городах. Но количественный рост благоустроенных прибрежных территорий не должен затенять вопроса их качества: многие проекты сделаны некачественно, без сценариев использования, и стать востребованными живыми пространствами они смогут только при крупной удаче.

Одна из наиболее интересных попыток ответить на вопрос, что такое современное прибрежное пространство, — это новая набережная озера Нижний Кабан в Казани, построенная по концепции китайских ландшафтных архитекторов.

 56-02.jpg

С китайцами, но на свои деньги

 

В 2015 году в Казани был проведен масштабный архитектурный конкурс на разработку концепции развития набережных и береговой полосы системы озер Кабан. В нем приняло участие 70 бюро из семи стран мира. В конкурсе победил консорциум, возглавляемый китайским бюро ландшафтной архитектуры Turenscape. Концепция победителя «Эластичная лента» предполагала создание «зелено-голубого пояса» вдоль системы озер Кабан, формирование единой рекреационной системы.

Чтобы понять суть главной идеи концепции Turenscape, надо понимать состояние объекта проектирования. Три озера Кабан (Верхнее, Среднее и Нижнее) представляют собой крупнейшую систему озер Татарстана, их площадь — более 190 га. Они расположены в центральной части Казани, но долгое время пребывали в запущенном состоянии: заброшенные замусоренные территории, без подходов к воде. Озера довольно сильно загрязнены отходами промышленности, в некоторых местах дно покрывает двенадцатиметровый слой ила.

Основная идея китайской концепции не просто создание нового общественного пространства, но и радикальная очистка озер. Причем не дорогостоящая механическая очистка, что может стоить десятки миллиардов рублей, а самовосстановление озер за счет экотехнологий. «Мы создаем об­щественные пространства, в ко­торых вода становится частью города. Мы отказываемся от бетона в пользу экологических мате­риалов, очищаем воду, делаем доступ к ней открытым, фор­мируем среду для культурных мероприятий» — так описал концепцию президент и главный дизайнер бюро Turenscape Кунцзянь Юй на презентации проекта президенту Татарстана Рустаму Минниханову

После победы Turenscape в конкурсе профинансировать проект предложила в кредит китайская сторона — госкорпорация China Construction с годовым бюджетом более 65 млрд долларов. Проект вписывался в запущенную в 2013 году китайскую государственную суперпрограмму «Один пояс — один путь», в которую входят почти полторы тысячи крупных проектов по всему миру. Китайцы предложили одним махом очистить и благоустроить все три озера Кабан. Но после проведения расчетов правительство Татарстана отказалось от предложения — слишком уж велики были бы расходы на обслуживание кредита. Такой подход сейчас кажется весьма дальновидным: часть проектов инициативы «Один пояс — один путь» уже переформатируется. Так, в Шри-Ланке правительство за долги вынуждено было отдать китайцам новейший порт, а в Малайзии остановлены три уже начатых крупнейших проекта с китайским финансированием — объявлено, что они могут лечь слишком тяжелым бременем на бюджет страны в будущем.

Была принята стратегия постепенного благоустройства озер за счет республиканского бюджета. На сегодняшний день благоустроен 1 километр береговой линии Нижнего Кабана, в этом году планируется замкнуть маршрут вокруг первого озера — это еще 1500 метров благоустроенного берега. Стоимость первого этапа составит 550 млн рублей.

 

 56-03.jpg

Китайский след

Китайское бюро Turenscape хорошо известно в мире ландшафтной архитектуры. Компания реализовала более 600 проектов, причем 200 за пределами своей страны. Turenscape активно и на российском рынке: в частности, бюро было одним из финалистов конкурса на создание парка «Зарядье». Однако набережная в Казани — первый проект, реализованный в России по концепции этого китайского бюро.

Китайская цивилизация придает огромную роль гармонизации городского пространства, его взаимодействию с природной средой. Так, искусство создания садов в Китае развивалось на протяжении трех тысячелетий и оказало большое влияние на развитие паркового искусства в Европе, это одно из ярких достижений этой цивилизации. В этом контексте интересно, насколько китайское влияние заметно в казанской набережной. На первый взгляд «китайского следа» не обнаруживается. Здесь нет причудливых каменных валунов с отверстиями, извилистых дорожек, беседок с тщательно просчитанными видами. Отчасти это ожидаемо, учитывая типологию набережной и ограниченность бюджета. Можно даже сказать, что проект Turenscape подчеркнуто нейтрален, носит интернациональный характер.

Но при более внимательном рассмотрении один из принципов китайских садов и общественных пространств в целом в казанской набережной, пусть и в редуцированном варианте, можно обнаружить. Этот принцип — разнообразие. Даже маленький китайский садик состоит из множества отдельных пространств, каждый со своей энергетикой и мироощущением. Набережная тоже весьма разнообразна. Есть зоны для концертов и занятий танцами, деревянные палубы и променады, небольшой амфитеатр, смотровая площадка и места, где можно посидеть, опустив ноги в воду. Набережная то идет на одном уровне, то вдруг становится двухъярусной. Зоны плавно перетекают друг в друга: территории общения и активного отдыха сменяются местами релаксации и созерцания заката.

