Готовность номер один

Алексей Хазбиев
заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
1 октября 2018, 00:00

Москва передаст под контроль Дамаска комплексы ПВО С-300 и начнет использовать средства радиоэлектронной борьбы для подавления систем навигации иностранных самолетов, атакующих объекты на сирийской территории. Это позволит не только защитить наших военных, но и предотвратить немотивированную агрессию

ТАСС

Уже на следующей неделе сирийская армия получит в свое распоряжение первый полковой комплект системы ПВО дальнего действия С-300ПМУ-2 «Фаворит». Этот комплекс способен одновременно обстреливать не менее трех десятков воздушных целей на расстоянии до 250 км, выпуская сразу две ракеты по каждой из них. Такие характеристики позволяют уничтожать практически любые средства воздушного нападения, от истребителей до крылатых ракет, с вероятностью чуть менее ста процентов.

Точное количество комплексов, которые должен получить Дамаск, пока не разглашается. Но по нашим данным, речь идет как минимум о двух полковых комплектах. Первый из них планируется развернуть в провинции Латакия, недалеко от побережья Средиземного моря и российской авиабазы Хмеймим, а второй — у границы с Ливаном, в нескольких километрах южнее Дамаска. Стандартный полковой комплект — это два дивизиона, в каждом из которых по 12 пусковых установок с четырьмя зенитными управляемыми ракетами. Таким образом, сирийские силы ПВО в одном залпе смогут выпустить 72 ракеты — теоретически их должно хватить для отражения даже массированной и весьма продолжительной атаки.

Но это еще не всё. Все командные пункты сирийских соединений ПВО в ближайшее время будут объединены в единую автоматизированную систему, которая сейчас есть только в российских вооруженных силах. Это обеспечит централизованное управление всеми средствами ПВО Сирии и позволит оперативно выдавать целеуказания. Но главное, будет гарантирована идентификация всех российских воздушных судов сирийскими силами ПВО, заявил министр обороны России Сергей Шойгу. Наконец, над акваторией Средиземного моря, в прилегающих к Сирии районах, наши войска намерены максимально использовать свои средства радиоэлектронной борьбы (РЭБ) для подавления спутниковой навигации, бортовых РЛС и систем связи иностранных государств, атакующих объекты на сирийской территории.

Переброска таких комплексов РЭБ уже началась. По информации из нескольких источников, еще в прошлый понедельник на авиабазу Хмеймим военно-транспортными самолетами Ил-76 ВКС России были доставлены системы «Краснуха-4» и, возможно, «Дивноморье». Эти комплексы самостоятельно анализируют сигнал, направление и мощность излучения, а также определяют тактико-технические характеристики объекта. И уже после этого автоматика составляет план подавления и самостоятельно выбирает наиболее эффективный тип помех. «Убеждены, что реализация этих мер охладит горячие головы и удержит от необдуманных поступков, несущих угрозу нашим военнослужащим», — заявил Сергей Шойгу, особо подчеркнув, что «в противном случае мы вынуждены будем реагировать в соответствии со складывающейся обстановкой». Это не что иное, как последнее предупреждение Тель-Авиву: его безрассудные действия в Сирии, приведшие к гибели наших военных, повториться не должны.

 

ВВС Израиля неверно указали район атаки своих F-16, а затем фактически подставили наш самолет под удар ракет сирийских ПВО 58-02.jpg
ВВС Израиля неверно указали район атаки своих F-16, а затем фактически подставили наш самолет под удар ракет сирийских ПВО

Дезинформация и халатность

Минобороны России прямо обвинило Израиль в крушении самолета радиотехнической разведки Ил-20. Как заявил официальный представитель ведомства генерал-майор Игорь Конашенков, ВВС этой страны не только нарушили все договоренности трехлетней давности о предотвращении опасных инцидентов в Сирии, но и сознательно дезориентировали наших военных, неверно указав район предполагаемой атаки. Более того, уже после удара по сирийской территории израильтяне прикрылись нашим самолетом, сознательно подставив его под удар ракет сирийского комплекса ПВО С-200. Правда, в самом Израиле это опровергают, возлагая всю ответственность за катастрофу на сирийские силы ПВО, которые «запускали ракеты во все стороны». Командующий ВВС Израиля Амикам Норкин даже привез в Москву сорокастраничный доклад, в котором говорится, что израильские самолеты и Ил-20 находились на разной высоте, а потому, дескать, и прятаться за него они не могли. Впрочем, все данные средств объективного контроля, в том числе системы отображения информации о воздушной обстановке «Плотто», позицию израильтян полностью опровергают.

