Помогите росту

Специальный проект
Москва, 22.10.2018
«Эксперт» №43 (1094)
Промышленные предприятия высоко оценили налоговые оазисы и нефискальные меры поддержки, которые были предложены властями и поначалу даже вызывали скепсис. Теперь важно поддержать наметившийся рост производства, ответив на системные вызовы

ИЗ АРХИВА АО ОЭЗ

В последние два года частный бизнес «голосует ногами», смело направляясь туда, где чиновники создают для него привлекательные условия и, самое главное, гарантируют неизменность правил игры. Если вынести за скобки проект Свободного порта Владивосток (СПВ) как пока что географически ограниченную инициативу, то можно выделить три ведущих инструмента стимулирования промпроизводства: индустриальные парки, территории опережающего развития и особые экономические зоны.

Парки расцветают

Индустриальный парк (ИП) представляет собой обособленную территорию, предназначенную для размещения на ней производственных мощностей, с подготовленной транспортной и инженерной инфраструктурой. Она администрируется специальной управляющей компанией (УК), которая отвечает за все земельные и инженерные работы, а также за поиск и размещение резидентов — производственных, сервисных и логистических компаний.

Первые индустриальные парки появились в России более десяти лет назад, но лишь недавно, в 2015 году, правительство решило упорядочить их деятельность, введя ГОСТ «Индустриальные парки. Требования». Он предусматривает условия (в частности, по размеру и обеспеченности энергоресурсами), соответствие которым позволяет площадке претендовать на этот статус.

Региональные власти имеют право предоставлять УК и резидентам налоговые преференции, пусть пока в весьма ограниченном объеме. Например, в Московской области они получают скидки по налогу на прибыль в размере 4,5% и на имущество — в зависимости от объема инвестиций и сферы деятельности. В Смоленской области УК и резиденты платят только 13,5% налога на прибыль в части, подлежащей зачислению в региональный бюджет, и освобождаются от транспортного налога и налога на имущество на срок до десяти лет. В большинстве субъектов РФ придерживаются похожих рамок.

В стране сейчас насчитывается более 175 парков, в которых работают 2725 компаний. Общий размер средств, вложенных резидентами, уже превышает сто миллиардов рублей, из них три четверти связаны с частным капиталом. Если же подсчитывать все инвестиции, в том числе направленные на обустройство промышленных «оазисов», то сумма приближается к 1,14 трлн рублей.

В реестр Министерства промышленности и торговли (туда входят пока не все парки) включено 130 действующих и 60 строящихся площадок с 2500 предприятиями. Как показывает статистика, напряженная геополитическая обстановка вовсе не помеха международной промышленной кооперации: около 300 из упомянутых выше 2500 компаний имеют иностранные корни. Больше половины зарубежных вложений приходится на пять стран — США, Турцию, Японию, Германию и Австрию.

По подсчетам Минпромторга, всего за пять лет, с 2012-го по 2017-й, количество промышленных площадок выросло в два с половиной раза, и это несмотря на весьма непростую экономическую обстановку, волатильность валютных курсов и снижение доходов населения.

Столь позитивная динамика отчасти объясняется тем, что государство пять лет назад запустило меры системной поддержки как управляющих компаний, так и резидентов индустриальных парков. Среди прочего речь идет о субсидировании процентной ставки по кредитам, возмещении затрат на инфраструктуру, программах поддержки малого бизнеса.

В 2018 году на фоне общего уменьшения объема субсидий, выделяемых правительством в рамках различных программ стимулирования экономики, Министерство экономического развития все же нашло 826 млн рублей на индустриальные парки, предоставляющие площадки малым и средним предприятиям.

Оказание государственной помощи будет не только продолжено, но и расширено. Обсуждается механизм компенсации затрат на инфраструктуру не только государственным, но также частным индустриальным паркам и особым экономическим зонам.

Не менее важна и административная поддержка, которая выражается в упрощении регулирования и уменьшении бюрократического давления на бизнес. Весной нынешнего года правительство РФ выпустило постановление, которое облегчает деятельность управляющих компаний. Документ предусматривает ряд послаблений, внесенных по инициативе Ассоциации индустриальных парков (АИП). В их числе смягчение требований к предоставляемым для аккредитации документам, продление срока действия аккредитации с трех до пяти лет и т. п. Введен и ряд корректировок, уменьшающих бумажную волокиту и снимающих во многом искусственные препоны. Например, в случае непредоставления выписки из Единого государственного реестра недвижимости, а также кадастровой выписки об объекте недвижимости Минпромторг теперь будет запрашивать их самостоятельно. Кроме того, появилась возможность приобретения юридическим лицом статуса резидента парка на основании договора купли-продажи земельного участка или объектов промышленной инфраструктуры у другого юридического лица при соблюдении ряда условий.

Финансовая и материальная поддержка тем более важна в ситуации, когда частным бизнесом сама модель индустриального парка пока воспринимается как нечто новое, а его услуги — как неоправданно дорогие или и вовсе ненужные (см. интервью с директором по коммерческой недвижимости АО «ЮИТ Санкт-Петербург» Максимом Соболевым). Средняя заполняемость ИП находится на уровне 56%, хотя в последние годы она устойчиво растет (см. график) и даже, по прогнозу, достигнет к концу года 60%.

 

ОЭЗ «Санкт-Петербург» 116-02.jpg ИЗ АРХИВА АО ОЭЗ
ОЭЗ «Санкт-Петербург»
ИЗ АРХИВА АО ОЭЗ

Зовите малый бизнес

Резервы роста спроса на услуги ИП лежат не только в снижении бюрократических барьеров и компенсации затрат частного бизнеса на инфраструктуру, но и в расширении потенциальной клиентуры промышленных площадок. Причем это расширение происходит уже как бы по само по себе — в последнее время все большее внимание к паркам проявляет малый бизнес.