Именно такого разнообразия и не хватает большинству российских набережных, построенных в последние годы. Как правило, они монотонны, однообразны и страшно серьезны. Порой проекты отличаются друг от друга лишь покрытиями — асфальт или плитка в зависимости от бюджета. Старинный китайский принцип разнообразия — «сад как модель царства бесконечного счастья не может быть однообразным» — удивительным образом сходится с современными представлениями о городском пространстве. Общество становится все менее монолитным, распадается на сообщества и группы. Чтобы соответствовать такому обществу, городские пространства становятся все более разнообразными.

 

За два месяца на набережной озера Кабан прошло более 150 мероприятий 56-05.jpg
За два месяца на набережной озера Кабан прошло более 150 мероприятий

Самоочищение за счет экотехнологий

Главная идея концепции Turenscape — акцент на экологию. На береговой линии озера уже высажено более 12 тысяч кустарников и деревьев-крупномеров. Но изюминка проекта не в этом. Китайцы заявили сильный тезис: если перекрыть источники загрязнения, то за счет тщательно подобранных растений озеро может очиститься, самовосстановиться.

В более общем виде такой подход в мире сегодня известен как «город-губка» (sponge city). Речь в нем идет о принципиально ином, биологическом принципе очистки воды в городе — за счет растений и грунта. При таком подходе водоемы не заковываются в бетон, а остаются природными. «Растения способны эффективно очищать воду — этот эффект давно известен. Методика биологической самоочистки водоемов активно используется, например, в Европе. При этом можно экономить деньги на создании новых очистных сооружений, на их эксплуатации. В конце концов, с очистных сооружений отфильтрованный материал тоже надо где-то захоранивать — и это проблема. В России биологическая самоочистка водоемов не очень распространена. Хотя еще в шестидесятые годы в Татарстане нефтяники создавали биологические пруды, которые прекрасно очищали воду от нефтепродуктов», — говорит заместитель директора Института проблем экологии и недропользования Академии наук Республики Татарстан Дмитрий Иванов.

«Не буду скрывать, что по поводу предложения китайцев в Казани был значительный скепсис. Но мы построили на озере Кабан демонстрационный каскад с растениями и доказали, что это работает. Замеры ученых показывают, что загрязнения (фенол, бензол) снижаются после каскада на тридцать-сорок процентов», — говорит руководитель программы развития общественных пространств Татарстана, помощник президента Республики Татарстан Наталия Фишман. Каскад — одна из достопримечательностей набережной. Он состоит из семи мини-водоемов с фильтрующими слоями из песка и гравия и, главное, с различными растениями. В первом мини-водоеме — эйхорния, во втором — аир болотный: эту траву активно использовали для очистки водоемов еще монголы-кочевники во время нашествия. Вода из озера насосом подается в первый водоем, оттуда во второй, в третий — и в конце пути попадает в седьмой, где цветут кувшинки, которые в грязной воде не живут.

Справедливости ради стоит заметить, что возможности самоочистки системы озер Кабан ограничены. Озера весьма глубокие, а растения могут эффективно «работать» только в мелководных местах. В данном случае важен образовательно-демонстрационный эффект: каскад показал, что этот механизм очистки водоемов уже сегодня можно применять.

Впрочем, свой вклад в очищение озера свободно растущие растения и те, что в каскаде, уже дают. Естественно, работает это в комплексе с классическим подходом: часть очистных сооружений на Кабане в ходе реализации проекта была реконструирована, обнаруженные незаконные сбросы фекальной канализации устранены. Символ более чистого озера Кабан виден и невооруженным взглядом: на озере резко выросла популяция лебедей и уток.

Развлеки себя сам

Беда большинства новых российских набережных — отсутствие культурного программирования и спектра активностей. Для строителей было важно освоить деньги и построить объект, а как он будет функционировать, никто не продумывал. В результате на набережных нечего делать, нет ни кафе, ни других точек притяжения — можно только прогуливаться. Новая набережная в Казани — приятное исключение из правил: с первого дня на ней весьма много людей и масса событий.

Особенно интересно, что привлечь горожан и создать насыщенную событиями среду удалось без финансирования. «Когда мы достраивали набережную, мои коллеги говорили: “Иди, ищи бюджет на мероприятия. Без этого ничего не будет”. Я отвечала, что не согласна, и предлагала поспорить», — вспоминает Наталия Фишман. Она и пригласила стать куратором летней программы набережной на общественных началах Радмилу Хакову — известную казанскую журналистку, автора книги «147 свиданий». И в считанные дни после открытия набережная не только наполнилась казанцами, которым было интересно, что же построили в их городе, но и сформировалась обширная программа бесплатных мероприятий.

Появились открытые уроки йоги и танцевальные классы. По вечерам стали крутить фильмы молодых татарстанских режиссеров и записи спектаклей расположенного рядом Театра имени Камала, проводятся концерты, лекции. За два месяца прошло порядка 150 мероприятий. «Если быть честным, то бюджет все-таки был: несколько тысяч рублей мы потратили на коврики для йоги, — говорит Радмила Хакова. — Меня спрашивают, как я собрала столько людей. Но я никого не собирала. Просто убираешь забор, и люди сами приходят».

Пример новой казанской набережной показывает, что правильно организованное общественное пространство способно очень быстро завоевать популярность у людей с совершенно разным образом жизни и стать феноменом городской самоорганизации. Местом активной городской жизни нового типа, где люди без финансовых вливаний и участия властей самостоятельно реализуют разнообразные сценарии.