Напомним, что трагедия с Ил-20 произошла поздним вечером 17 сентября в 35 км от Латакии. Примерно в 20:31 наш самолет, взлетевший с аэродрома Хмеймим, приступил к выполнению специальной задачи по отслеживанию обстановки в зоне деэскалации недалеко от Идлиба. Что это за задача, военные не говорят, но, по нашим данным, Ил-20 должен был патрулировать предполагаемые районы запуска беспилотных летательных аппаратов, при помощи которых террористы уже трижды атаковали Хмеймим. Примерно в это же время с территории Израиля в сторону Сирии вылетела группа из четырех истребителей F-16. Пролетев над нейтральными водами Средиземного моря, они заняли позицию в 90 км западнее Латакии.

И вот тут начинается самое интересное. В 21:39 представитель ВВС Израиля в звании полковника по специальному каналу связи оповестила командование российской группировки войск о предстоящем ударе по сирийским объектам. При этом речь шла о том, что в самое ближайшее время Израиль нанесет удары на севере Сирии, но никак не на западе. Уже через минуту, в 21:40 четверка F-16 выпустила несколько высокоточных управляемых авиабомб GBU-39 (дальность их полета составляет до 100 км) по промышленным объектам в Латакии, которая находится на западе страны. Таким образом, израильская сторона оповестила нас о бомбежке не заблаговременно, как это было предусмотрено договоренностями от 2015 года, а в момент начала операции, подчеркнул Конашенков. Заметим, что о каком-либо недопонимании здесь не могло быть и речи, так как разговор велся на русском языке и у Минобороны есть его запись.

В этой ситуации командир российского Ил-20, находившийся на севере Сирии, получил приказ покинуть район выполнения задачи и вернуться на базу. «Но введение в заблуждение израильским офицером относительно района нанесения ударов не позволило вывести Ил-20 в безопасное место, — говорит Конашенков. — Кроме того, ВВС Израиля не указали местонахождение своих F-16». Уже в 21:51 войска ПВО Сирии приступили к отражению атаки израильтян, выпустив по ним в общей сложности не менее десяти ракет из комплексов С-200. Но ни одна из них в цель не попала — четверка истребителей благополучно ушла из-под удара, заняв позицию в небе над Средиземным морем в 70 км от Латакии. При этом летчики F-16 включили все имеющиеся средства радиоэлектронной борьбы и занялись постановкой помех для сирийских комплексов ПВО, что расценивалось не иначе, как готовность нанести повторный удар. Более того, в это же время в прибрежной акватории Средиземного моря находилось как минимум два корабля, включая французский фрегат, которые также занимались постановкой радиоэлектронных помех.

В 21:59 один из израильских F-16 начал выполнять маневр в направлении побережья Сирии, сближаясь с Ил-20, который в это время уже снизился для захода на посадку. «Это было воспринято расчетами сирийских ПВО за новую атаку израильской авиации», — говорит Конашенков. «Израильский пилот не мог не понимать, что эффективная отражающая поверхность Ил-20 намного больше, чем у F-16. И именно российский самолет окажется предпочтительной целью для сирийской зенитной ракеты», — уверен генерал-майор. Знали израильтяне и о том, что в вооруженных силах России и Сирии используются разные системы опознавания «свой—чужой». А значит, сирийские ПВО не смогут правильно идентифицировать Ил-20 — на радаре комплекса С-200 он вполне может быть определен как групповая цель из израильских истребителей F-16. Иными словами, ВВС Израиля сделали все возможное, чтобы Ил-20 оказался на линии огня сирийских ПВО по истребителям F-16, что в итоге и привело к трагедии.

В 22:03 сирийская ракета комплекса С-200 поразила более крупную и ближнюю цель — самолет Ил-20. Командир корабля доложил о пожаре на борту и начал экстренное снижение, но приземлиться не успел. А в 22:07 Ил-20 исчез с экранов радаров и рухнул в Средиземное море в 35 км от Латакии.