Специалисты АИП подсчитали, что за последние месяцы почти половина запросов на подбор площадки, поступивших в организацию от инвесторов, пришлась на малые форматы — аренду готового помещения площадью всего несколько сотен метров. Все большую популярность приобретает тип размещения light industrial, который предполагает мелкую нарезку производственной площадки на участки от 500 до 2500 кв. м.

Спрос со стороны малого бизнеса остается во многом неудовлетворенным, поскольку ИП активно готовились к приему больших компаний. Но, похоже, предложение все же постепенно начинает двигаться вслед за спросом в ответ на изменение его структуры. Так, власти Воронежской области приняли решение немного переформатировать парк «Масловский», выделив отдельные зоны под малый и средний бизнес, а заодно снизив финансовый порог для резидентов.

Еще одна обращающая на себя внимание тенденция — расцвет агропромышленных парков (АПП): тех же самых индустриальных парков, но с акцентом на выпуск продуктов питания и обслуживание сельскохозяйственного производства. Появились такие площадки довольно давно, но лишь в 2018 году обзавелись отдельным ГОСТом, принятие которого не только упорядочило, но и облегчило их функционирование. Дело в том, что ранее АПП юридически имели права «обычных» индустриальных парков, что не позволяло им владеть землями сельскохозяйственного назначения. Теперь же в их состав могут входить земли, пригодные для земледелия (правда, с ограничением — не более четверти всей площади).

Впрочем, Илья Березнюк, управляющий партнер консалтингового агентства Agro & Food Communications, обращает внимание, что пока «реальных агропарков, которые уже полноценно функционируют, не очень много, если сравнивать с тем количеством, которое изначально планировалось девелоперами». По его словам, «срок окупаемости у таких инвестиционных площадок достаточно большой».

Перспективы дальнейшего развития ИП лежат скорее не в материальной, а в административной сфере и зависят от преодоления дефицита трудовых ресурсов.

АИП в диалоге с властями концентрирует внимание на ряде ключевых проблем, которые требуют решения. Речь идет о том, чтобы дать управляющим компаниям больше полномочий по ведению инвестиционной и градостроительной деятельности, предоставить региональным властям возможность устанавливать льготы для УК и резидентов по налогам на прибыль, имущество и землю, а также совершенствовать законодательство в части взаимодействия УК с монополистами — поставщиками энергоресурсов и коммунальных услуг.

В отношении АПП инвесторы настаивают, что необходимо увеличить допустимую долю сельскохозяйственных земель с нынешних 25 до 50% и упорядочить классификацию видов экономической деятельности, разрешенных на таких землях. 

ТОР оказался уместен

Территория опережающего развития (ТОР) или территория опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР) — административный район в составе субъекта федерации, например моногород, в котором действуют значительные послабления для инвесторов.

Согласно федеральным законодательным актам, принятым в конце 2014 года, резиденты получают льготы по налогам на прибыль, землю, имущество, а также по взносам в Пенсионный фонд, Фонд социального страхования и Фонд обязательного медицинского страхования (или освобождаются от них на определенный период). Так, в течение первых пяти лет резидентства федеральная часть ставки по налогу на прибыль составляет ноль процентов, в последующие пять лет — 12%, по налогу на землю (устанавливается администрацией муниципального образования) — ноль процентов. Кроме того, есть и нефинансовое стимулирование, в частности возможность привлекать иностранную рабочую силу сверх квот, возможность создать свободную таможенную зону. Инвестор получает для реализации своего проекта готовый участок, а все вопросы решает с властями с помощью режима «одного окна».

Первые ТОР появились в 2015 году на Дальнем Востоке, для развития которого они, собственно, и задумывались. За три года в регионе образовано 18 таких территорий, которые охватывают почти все регионы Дальневосточного федерального округа, кроме Магаданской области. С учетом времени, необходимого для инженерной подготовки площадок, поиска инвесторов и проведения с ними договорной работы, промежуточные результаты можно назвать впечатляющими. По данным АО «Корпорация развития Дальнего Востока» (КРДВ), количество резидентов ТОР достигло 314, сумма инвестиций по соглашениям составляет 2,3 трлн рублей, из них 221,6 млрд уже вложены. В эксплуатацию запущено 60 предприятий, еще 80 резидентов выполняют проектно-изыскательские работы.

Большинство инвесторов реализуют проекты в сфере сельского хозяйства, добычи полезных ископаемых, обрабатывающего производства, выпуска продуктов питания, деревообработки, машиностроения, металлургии, судостроения и судоремонта. Есть и специализированные непромышленные территории, такие как ТОР «Горный воздух» (Сахалин), сфокусированная на проектах в области спорта, отдыха и туризма.

На макроэкономическом уровне функционирование ТОР тоже принесло заметные результаты. В материалах Минпромторга отмечается, что прошлом году рост производства в обрабатывающей промышленности ДФО составил по отношению к 2016 году семь процентов. На округ в том же 2017 году пришлось 30% всех иностранных инвестиций в Россию. Еще пять лет назад этот показатель составлял лишь два процента.

Возможно, желающих открыть бизнес в «оазисе» было бы больше, если бы не мифы, которые сложились вокруг этого механизма. «Самый распространенный миф — сложность получения статуса резидента ТОР и Свободного порта Владивосток, — считают в КРДВ. — На самом деле это не так. В настоящее время действует электронный онлайн-сервис подачи заявки и подготовки бизнес-плана и финансовой модели на сайте корпорации. Инвестор со своего компьютера вносит данные проекта в информационные окна в разделе “Стать резидентом”, а программа сама рассчитывает бизнес-план, формирует заявку и отправляет их на обработку. Решение о присвоении статуса выносится в течение 15 дней, и за проектом закрепляется персональный менеджер». Новый цифровой формат работы получает все большее распространение среди потенциальных инвесторов. Услуга эта бесплатная. Корпорация не сотрудничает в этом ни с какими специализированными и консалтинговыми организациями, предпочитая взаимодействовать с бизнесом напрямую.

