У кого труба лучше

Специальный доклад
Москва, 01.10.2018
«Эксперт» №40 (1091)
Самые большие проблемы в отрасли теплоснабжения сосредоточены на Кавказе и Дальнем Востоке. А вот опыт «Газпромэнергохолдинга», «Татэнерго» и «Квадры» показывает, что при системном подходе тепло не черная дыра, а бизнес

ПРЕДОСТАВЛЕНО КОМПАНИЕЙ «Т ПЛЮС»

«Сфера теплоснабжения в ЖКХ — традиционно одна из самых острых проблем. Огромный износ оборудования, недоинвестированность отрасли. Текущий уровень ежегодного обновления оборудования — менее трех процентов при нормативных четырех. Потребность в инвестициях — два с половиной триллиона рублей на ближайшие семь-восемь лет. Потребность субсидирования тарифа из бюджета — более двухсот миллиардов рублей ежегодно. Потери тепла в сетях доходят до тридцати процентов. Около тридцати процентов жителей жалуются на качество теплоснабжения», — описывает состояние тепловой отрасли заместитель министра энергетики РФ Антон Инюцын.

Системные проблемы в теплоснабжении действительно застарелые. Денег не хватает во многих регионах страны. Исключение составляют лишь Москва, Санкт-Петербург, города Татарстана.

При этом до сих пор теплоснабжение, в отличие от электроэнергетики, остается как бы за скобками госпрограммы энергоэффективности, хотя тепло — одна из самых энергозатратных отраслей российской экономики. «Наша российская климатическая особенность такова, что нам нужно две-три единицы тепла на единицу электроэнергии, — говорит эксперт некоммерческого партнерства (НП) “Российское теплоснабжение”, заведующий лабораторией энергосбережения Московского энергетического института (МЭИ) Евгений Гашо. — Южнее Белгорода можно еще играть с децентрализованными системами, севернее Воронежа уже выгоднее иметь централизованное отопление. В Сибири это жизненно необходимо — там должно быть все централизовано».

Рейтинг эффективности теплоснабжения российских регионов

Вопрос жизни

Проблема отказа от централизации тоже острая — за последние тридцать лет отпуск тепла в системах централизованного теплоснабжения уменьшился почти в два раза. Это привело к возникновению существенного избытка мощностей ТЭЦ и котельных: 30 и 15% установленной мощности соответственно. При этом часто вместо недозагруженных ТЭЦ загружаются менее эффективные и более затратные котельные, тарифы на тепло которых могут превышать тариф ТЭЦ более чем втрое. А для обеспечения теплом новых потребителей строят новые теплостанции, вместо того чтобы увеличивать нагрузку на действующие ТЭЦ за счет реконструкции и строительства тепловых сетей.

Так, по данным НП «Совет производителей энергии» (СПЭ), общее потребление тепловой энергии в РФ с 2010 по 2016 год снизилось на 6%, с 1369 до 1284 млн гигакалорий, в том числе потребление тепла населением — на 21%, с 501 до 400 млн гигакалорий, но число котельных, работающих на газе, в 2012–2016 годах выросло на 1892 единицы (+4,4%), а доля котельных достигла почти 60% выпуска товарной продукции в теплоснабжении.

«Это приводит к дополнительному росту тарифов и бюджетных субсидий. Неэффективное использование тепловых мощностей увеличивает нагрузку на потребителя и препятствует обновлению основных фондов, — говорится в свежем обзоре EY. — Недофинансирование в секторе приводит к тому, что объемы реконструкции и реновации тепловых сетей недостаточны для поддержания их в требуемом техническом состоянии. За этим следуют значительные потери энергии при передаче, в России они достигают 20–30%, что практически в четыре раза выше, чем в европейских странах. Аварийность с 2007 по 2013 год в теплосетях увеличилась на 45%».