«Действия израильских летчиков, приведшие к гибели 15 российских военнослужащих, говорят или об их непрофессионализме, или как минимум о преступной халатности», — считает Конашенков. Из этого напрашивается вывод, что «военное руководство Израиля либо не ценит уровень отношений с Россией, либо не контролирует отдельных командиров, понимавших, что их действия ведут к трагедии», — уверены в Минобороны.

Но ни о каком непрофессионализме израильтян не может быть и речи. Пилоты израильских ВВС еще в 1980-е годы успешно обманывали сирийские ПВО, пристраиваясь в хвост к советским военно-транспортным самолетам. Это позволяло им оставаться незамеченными и успешно наносить удары по территории Сирии. Но будет ли такая ситуация продолжаться после передачи Дамаску систем ПВО С-300?

 

Сергей Шойгу (справа) уверен, что поставка С-300 вооруженным силам Сирии удержит Авигдора Либермана от необдуманных поступков 58-03.jpg ТАСС
Сергей Шойгу (справа) уверен, что поставка С-300 вооруженным силам Сирии удержит Авигдора Либермана от необдуманных поступков
ТАСС

Все зависит от Израиля

В самом Израиле заявления российских военных вызвали весьма противоречивую реакцию, от легкой паники до безудержного бахвальства. Так, известный израильский военный эксперт Рон Бен-Ишай заявил, что «теперь руководству ЦАХАЛ потребуется более тщательно планировать свои операции и проявлять значительную осторожность при применении силы в Сирии и Ливане». «Кто бы что ни говорил, но Россия — это сверхдержава, обладающая военным потенциалом такой мощности, что нам не стоит вступать в прямую конфронтацию с ее вооруженными силами. И как бы ни развивались события в дальнейшем, думаю, что Израиль в любом случае должен добиваться скорейшего завершения кризиса в отношениях с Москвой», — говорит Бен-Ишай. А вот бывший консул Израиля в Москве Алекс Векслер уверен, что передача С-300 под контроль Дамаска всего лишь символическая акция, которая никак не повлияет на боеспособность сирийской армии. «Не думаю, что нам сильно помешают эти комплексы. Они просто докажут свою никчемность, как доказывают те системы, которые существуют сегодня. Уверен, что наши летчики легко с ними справятся, поэтому лучше бы Россия не позорилась», — говорит Векслер.

Здесь надо сказать, что на вооружении сирийской армии действительно стоят очень устаревшие системы ПВО, в основном это комплексы С-125 и С-200. Они были разработаны еще в 1960-е и не могут хоть сколько-нибудь эффективно противодействовать истребительной авиации, да еще и в условиях сильного радиоэлектронного противодействия. Тем не менее именно из С-200 в феврале этого года сирийские силы ПВО уничтожили израильский самолет F-16I Sufa на юге своей страны. А значит, неуязвимость истребителей ВВС Израиля все-таки сильно преувеличена.

Нет никаких сомнений, что израильские летчики — профессионалы высочайшего уровня, которые знают свое дело. Только с начала позапрошлого года они совершили более 200 боевых вылетов, выпустив по различным целям в Сирии порядка тысячи управляемых бомб и ракет класса «воздух—поверхность». И все эти вылеты были признаны успешными, то есть запланированные цели на земле успешно поражены. Заметим, что, например, эффективность пилотов ВВС Франции во время войны в Ливии в 2011 году оказалась едва ли не на порядок ниже. На каждые сто боевых вылетов у французских пилотов приходилось лишь порядка 11 успешно пораженных целей. Во всех остальных случаях они либо возвращались на базу с неизрасходованным боекомплектом, либо уничтожали совсем не то, что требовалось.

Но ни у Ливии, ни у Сирии не было современных вооружений, поэтому и противостоять агрессорам они не могли. Теперь же, после развертывания комплексов С-300 и подавления нашими средствами радиоэлектронной борьбы спутниковой навигации и бортовых РЛС иностранных самолетов, ситуация должна в корне измениться. Уже ясно, что над Латакией и Дамаском фактически будут созданы так называемые зоны запрета доступа. Это означает, что входить в воздушное пространство Сирии в этих районах ни израильские самолеты, ни другие истребители западной коалиции больше не смогут, так как в противном случае по ним откроют огонь на поражение. А вот с радиоэлектронной борьбой дело обстоит сложнее.