Бизнес, который вошел в ТОР, подсчитывает прибыль. Константин Лашкевич, президент холдинга RFP Group, управляющего двумя заводами по выпуску шпона и пиломатериалов и строящего еще один, по производству топливных брикетов (все они находятся в ТОР), отмечает, что экономия его компании на льготах с 2016 года составила 262 млн рублей. Львиная доля этой суммы, 161 млн рублей, пришлась на страховые взносы, еще 22 млн рублей принесла льгота по налогу на прибыль, 78 млн рублей — льгота по налогу на имущество. «Это довольно большая выгода, что повышает эффективность наших инвестиций», — признает Константин Лашкевич, добавляя, что статус резидента ТОР облегчает взаимодействие с чиновниками и финансовыми кругами: «У нас прямой диалог с властями, мы можем выходить с проблемными вопросами и инициативами на аппарат правительства РФ или Министерство по развитию Дальнего Востока. Хорошая динамика финансовых показателей, в том числе благодаря льготам, повышает наш рейтинг у банков, что недавно помогло нам рефинансировать кредит и снизить долговую нагрузку на бизнес».

Госзащита инвесторов от… государства

У системы территорий опережающего развития, по крайней мере в том варианте, который сегодня реализуется на Дальнем Востоке, есть один очень интересный инструмент: КРДВ имеет право защищать интересы своих резидентов в суде, оспаривая те или иные решения государственных органов.

По результатам первого полугодия 2018 года КРДВ участвовала в восьми судебных делах в защиту резидентов ТОР. Она намерена оградить компании, работающие в ТОР, от чрезмерного внимания контролеров и регуляторов. Вице-премьер — полпред президента в ДФО Юрий Трутнев, стоявший у истоков и СПВ, и территорий опережающего развития, неоднократно высказывался по поводу бюрократических препон. По его словам, административное давление на бизнес на Дальнем Востоке в два с половиной раза превышает общероссийские показатели, а значит, снизить его надо втрое. В «список Трутнева» (наиболее активные контролирующие органы, которые осложняют жизнь инвесторам) вошли Федеральная налоговая служба, Роспотребнадзор и Россельхознадзор. Как считает вице-премьер, требуется ограничить сроки контрольно-надзорных мероприятий, а количество внеплановых проверок лимитировать 30% от количества плановых. И еще одно весьма радикальное предложение: если инспекция не нашла никаких нарушений, проверяющие органы должны нести ответственность за свои действия.

Похоже, активная позиция полпреда возымела действие на контролеров. Генеральный прокурор Юрий Чайка, выступая в этом году на Восточном экономическом форуме, заявил: в регионе «допускается меньше всего нарушений» по сравнению с другими федеральными округами.

Кроме того, инвесторы застрахованы от самой, возможно, главной беды, с которой сталкивается бизнес в России, — частой смены правил игры. В августе 2018 года в Налоговый кодекс были внесены поправки, которые эксперты окрестили «дедушкиной оговоркой», предусматривающей, что фискальные условия деятельности резидентов ТОР и Свободного порта Владивосток не могут быть ухудшены в течение как минимум десяти лет после получения соответствующего статуса. Поправки вступят в силу с начала 2019 года, но способствовать усилению интереса к новым механизмам стимулирования роста они начали уже сейчас.

Среди других мер поддержки стоит также упомянуть введение с 1 января 2019 года субсидирования из средств федерального бюджета процентной ставки по кредитам.

Дальнейшее развитие системы ТОР связано не только с «заселением» территорий и окончанием работ по обустройству инфраструктуры, но и с расширением льготного режима. Сейчас обсуждаются поправки в законодательство, принятие которых сделает возможным включение в состав ТОР водных объектов. Это необходимо для того, чтобы распространить льготы, например, на морские терминалы, суда и экипажи. Константин Лашкевич хотел бы, чтобы режим охватывал всю производственную цепочку, а именно лесозаготовку, а не только переработку древесины. Соответствующее предложение, сказал он, уже направлено регуляторам.

Весной нынешнего года правительство выпустило постановление об образовании новых ТОСЭР более чем в двух десятках небольших моногородов по всей стране помимо ДФО — от Архангельской области до Иркутской. По каждой территории прописаны целевые параметры, которых надо достичь: перечень проектов для реализации, количество создаваемых рабочих мест и размер инвестиций.

ОЭЗ «Бирюзовая Катунь» 116-06.jpg ФОТО ИЗ АРХИВА АО ОЭЗ
ОЭЗ «Бирюзовая Катунь»
ФОТО ИЗ АРХИВА АО ОЭЗ

ОЭЗ все-таки оправдали доверие

Когда в 2016 году президент России Владимир Путин наложил мораторий на создание в стране новых особых экономических зон, многие эксперты сочли, что данный «жанр» промышленной политики более не актуален. Для этого были основания — многие текущие проекты оказались далеки от достижения желаемых показателей. Но существовали и оптимисты, утверждавшие, что зонам надо дать чуть больше времени, чтобы они себя показали, а заодно не затягивать с передачей полномочий по их управлению с федерального уровня на региональный, ведь регионы и больше заинтересованы в успехе ОЭЗ на своей территории, и более оперативны в принятии решений.

Оптимисты в итоге победили: в этом году мораторий был снят, не в последнюю очередь под давлением губернаторов, которые увидели, что инвесторы, прежде всего промышленные компании, охотно размещают в зонах производства, что приводит к созданию новых рабочих мест, а местные бюджеты получают неплохую отдачу. В 2017 году было зарегистрировано 146 новых резидентов, из них 23 иностранных, что на 68% превысило плановые показатели Минэкономразвития. Количество новых рабочих мест за этот же период составило 6048 (плюс 37% к плану). Выручка от продаж товаров и услуг превысила 156 млрд рублей, в два раза больше плана. Одним словом, местным начальникам есть за что побороться.

