«Санкции санкциями, а бизнес — бизнесом»

Специальное обозрение
Москва, 22.10.2018
«Эксперт» №43 (1094)
О том, как сегодня работается немецкому бизнесу в России, «Эксперту» рассказал председатель правления Российско-германской внешнеторговой палаты Маттиас Шепп

ПРЕСС-СЛУЖБА РОССИЙСКО-ГЕРМАНСКОЙ ВНЕШНЕТОРГОВОЙ ПАЛАТЫ

— Какова динамика работы немецкого бизнеса в России? Запущены ли какие-то новые проекты, открыты ли новые производства?

— Несмотря на непростые времена, немецкий бизнес сохраняет деловую активность в России на высоком уровне и по-прежнему лидирует по показателям локализации производства. Об этом свидетельствуют масштабные проекты немецких компаний на российском рынке. Так, КамАЗ и «Даймлер КамАЗ Рус» заключили специальный инвестиционный контракт (СПИК) с Минпромторгом на десять лет, в течение которых автоконцерны вложат 46,5 миллиарда рублей в развитие модельного ряда грузовиков КамАЗ и Mercedes-Benz. С российским автогигантом сотрудничает и китайско-немецкая компания — производитель промышленных роботов KUKA Robotics Rus. Летом компании подписали соглашение о сотрудничестве, в рамках которого на производстве в Набережных Челнах будут внедрены промышленные роботы. Параллельно Volkswagen Group Rus начала собирать внедорожник Škoda Kodiaq на заводе ГАЗ в Нижнем Новгороде. Инвестиции в запуск производства составили 87,5 миллиона евро.

Ну а крупнейший немецкий IT-разработчик SAP открыл в Москве Digital Leadership Centre — инновационную площадку для проведения мероприятий, демонстрации новых технологических решений и совместных разработок с российскими клиентами и партнерами. Это второй по размерам центр SAP из восьми во всем мире, инвестиции в проект составили около 20 миллионов евро.

Все эти примеры свидетельствуют о том, что немецкий бизнес серьезно и долгосрочно инвестирует в российскую экономику, причем не только деньгами, но и инновациями, трансфертом ноу-хау и технологий.

— Какие сегменты немецкого бизнеса чувствуют себя сегодня в России лучше остальных? Почему?

— Сейчас комфортнее себя чувствуют компании, растущие вместе с развивающимися отраслями, — это компании химической промышленности, производители лекарственных препаратов, одежды, текстиля и мебели. Позитивно настроены и автопроизводители. С января по сентябрь рост российского авторынка составил 15 процентов.

— Были ли факты ухода компаний с рынка в прошлом году?

— Несмотря на охлаждение в политике и на волатильность экономики, практически ни одна крупная немецкая компания не покинула рынок РФ. Отдельный досадный случай, о котором мы очень сожалеем, — это дело «дочки» германского строительного концерна Hochtief AG «Хохтиф Девелопмент Руссланд» (ХДР). Однако в этом случае компания ушла с российского рынка не из-за конъюнктуры, а по причине правовой неопределенности: бывший партнер компании подал в суд на ее топ-менеджмент, перевел судебное разбирательство в уголовную плоскость. Невзирая на абсурдность доводов, как и всего дела в целом, строительный концерн не смог защитить свои интересы и своих людей в российском суде и вынужденно свернул деятельность. Такие случаи, разумеется, крайне негативно влияют на инвестиционный климат в России.

— Каковы настроения в германском бизнесе в целом?

— На российском рынке сейчас непростое положение. По данным ЦБ, с января по август 2018 года отток капитала из России увеличился до 26,5 миллиарда долларов, а приток иностранных инвестиций сократился с 5,6 до 1,7 миллиарда. Тем не менее в России работают 4965 предприятий с немецким участием, на них приходится свыше 270 тысяч рабочих мест. И я уверен, что отрицательный тренд сменится положительным. Это отражают и наши опросы по деловому климату: 30 процентов наших компаний-членов планируют новые инвестиции уже в этом году, 63 процента заявили, что им удалось увеличить оборот в России. При этом рост экономики в прошлом году составил всего полтора процента. Иными словами, немецким компаниям удалось вырасти сильнее рынка.

— Как вы оцениваете экономическую ситуацию сегодня? Каковы ваши ожидания?

— За последние годы российскому правительству удалось улучшить инвестиционный климат в некоторых отраслях, что отразилось в рейтинге легкости ведения бизнеса: по оценке Всемирного банка, Россия поднялась в нем на 35-е место. Но, на мой взгляд, пропасть между блестящими макроэкономическими показателями и скромным ростом экономики, как и прежде, велика. Следующий год станет для российской экономики переходным, так как ее рост, по разным оценкам, может замедлиться до 1,4–1,5 процента в год. Сложные политические отношения рождают новые проблемы для нашей внешнеторговой палаты. Например, количество вопросов, с которыми компании обращаются в наш отдел по взаимодействию с государственными органами, увеличилось более чем в два раза.

— Вы затронули тему политики. Как сказываются санкции на работе немецких компаний в России?

— Если к санкциям ЕС немецкий бизнес в России адаптировался, то американские санкции — ключевая помеха и фактор риска не только для германского бизнеса, но для всех европейских компаний в России. По данным опроса, который мы провели среди наших компаний-членов, практически все немецкие компании отметили прямое воздействие санкций на бизнес. Краткосрочные потери уже в текущем финансовом году оцениваются участниками опроса в сотни миллионов евро, в масштабах деятельности всего немецкого бизнеса в России нависает угроза миллиардных потерь. Тем не менее санкции санкциями, а бизнес — бизнесом: несмотря на все ограничения, немецкие компании остаются верны российскому рынку: 70 процентов респондентов планируют сохранить активность на прежнем уровне, а 30 процентов собираются даже увеличить ее вопреки санкциям.

— Что кроме санкций мешает работе немецких компаний в России?

— В опросах о деловом климате в России, которые мы регулярно проводим среди наших компаний, в течение последних лет в списке ключевых факторов, мешающих вести дела, лидируют бюрократическая нагрузка, изменение конъюнктуры в России и волатильность рубля. Кроме того, компании указывают на сложности в условиях финансирования, а также на протекционизм на фоне политики импортозамещения. Последний фактор особенно ощутим при проведении тендеров и получении каких-либо разрешений. Отрицательно сказывается и ужесточение условий получения рабочей визы для иностранных специалистов. Но это, как говорится, часть рабочего процесса. Мы держим тесную связь с российскими госорганами и уверены, что рано или поздно условия для иностранных инвесторов в России снова начнут смягчаться. Ведь для того, чтобы расти, российской экономике очень нужны западные инвестиции и инвесторы. На этом фоне российско-германское деловое сотрудничество, стоящее на прочном фундаменте, будет развиваться и дальше.

У партнеров

    «Эксперт»
    №43 (1094) 22 октября 2018
    400 крупнейших компаний России
    Содержание:
    Боже, шорти Америку

    В течение ближайших двух лет рынок акций США может потерять около трети своей капитализации. Причины — новый цикл роста ставок, который ударит по компаниям и заемщикам-физлицам

    Реклама