Безусловно, подавление глобальной навигации, в том числе GPS, не панацея. Управляемые бомбы и ракеты оснащаются еще и автономными системами целеуказания и корректировки, но их точность в условиях активного радиотехнического противодействия никому не известна — ее можно проверить только на практике. Рискнем предположить, что теперь ВВС Израиля при атаке объектов на территории Сирии будут действовать только издалека — либо из-за гор, из воздушного пространства Ливана, либо из прибрежных районов над нейтральными водами Средиземного моря. Но в любом случае точность таких ударов многократно сократится, а то и вовсе сведется к нулю. А вот в том, что Израиль продолжит их наносить, нет никаких сомнений. Министр обороны этой страны Авигдор Либерман прямо заявил, что ЦАХАЛ, как и прежде, намерена проводить военные операции в Сирии. «Курс еврейского государства в отношении этой страны остается неизменным, несмотря на обвинения Москвы в адрес израильских ВВС, — говорит он. — Ничего не изменилось и не изменится. Мы действуем так, как действовали всегда: осмотрительно и ответственно. Такова наша установка». При этом глава военного ведомства ясно дал понять, что Израиль не позволит территории Сирии стать плацдармом для Ирана в борьбе с Израилем. «ЦАХАЛ продолжит предотвращать это, и для этого у нашей армии есть все возможности», — подчеркнул Либерман.

Заметим, что Москва никогда не ставила под сомнение право Тель-Авива военными средствами обеспечивать безопасность своего государства, в том числе уничтожать террористов за пределами Израиля. Но в последние годы все действия ЦАХАЛ по нейтрализации такого рода угроз представляются как минимум несоразмерными, а как максимум избыточными. Не секрет, что Израиль борется в Сирии не столько с запрещенной в России группировкой ИГИЛ и ее ответвлениями, сколько с иранскими вооруженными формированиями и «Хезболлой». В разгар боевых действий в Сирии там находилось порядка тридцати военизированных шиитских бригад, включая подразделения Корпуса стражей исламской революции (КСИР) и формирования сирийской ветви «Хезболлы». Но сейчас их осталось уже менее двадцати. При этом общее количество бойцов в проиранских бригадах после ожесточенных боев под Алеппо сократилось с 30–32 тыс. человек до 18–20 тыс. Все эти люди вооружены в основном стрелковым оружием и непосредственной опасности для Израиля не представляют.

Еще недавно власти в Тель-Авиве говорили, что иранцы активно помогают «Хезболле» создавать кустарные реактивные неуправляемые снаряды типа «Кассам», которые впоследствии запускаются по северным районам Израиля. Но теперь такие случаи можно пересчитать по пальцам одной руки. И не факт, что власти в Тегеране имеют к ним какое-то отношение. Едва ли не основное занятие иранских формирований в Сирии — охрана нефтяных и фосфатных месторождений, которые они под тем или иным предлогом отняли у правительства Башара Асада. Например, подразделения «Бригады Имама Али», по некоторым данным, сейчас установили контроль над всеми фосфатными полями вокруг города Хнейфис к юго-западу от Пальмиры. А, скажем, бойцы КСИР были замечены в схватках за нефтеносные месторождения недалеко от Дейр-эз-Зора с суннитскими террористическими группировками, активно поддерживаемыми США. Не выдерживает критики и еще одна популярная в Израиле версия, что Иран намерен создать транспортный коридор через Ирак и Сирию, для того чтобы вывести свою нефть к средиземноморским портам. Напомним, что такой транзитный нефтепровод действительно существовал много лет назад, но был разрушен еще во время ирано-иракской войны в 1980-е. А его восстановление в нынешних условиях невозможно как по финансовым, так и по военно-политическим причинам.

Иными словами, у Израиля сейчас нет серьезной необходимости наносить удары по территории Сирии, тем более что это может спровоцировать прямое вооруженное противостояние, которое вполне способно перерасти в войну. И, похоже, в Тель-Авиве, это отлично понимают. Во всяком случае, Авигдор Либерман уже поспешил заявить, что конфликт между Россией и Израилем раздут в СМИ, в то время как власти обеих стран поддерживают диалог и держат ситуацию под контролем.