В настоящее время в России работают 25 ОЭЗ четырех типов: промышленно-производственного (девять), технико-внедренческого (шесть), портового (одна) и туристско-рекреационного (девять).

В типовом варианте резидентам предоставляются льготы по налогам на прибыль, транспорт, землю, имущество, добавленную стоимость, таможенным пошлинам, а также бесплатные подготовленные для начала производства участки, получить которые можно без торгов. По сути, все, что надо сделать инвестору, — доказать состоятельность своего проекта, его эффективность для экономики и, получив одобрение экспертного совета той или иной зоны, приступить к возведению производственных мощностей и непосредственно к выпуску продукции. В качестве примера можно привести технико-внедренческую зону «Дубна», резиденты которой платят по нулевым ставкам налог на прибыль (первые восемь лет), имущество (десять лет), освобождаются от таможенных пошлин и НДС на ввезенное оборудование, от уплаты в течение пяти лет транспортного и земельного налогов. Страховые взносы для них снижены с 30 до 14%.

ОЭЗ «Дубна» 116-08.jpg ФОТО ИЗ АРХИВА АО ОЭЗ
ОЭЗ «Дубна»
ФОТО ИЗ АРХИВА АО ОЭЗ

Интересные тенденции

Оставив за скобками туристско-рекреационные зоны, которые по большей части пока что выполняют социальную функцию (см. интервью с заместителем генерального директора АО «Особые экономические зоны» Дмитрием Голосовым, стр. ???), и портовую, которая, в общем-то, особой спецификой не отличается, обратим внимание на ключевые тенденции в промышленных и научных ОЭЗ.

В заявлениях управляющих зонами компаний и в отчетах регулятора, посвященных запуску новых производств, часто встречается слово «импортозамещение», начинают проскальзывать и амбициозные фразы о «развитии экспортного потенциала» и «освоении внешних рынков». Говорить, что российские промышленники получают крепкий тыл в виде государственной поддержки и теперь набрались сил, чтобы конкурировать за рубежом в сегментах, в которых их до этого не было, пока рано, но не исключено, что через несколько лет это уже станет общим местом. По крайней мере, поводов надеяться на это, все больше: от кардиофлешки компании «Нордавинд» (ОЭЗ «Дубна»), которая позволяет пользователю самостоятельно фиксировать показатели деятельности сердца и отправлять их врачу, до первого в истории современной России строящегося круизного лайнера «Петр Великий» (ОЭЗ «Лотос»), интерес к которому проявляют потенциальные покупатели из Ирана. К слову, в «Лотосе», по словам Сергея Милушкина, генерального директора этой промышленно-производственной зоны, расположенной в Астрахани, почти все резиденты нацелены на внешние рынки, в первую очередь соседних прикаспийских государств. В ОЭЗ «Тольятти» подсчитали, что на экспорт отправляется примерно треть всей выпускаемой здесь продукции. Американская компания 3М так и вовсе переносит в «Алабугу» часть производства химических продуктов из Великобритании, которые будут поставляться в адрес не только российских, но и зарубежных потребителей.

Среди других интересных тенденций стоит отметить появление среди резидентов отечественных высокотехнологических компаний, причем не только в технико-внедренческих зонах, где им и положено быть по профилю, но и в промышленно-производственных. Цифровая экономика потихоньку делает заявку на тот самый пресловутый технологический прорыв, о котором так много говорят.

Зона «Моглино» (Псковская область) в октябре 2018 года, к примеру, одобрила два высокотехнологических проекта. Первый из них предполагает производство оборудования для майнинга криптовалют, то есть выход на рынок не только новый и перспективный, но и «высоколобый» и, к слову, уже весьма и весьма конкурентный. Вторая инициатива предполагает выпуск энергетического оборудования, в частности автономных модулей жизнеобеспечения, создаваемых на основе прорывных научных разработок.

Алло, мы ищем инженеров!

Мощный рывок, который совершают особые экономические зоны, упирается в крепкий барьер — недостаток современной рабочей силы. Под словом «современной» подразумеваются вполне конкретные вещи, продиктованные текущей конфигурацией технологического уклада, при котором на предприятии с миллиардными оборотами может работать всего несколько десятков человек. При общем уменьшении потребности в персонале становятся жестче требования к его качествам, в первую очередь к уровню подготовки. Инженер и высококвалифицированный рабочий должны в силу специфики оборудования, на котором им предстоит трудиться или его обслуживать, обладать широкими знаниями и навыками, выходящими далеко за пределы узкого образовательного стандарта, принятого в рамках российской высшей школы. Инженер в определенной степени выполняет также функции менеджера и рабочего и каждые два-три года садится на несколько недель за парту. Немаловажны и так называемые soft skills — от умения работать в команде до ориентации на конечный результат, а не на процесс и красивую отчетность.

И с hard skills, и с soft skills в России пока беда, за исключением, возможно, наукоградов.

Решение проблемы лежит как в развитии компаниями-резидентами собственных образовательных центров, так и в более плотном взаимодействии с системой образования. В Татарстане, на территории которого работает несколько зон, на базе колледжей и техникумов развивается сеть так называемых ресурсных центров, обеспеченных современными учебными классами и оборудованием для подготовки «синих воротничков». Компания Kastamonu, один из резидентов ОЭЗ «Алабуга», финансирует получение своими работниками высшего образования, в том числе второго. В ОЭЗ «Моглино» скооперировались с Псковским государственным университетом, на базе которого некоторое время назад был создан Институт непрерывного образования. Его основная задача — подготовка кадров именно для особой экономической зоны. ОЭЗ «Дубна» также начала сотрудничество с учебными заведениями, в том числе взяла шефство над двумя гимназиями. Школьников водят в «Дубну» на экскурсии, резиденты демонстрируют им свои проекты, а заодно и перспективы трудоустройства.