Проблема в том, что в тепловых сетях невозможно воспроизводство фондов в связи с отсутствием источников средств, а инвестиции в тепловые сети не имеют приемлемых сроков возврата. Нормативный срок службы теплосетей — двадцать пять лет, поэтому необходимый уровень обновления фондов в теплоснабжении должен составлять в среднем 4%. Но сейчас в стране обновляется лишь 2,7% в год и около 70% теплосетей работают с превышением нормативного срока службы; пятая часть котлов и турбин тепловых электростанций служат уже более полувека при норме сорок лет.

В 2016 году потери в системе теплоснабжения, по данным Росстата, составили 132,3 млн гигакалорий, тогда как в 2010 году эта цифра составляла 103 млн гигакалорий. А Министерство энергетики подсчитало, что для того, чтобы российская система теплоснабжения стала надежной и приблизилась по эффективности к европейским стандартам, до 2025 года нужно вложить в отрасль два с половиной триллиона рублей. По данным EY, из этих средств около 40% надо вложить в обновление генерирующих объектов, 30% — в обновление теплосетей, а оставшуюся треть средств направить на оптимизацию операционных расходов, диспетчеризацию, автоматизацию, создание системы раннего диагностирования, повышение квалификации персонала, создание удобной инфраструктуры для работы с потребителями и выполнение других задач.

Подтверждает приведенную выше статистику и представленный Минэнерго второй ежегодный рейтинг систем теплоснабжения. Если посмотреть на баллы, присвоенные Минэнерго конкретным регионам, то окажется, что в 40 из 85 субъектов федерации система теплоснабжения находится ниже уровня «удовлетворительно». В этом плане показательны примеры двух федеральных округов. Внизу списка представители Северо-Кавказского федерального округа и Дальнего Востока. Если на Кавказе централизованное отопление не самая главная проблема ввиду мягкости климата, то для ДФО наличие качественной системы теплоснабжения жизненно необходимо. При этом среди регионов есть ряд таких, где от теплоснабжения зависит не просто комфортность проживания, а сама жизнь: Красноярский край, Республика Коми, Якутия или Ненецкий автономный округ. А позиции Сахалина и Магаданской области в конце рейтинга просто кричат о том, что в теплоэнергетике страны есть очень серьезные системные проблемы.

Проблем в отрасли много, не решив их, система не сможет самовоспроизводиться и будет постоянно нести убытки. Например, по данным НП СПЭ, убытки предприятий отрасли теплоснабжения за 2016 год оцениваются в 80,8 млрд рублей, операционная рентабельность сектора составила минус 8,2%, при этом ежегодные дотации бюджетной системы в государственные активы теплоснабжения составляют свыше 150 млрд рублей, это более 10% от совокупной выручки в сфере теплоснабжения.

В НП СПЭ видят выход из сложившегося положения в росте эффективности систем теплоснабжения, в том числе за счет переключения нагрузок от неэффективных источников тепловой энергии на эффективные источники.

Тут нужно отметить, что для населения не важно, сколько стоит гигакалория, то есть установленный в регионе тариф, а важно, сколько человек платит ежемесячно за коммунальные услуги. Поэтому тариф может расти темпами выше инфляции, однако за счет энергоэффективных мероприятий платеж граждан долго может оставаться на том же уровне. Нынешняя практика обратная: тариф на тепловую энергию (отопление) для населения с 2012 по 2016 год увеличился на 31%, с 1406 до 1836 рубля за гигакалорию, при накопленной инфляции 50% за тот же период. Но люди оплачивают растущие потери и котельнизацию. Чтобы переломить этот тренд в «отрасли необходимо создать стимулы для повышения рентабельности по всей цепочке теплоснабжения (источник — сети — потребитель), в том числе путем сохранения достигнутой экономии на период окупаемости проекта», — считают в СПЭ.