Подобных примеров немало, и они свидетельствуют, что проблема дефицита кадровых ресурсов уже активно решается. Однако если учесть, что как минимум восемь регионов после снятия моратория стоят в очереди со своими заявками на создание ОЭЗ, точечных усилий управляющих компаний и самих резидентов, скорее всего, будет недостаточно. Промышленный рост в ОЭЗ, ТОР и индустриальных парках очевиден, теперь важно его вовремя поддержать.

«Главное — чтобы все были счастливы»

Управляющий партнер особой экономической зоны «Ступино Квадрат» Екатерина Евдокимова поясняет простой и эффективный подход ОЭЗ к работе

— Как можно описать концепцию «Ступино Квадрат»? В чем ее отличие от других ОЭЗ?

— ОЭЗ «Ступино Квадрат» — это пространство для единомышленников, где всем соседям легко и приятно заниматься своим делом. Восьмого августа 2015 года правительство РФ приняло постановление о создании особой экономической зоны на территории нашего промышленного округа, после чего сложились условия для развития производственной деятельности, которых до этого в стране не было.

Будущие резиденты покупают земельные участки с готовой инфраструктурой, получая в собственность актив, на котором сразу можно строить. Они получают и все льготы ОЭЗ — практически нулевые налоги и таможенные сборы. Государство предоставляет резидентам гарантии от неблагоприятного изменения законодательства и произвольных проверок государственных органов. Ежегодная экономия на налогах составляет в зависимости от профиля компании от 50 миллионов до 200 миллионов рублей.

Любой резидент на площадке своего завода может создать зону таможенного контроля и не платить таможенные пошлины и НДС на все оборудование, материалы, компоненты и сырье, ввозимые на его территорию.

— Что сейчас важнее всего для инвестора?

— Для инвестора сегодня очень важны сроки реализации его проекта. Полная поддержка со стороны правительства, отсутствие бюрократических задержек, команда профессионалов, а также грамотное планирование всех этапов строительства позволяют нам реализовывать проекты менее чем за год.

Мы предоставили нашим инвесторам возможность делать то, что они умеют делать хорошо: производить и продавать свою продукцию, — а все остальное решили взять на себя. Сейчас мы оказываем широкий спектр услуг: проведение тендеров на выбор подрядчиков, сопровождение строительства «под ключ», поддержка при получении разрешений и согласований, возведение готового здания, железнодорожной ветки, юридическое и налоговое обслуживание, поиск персонала и размещение сотрудников.

— Если речь зашла о сотрудниках, есть ли какие-то привлекательные моменты и для них?

— Мы построили экогород Новое Ступино, в котором приятно и комфортно жить сотрудникам предприятий. Здесь предусмотрено жилье как для «белых воротничков» — таунхаусы и коттеджи, так и для рядовых работников — дуплексы и трехэтажные многоквартирные дома. Мы развиваем нашу ОЭЗ под брендом «Территория счастья». Концепция эта проста: нужно сделать так, чтобы все, кто здесь находится, был счастлив. И это работает!

«Риски инвестора берем на себя»

На примере расположенного в Ленинградской области, прямо под Санкт-Петербургом, индустриального парка Greenstate (принадлежит финскому застройщику YIT) можно сказать, что ставка на гарантированное присоединение к инженерным сетям и быстрое возведение объектов складской и индустриальной недвижимости себя оправдала. Комментирует директор по коммерческой недвижимости YIT Максим Соболев.

— В чем заключается концепция Greenstate?

— Greenstate — классический индустриальный парк, мы предлагаем земельные участки с полным подключением к инженерным сетям для производственных и складских предприятий. Кроме того, возможны и проекты формата built-to-suite, то есть мы берем на себя и строительство производственных помещений в соответствии с требованиями резидента, и продаем или сдаем их ему в аренду.

Среди других наших преимуществ можно назвать удобное расположение: всего полтора километра до Кольцевой автодороги Петербурга, быстрый выезд на федеральные трассы, всего полчаса до Большого морского порта; кроме того, мы размещаем предприятия до третьего класса санитарной опасности включительно, что редкость для площадок, расположенных в Петербурге и окрестностях.

Следует также отметить, что Ленинградская область очень гибко подходит к потребностям инвесторов, предлагая соответствующие решения.

— Как можно оценить востребованность Greenstate?

— Мы работаем уже более десяти лет. В 2018 году заключили две сделки, теперь у нас 17 резидентов. Ежегодно мы получаем более двухсот запросов от потенциальных клиентов. Сейчас предлагаем участки как на продажу, так и в аренду с последующим выкупом (последний вариант доступен для участков от трех с половиной гектаров). Таким клиентам площадка сдается в аренду на период изыскательских работ и проектирования, до получения разрешения на строительство. Стоимость аренды затем вычитается из стоимости участка при покупке.

— Как можно объяснить тот факт, что при всей привлекательности концепции индустриальных парков заполняемость подобных объектов в среднем по России всего 50 процентов?

— Хочу отметить, что наш индустриальный парк заполнен более чем на 70 процентов. Тем не менее я могу объяснить ситуацию. Я часто езжу на работу мимо складов, которые были построены на отдельных участках, где стоимость земли раза в три ниже, чем, допустим, в Greenstate. Многие такие объекты до сих пор не введены в эксплуатацию, а какие-то не будут введены вовсе. Инвесторы хотели сэкономить, купили «участок в поле рядом с дорогой», но недостаточно проработали вопросы подключения к инженерным сетям. А потом оказывается, что присоединение к каким-то сетям либо невозможно, либо может быть произведено после дорогостоящей реконструкции имеющихся сетей. Я думаю, что со временем такие инвесторы все же обратят внимание на индустриальные парки, на территории которых можно в безрисковом режиме запустить свой проект за один, два или два с половиной года в зависимости от сложности производства. Наша более чем десятилетняя работа и имена резидентов, среди которых мировые бренды Siemens, Ponsse, Atria, говорят сами за себя.

Здание как на ладони

Компания «АДМ Партнершип» использует в проектировании современную технологию BIM-моделирования, которая позволяет серьезно сэкономить время и деньги инвестора на этапе строительства и эксплуатации объекта.

Вы перемещаетесь по зданию, словно в компьютерной игре: спускаетесь по лестницам, открываете двери в помещения, выбираете объекты и видите их параметры — стоимость, объем, особенности монтажа и комплектацию, материалы и многое другое. В любой момент можно отобразить или скрыть части здания — инженерные системы, отделку или конструкции, чтобы изучить остальные без помех.

Море данных в удобном виде

То, что вы видите на экране, — цифровой проект здания, выполненный по технологии BIM (Building Information Modelling — информационное моделирование зданий). По этой технологии создается трехмерная виртуальная копия, в которой возможно запроектировать даже самые мелкие узлы, оценить стоимость и рентабельность будущего здания и смоделировать процесс его строительства и эксплуатации.

В чем основные преимущества BIM по сравнению c «плоским» проектированием?

При информационном моделировании прототип здания состоит из компонентов с определенной функцией: стены, окна, двери, оборудование, несущие колонны и т. п., а при обычном двумерном — из линий и текста на плоских чертежах. Более того, каждый компонент BIM-модели может содержать массу характеристик, важных и для проектировщика, и для строителя, и для инвестора. Фактически информационная модель здания — это база данных, из которой можно в удобном трехмерном и табличном виде получать данные о проектных решениях, конечном облике объекта, технологиях его возведения и эксплуатации.

Трехмерное отображение компонентов модели сильно облегчает увязку технических решений еще на стадии проектирования и позволяет избежать в ходе строительства массы коллизий, которые трудно выявить при работе с обычными плоскими чертежами. Кроме того, при внесении изменений в проект не требуется ручного изменения всех листов чертежей — планы, разрезы и узлы автоматически изменят свой вид. Экономия времени и средств заказчика достигается не только за счет заблаговременного устранения коллизий, но и оптимизации всего процесса возведения здания. На основе информационных моделей зданий возможно планирование процесса строительства, сокращение количества привлеченной техники за счет ее рационального использования и оптимальное зонирование участка, при котором исключаются избыточное перемещение и длительное хранение материалов.

«Точное планирование расхода материалов дает экономию в среднем 30 процентов на этапе строительства, десять процентов экономится за счет уменьшения количества коллизий и оперативного их разрешения», — говорит BIM-менеджер компании «АДМ Партнершип» Михаил Скобелев.

Важно и то, что за последние три года разработчики ПО для BIM сделали большой шаг навстречу пользователям-непроектировщикам: любой инвестор, сметчик, эксперт или менеджер по продажам может открыть модель на своем смартфоне или ноутбуке через браузер, оставить замечания остальным участникам проекта и получить от них необходимую информацию или обновление модели в кратчайший срок.

Цифровой паспорт здания

После завершения строительства заказчик может использовать BIM-модель для эффективной эксплуатации объекта как цифровой или электронный паспорт здания, который содержит данные обо всех его элементах.

«Сама технология BIM-моделирования была придумана для сбора информации по эксплуатации. Именно на этом этапе жизненного цикла проекта достигается наибольшая экономия. Если из строя выходит какое-либо оборудование, то у обслуживающего здание инженера есть вся информация о том, что именно нужно заменить, какие ресурсы потребуется привлечь, когда и кем монтировалось оборудование и последний раз обслуживалось», — поясняет генеральный директор компании «АДМ Партнершип» Ольга Антипова. На основе BIM-модели можно также принимать решения о распределении производственных или арендных площадей, учитывать информацию о микроклимате и другие характеристики помещений.

BIM-моделирование все чаще встречается в перечне требований тендерной документации. И хотя в первую очередь на эту перспективную технологию обратили внимание частные инвесторы, в ближайшем будущем она станет обязательной для муниципальных и государственных заказов.

Иван Ступаченко

Перенять лучшее

Нынешние экономические вызовы, во многом связанные как с геополитической ситуацией, так и с изменением конъюнктуры на мировых рынках, заставляют ОЭЗ искать новые способы привлечения резидентов. Можно сказать, что им приходится быть еще более клиентоориентированными и гибкими в учете потребностей как уже имеющихся, так и потенциальных инвесторов.

Не исключение и особая экономическая зона «Тольятти», которая за последний год серьезно активизировала инфраструктурное развитие и вводит новые форматы сотрудничества с инвесторами. В ОЭЗ «Тольятти» активно перенимают лучшие практики, чтобы обеспечить резидентам условия для максимально комфортной работы

В поисках оптимальных схем взаимодействия

В ближайших планах ОЭЗ «Тольятти» — строительство готовых производственных помещений площадью около 50 тыс. кв. м, которые будут предлагаться компаниям в аренду.

— Мы видим, что сегодня большинство производителей предпочитают не вкладывать деньги в строительство, а сосредоточиться на своей основной компетенции — выпуске продукции высокого качества. Они готовы взять в аренду уже готовые корпуса, обеспеченные всеми необходимыми инженерными сетями и коммуникациями. Это наша ключевая задача — сделать условия для инвесторов максимально комфортными и постоянно о них заботиться, — рассказывает генеральный директор АО «ОЭЗ ППТ “Тольятти”» Сергей Андреев. Он поясняет, что интерес к подобному формату часто проявляют иностранные компании, которые в силу тех или иных причин не могут решиться на то, чтобы вкладываться в строительство собственных мощностей, а вот арендовать их вполне могут, поскольку это позволит минимизировать риски, связанные со строительством, а также значительно ускорить процесс локализации.