И рейтинг призван обратить внимание на накопившиеся проблемы. «В рейтинге мы как федеральное ведомство смотрим не на уровень конкретного региона и не на конкретную компанию — мы смотрим ситуацию по стране в целом и делаем выводы либо подкрепляем уже существующую информацию на основе собираемых данных. Основная цель рейтинга — стимулировать работу регионов», — говорится в сообщении Минэнерго.

Инвестировать выгодно

Если же говорить предметно о субъектах экономики и ареалах их работы, то можно выделить «Газпромэнергохолдинг» и его основные города присутствия — Москву и Санкт Петербург, традиционно возглавляющие рейтинг. Региональная компания «Татэнерго» и Татарстан (третье место) — флагман энергосбережения в ЖКХ.

Пример Татарстана показателен. Ресурсники смогли договориться с властями, что те сохраняют им выручку в случае роста энергоэффективности отрасли. Кроме того, к комплексной программе модернизации тепла удалось подключить региональный фонд капитального ремонта и в итоге за несколько лет сделать практически невероятное — перейти почти на стопроцентное обеспечение индивидуальными тепловыми пунктами (ИТП) таких больших городов, как Казань и Набережные Челны. Напомним, ИТП позволяет регулировать подачу тепла в конкретный дом. Частично программу профинансировали из бюджета и средств «Татэнерго». Выиграли от этого все: население получает услуги заметно более высокого качества за те же деньги, ресурники теперь отпускают меньше тепла и работают с инфраструктурой совершенно другого уровня качества.

Уникальность ситуации в Татарстане в том, что местный оператор рынка тепла «Татэнерго» подконтролен местным же властям, поэтому договориться о комплексной модернизации сторонам было относительно легко. «В городах, в которых весь теплоснабжающий комплекс находится в одних руках, эффективность теплоэнергетики выше», — комментирует Евгений Гашо.

В других регионах у массы активов разные собственники и конфликты интересов, но задача региональных властей эти интересы учесть, продумать программы и схемы финансирования. Задачи эти вполне решаемы, и комплексная модернизация всех систем теплоснабжения вполне возможна.

Если смотреть на показатели, которые присвоены не городам-миллионникам и нефтегазовым регионам, а населенным пунктам средней полосы, то можно выделить еще один флагман реновации в тепле — компанию «Квадра». Ее регионы присутствия — Липецкая область (пятое место) и Белгородская область (седьмое). Кроме того, стоит выделить в портфеле «Квадры» Воронежскую область, которая могла подняться за год на 22 позиции, и Тульскую область (плюс 12 позиций).

«Новый директор “Квадры” Семен Сазонов “перезагрузил” отношения с регионами, а компания нарастила инвестиции и вложения в ремонты теплофикационного оборудования и теплотрасс. Это были очень грамотные вложения, они уменьшили потери. В итоге финансовые показатели компании и за 2017 год, и за первую половину этого года сильно улучшились», — рассказал «Эксперту» директор Совета производителей энергии Дмитрий Вологжанин.

Подтверждают совместную работу бизнеса и регионов и представители власти. Главы администрации Липецкой области Олег Королев считает, что высокая оценка показателей теплоснабжения Липецка — это результат скоординированной работы администрации Липецкой области, областного центра региона и ПАО «Квадра. «Честные партнерские отношения стали основой для взаимодействия властей и энергетиков. В результате мы видим планомерную модернизацию липецкого теплоэнергетического комплекса», — говорит Олег Королев.

Губернатор Воронежской области Александр Гусев сообщил, что реализация трехстороннего соглашения правительства Воронежской области, администрации областного центра и ПАО «Квадра» о проведении согласованной экономической, технической и тарифной политики дает свои плоды. «Сейчас завершается работа по заключению соглашения с “Квадрой”, касающегося концессии МКП “Воронежтеплосеть”, что станет еще одним шагом к повышению эффективности и надежности теплоснабжения в Воронеже», — добавил губернатор.