Построить производственные корпуса планируется в течение 2019–2020 годов. Предполагается, что сдавать их в аренду будут по рыночным ставкам, но вкупе со льготами, которые предоставляются резидентам ОЭЗ, налаживание здесь производства обойдется гораздо дешевле, чем за ее пределами. «Мы, разумеется, рассчитываем на долгосрочное сотрудничество, но вместе с тем демонстрируем гибкость в обсуждении условий», — говорит Сергей Андреев.

Если опираться на переговоры с потенциальными арендаторами, то уже сейчас просматривается спрос на готовые производственные помещения суммарной площадью более 90 тыс. кв. м.

Из стадии обсуждения в фазу действий переходит проект строительства железнодорожной ветки в ОЭЗ «Тольятти». Возведение подъездных путей станет мощным драйвером развития зоны, серьезно облегчит доставку оборудования и сырья и вывоз готовой продукции.

«У ОЭЗ “Тольятти” есть довольно большое количество потенциальных инвесторов, которым необходима железная дорога, готовые корпуса, чтобы прийти на площадку и без промедлений начать развиваться. Нам нужно оставаться конкурентоспособными, а потому мы хотим решать эти вопросы, для чего у нас есть необходимый инструментарий», — отметил Дмитрий Богданов, министр экономического развития и инвестиций Самарской области. 

Из других важных новостей стоит отметить решение правительства Самарской области о снижении ставок по ряду налогов, которые платят резиденты ОЭЗ «Тольятти», принятое летом нынешнего года. Так, ставка по налогу на прибыль в части, подлежащей зачислению в региональный бюджет, теперь составляет 0% (первые пять лет), 5% (шестой–десятый годы) и 13,5% после десятого года. Действие нулевой ставки по транспортному налогу увеличено с пяти до десяти лет. Кроме того, резиденты освобождены от уплаты налога на имущество (первые десять лет) и землю (пять лет). Оборудование, которое ввозится в ОЭЗ, не облагается таможенными пошлинами, так же как и продукция, отправляемая на экспорт. Немаловажно, что подключение ко всем коммуникациям новых производств осуществляется бесплатно.

Добро пожаловать в партнеры

ОЭЗ «Тольятти» образована в 2010 году в двух километрах от автомобильного гиганта АвтоВАЗа. Сам город Тольятти известен высоким качеством трудовых ресурсов. Местные учебные заведения ежегодно выпускают более 12 тыс. специалистов, причем преимущественно с хорошим техническим образованием.

На площади 660 га сейчас зарегистрирован 21 резидент из семи стран мира с заявленным объемом инвестиций около 24 млрд рублей, из которых почти 11 млрд уже вложены. Восемь компаний уже успешно выпускают продукцию на территории ОЭЗ, обеспечивая поставки не только в России, но и на экспорт.

«Мы создаем комфортные условия для самых разных предприятий. У нас уже успешно работают компании, ориентированные на автомобильную и химическую промышленность, фармацевтику, а также целлюлозно-бумажное производство», — рассказывает Сергей Андреев.

«Это отличный партнер для стартовых проектов в России, — говорит о своем опыте работе в ОЭЗ Эдуардо Руис де Олано Фернандес, генеральный директор ООО “Сие Аутомотив Рус”. — ОЭЗ обладает высоким уровнем инфраструктуры, включающей в себя технические и кадровые ресурсы, которые так необходимы резидентам на начальных этапах».

Иван Ступаченко

Ульяновская область: ставка на интеллект и комфорт для инвестора

В Ульяновской области сформирована система поддержки инвесторов, приоритетно оказывающая помощь высокотехнологичному производству и притягивающая все новых и новых резидентов

На перекрестке всех путей

При взгляде на список западных компаний, работающих в регионе, создается впечатление, что Ульяновская область стала одним из самых динамичных в стране центров промышленного развития. Объем инвестиций в основной капитал с 2005 по 2017 год вырос более чем в шесть раз, открыто свыше 100 новых производств, создано 15 тыс. новых рабочих мест. В регион за это время пришли зарубежные компании – DMG Mori, Schaeffler, Legrand, Nemak, MARS, Hempel, Efes, Takata, Bridgestone, Fortum, Vestas, Isuzu, Jokey Group, Quarzwerke, FM Logistic, Hilton и другие.

Такое положение дел говорит о том, что в Ульяновской области создана уникальная система поддержки инвестиций. По итогам международного рейтинга Doing Business in Russia 2012 Ульяновск занял первое место среди российских городов по условиям ведения бизнеса. А по результатам Национального рейтинга состояния инвестиционного климата в 2017 году область оказалась на десятой строчке и при этом оказалась первой по такому критически важному показателю, как снижение административного давления, став лидером по направлению «Регуляторная среда».

Это стало возможным во многом потому, что в Ульяновске была сформирована команда профессионалов и специальная структура, помогающая инвесторам войти в регион и успешно вести в нем бизнес, — Корпорация развития Ульяновской области. В ее задачи входит поиск и привлечение инвесторов, подбор готовых площадок и сопровождение проектов в режиме «одного окна».

Кроме того, налажена экономическая система поддержки инвестиционных проектов. Так, пятнадцатилетние налоговые каникулы, предоставляемые в Ульяновской области, позволяют инвесторам сэкономить от 30 до 40% всех вложений в проект.

У региона, как отметил президент Московской школы управления «Сколково» Андрей Шаронов, «получается договариваться с предпринимателями, федеральными ведомствами и естественными монополиями».

Свой вклад в экономическое развитие области вносит и ее выгодное географическое положение. Регион расположен на юго-востоке европейской части России, в центре Поволжья, 875 км от Москвы. Облегчает сегодняшнее развитие и тот факт, что область исторически была центром промышленно развитого и густонаселенного Приволжского федерального округа и располагалась на перекрестке федеральных и международных логистических маршрутов. Основная отрасль промышленности региона — машиностроение с ведущими направлениями в виде авиастроения, автомобилестроения и станкостроения. Кроме того, активно развиваются производство строительных материалов, сельское хозяйство, пищевая промышленность и альтернативная энергетика. Подавляющее большинство отраслей, как несложно заметить, относятся к числу наукоемких.

Точки роста

В Ульяновской области инвесторам предоставляются площадки под размещение производств. Среди них стоит упомянуть индустриальный парк «Заволжье» — один из первых сертифицированных индустриальных парков в России. «Сегодня в нем реализуется 30 проектов крупных международных компаний с общим объемом инвестиций 47,1 млрд рублей, на предприятиях работают более трех тысяч человек», - рассказал генеральный директор Корпорации развития Ульяновской области Сергей Васин.

Другая интересная зона — второй по величине город Ульяновской области: Димитровград. Правительство России присвоило ему в 2017 году статус территории опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР). Этот статус позволяет сфокусироваться на развитии экономики моногорода. Благодаря созданию ТОСЭР инвесторы, пришедшие со своими проектами в Димитровград, получают льготы и дополнительные преференции. У новой территории уже появились три резидента — компании, занимающиеся выпуском автокомпонентов и мебели.

Однако ключевой площадкой в регионе и главной точкой роста, вероятно, можно назвать портовую особую экономическую зону (ПОЭЗ) «Ульяновск», созданную рядом с международным аэропортом Ульяновск-Восточный (на ее территории действует особый налоговый и таможенный режим). Благодаря близости к основным предприятиям авиационной отрасли ПОЭЗ уникальна: это единственная отраслевая зона в РФ, специализирующаяся на размещении производств авиационной сферы, технического обслуживания и ремонта авиационной техники, а также на грузовой логистике.

В ПОЭЗ уже построены все инженерные коммуникации. В этом году введен в эксплуатацию индустриальный парк с готовыми производственными корпусами площадью 14 тыс. кв. м — наиболее востребованный на сегодня формат площадок, где компании могут начинать производственную деятельность и одновременно строить заводы.

Сегодня на территории Ульяновской ПОЭЗ зарегистрированы 22 резидента, уже работают три компании. В этом году на стройку вышли две компании: предприятие по производству синтетических масел и присадок и компания по производству гофроупаковки полного цикла. Кроме того, до конца года корпорация «Иркут» начнет строительство в ПОЭЗ центра кастомизации воздушных судов.

Этери Милорадова

Каких инвесторов ждут в «Титановой долине» 2.0

ОЭЗ «Титановая долина», созданная в 2010 году, — одна из девяти особых экономических зон промышленно-производственного типа в России и единственная на Урале. Первая очередь — площадка «Салда» — находится в 140 км от Екатеринбурга, вторая — площадка «Уктус» — расположена в Екатеринбурге, это единственная ОЭЗ в России, организованная рядом с международным аэропортом (15 км) и имеющая взлетно-посадочную полосу на своей территории. На территории двух площадок сейчас работают 12 резидентов. Все они задействованы в современном высокотехнологичном производстве — например, работающий на рынке больше семидесяти пяти лет Уральский завод гражданской авиации (УЗГА) на площадке «Уктус» производит самолеты Diamond DA-42T (четырехместный двухдвигательный учебно-тренировочный самолет; локализация составляет 100%); вертолетов Bell (универсальный многоцелевой вертолет Bell 407GXP; локализация 9%); производство самолетов L-410 (оснащен двумя турбовинтовыми двигателями GE H80-200 и предназначен для перевозки 19 пассажиров и грузов) будет локализовано на 50%. Сейчас УЗГА закончил строительство второго корпуса в «Титановой долине», где будут трудиться почти 600 человек.

УЗГА займет не более 15–20% площади второй очереди особой экономической зоны, остальные 80 га оставят другим компаниям. Сборка самолетов подтянет на вторую площадку «Титановой долины» другие высокотехнологичные производства, в том числе не связанные с авиастроением. Один из потенциальных резидентов — производитель сидений для грузового, железнодорожного транспорта «Сибеко», которая планирует выпускать аналогичную продукцию для самолетов.

Концентрация на промплощадке пула технологичных компаний даст толчок развитию окружающей территории, трансформировав ее в мощный центр притяжения.

«Мне бы очень хотелось, чтобы вокруг площадки “Уктус” появились научные предприятия, R&D- или IT-компании. Потенциал для этого есть: в “Титановой долине” сосредоточатся платежеспособные потребители, среди которых будут востребованы науко- и технологичноемкие продукты. Сейчас мы работаем с девелоперами над проектом создания рядом с ОЭЗ промышленного коворкинга для сдачи в аренду небольшим технико-внедренческим компаниям — по 100–200 квадратных метров», — говорит генеральный директор ОЭЗ «Титановая долина» Артемий Кызласов.

По его замыслу, недвижимость востребованного сегодня формата light industry (здания с промышленной и офисной функцией) будет окружать вторую очередь «Титановой долины» на площади 10 тыс. кв. м. Спрос на нее, как уверяет топ-менеджер, в регионе высокий. Помимо этого рядом с «Титановой долиной» предполагается возвести гостиницу, офисные помещения, складскую недвижимость, создать логистическую инфраструктуру — как для нужд резидентов, их кооперационных партнеров, так и для стороннего бизнеса.

У партнеров

    «Эксперт»
    №43 (1094) 22 октября 2018
    400 крупнейших компаний России
    Содержание:
    Боже, шорти Америку

    В течение ближайших двух лет рынок акций США может потерять около трети своей капитализации. Причины — новый цикл роста ставок, который ударит по компаниям и заемщикам-физлицам

    Реклама