 

 32-02.jpg ПРЕДОСТАВЛЕНО КОМПАНИЕЙ «Т ПЛЮС»
ПРЕДОСТАВЛЕНО КОМПАНИЕЙ «Т ПЛЮС»

Схема, увязка, ИТП

В очередном рейтинге Минэнерго обращает внимание на следующие ключевые тренды.

Во-первых, наблюдается корреляция между установкой приборов учета и установкой индивидуальных тепловых пунктов (ИТП). «Чем выше процент потребителей, у которых установлены приборы учета, тем более системная работа начинает вестись по установке ИТП. Такая ситуация подтверждает корректность госполитики, направленной на повсеместное внедрение ИТП. Жители, получая опцию подсчета своего потребления тепла, сразу резко задумываются о его эффективном использовании: установка ИТП позволяет экономить до 30 процентов теплоносителя», — сообщили «Эксперту» в Минэнерго.

Второй мощный тренд: актуализации схем теплоснабжения до сих пор уделяется крайне мало внимания. «Но корреляция между актуальностью схем теплоснабжения и непосредственно техническими параметрами сетей, к сожалению, пока очень низкая, если не сказать, что она вообще отсутствует», — говорят в Минэнерго. Кстати, тут тоже интересен пример Татарстана, который вообще не работает над актуализацией схем теплоснабжения на муниципальном уровне, а полностью координирует процессы на уровне региона, добиваясь впечатляющих результатов. Если бы Татарстан актуализировал схемы, то занял бы первое место в рейтинге с очень большим отрывом. Дело в том, что схема теплоснабжения имеет большое стратегическое значение.

«Сводные энергобалансы в региональных схемах развития электроэнергетики часто составлены с ошибками. Проблема сейчас остается на уровне стыковки электро- и теплоузла, здесь беда во многих городах. В стране нужна единая сбалансированная политика энергообеспечения пространственного развития, — говорит Евгений Гашо. — Второй этап, более сложный, — увязка тепловых и электрических схем. Из кустовых региональных или макрорегиональных балансов вырисовываются контуры необходимых источников и энергосистем в увязке тепло- и электронагрузок. Из региональных и макрорегиональных балансов видно оптимальную структуру по всей стране на перспективу — сколько где нужно АЭС, сколько газотурбинных установок, парогазовых, сколько ТЭЦ и “распределенки”. Сюда же надо встраивать и новые источники тепла, и топливные элементы, и тригенерацию, и конденсационные котлы».

Еще один показатель, влияющий на рейтинг региона, — доля открытых систем теплоснабжения. До сих пор во многих крупных городах, таких как Санкт-Петербург, Екатеринбург, Липецк, Красноярск, Самара, Ульяновск, Саратов, действует «открытая» система теплоснабжения — когда горячая вода, подогретая на ТЭЦ, используется не только в батареях, но и на нужды горячего водоснабжения. Качество этой воды, естественно, вызывает нарекания, и по закону до 2022 года от таких схем необходимо уйти, но работы по переводу открытой системы водоснабжения в закрытую ведутся лишь в единичных случаях.

По словам Антона Инюцына, рейтинг — результат комплексной работы, попытка собрать информацию о лучших практиках, дать возможность ознакомиться с состоянием дел в наших регионах и сравнить с показателями соседей. «Мы открыты к любым предложениям по совершенствованию рейтинга. Но главное, что мы не изменим, — наше пристальное внимание к эффективности и качеству теплоснабжения, обеспечению информационной открытости и стимулированию развития отрасли», — говорит замминистра.

У партнеров

    «Эксперт»
    №40 (1091) 1 октября 2018
    Второе дыхание Новосибирска
    Содержание:
    Академгородок. Перезагрузка

    Новосибирск как центр развития науки будет перезапущен. В нем будет реализовано три мощнейших проекта и еще 22 «обыкновенных». Планируемая общая стоимость — примерно полтриллиона рублей. За настоящий прорыв. Всего

    Специальный доклад
    Наука и технологии
    Реклама