Спрос на инвестиции растет

Экономика и финансы
Москва, 22.10.2018
«Эксперт» №43 (1094)
Катерина Милеева из «Альфа Private» — о том, чего ожидают от услуг private banking состоятельные клиенты

ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРЕСС-СЛУЖБОЙ АЛЬФА-БАНКА

Новый флагманский офис «Альфа Private» открыл свои двери для клиентов в начале октября в Денежном переулке в Москве. «Это очень символичная история для развития “Альфа Private”. Для начала сам адрес офиса — Денежный переулок — несет в себе как нельзя более естественную аналогию с тем главным, о чем мы заботимся в интересах наших клиентов, — говорит руководитель блока «Управление крупным частным капиталом» Альфа-банка Катерина Милеева. — Мы создали пространство, которое надеемся наполнить дополнительным смыслом, пространство, которое будет способствовать не только приумножению капитала, но и развитию личностного и духовного богатства наших клиентов через общение друг с другом и с людьми, близкими нам по ценностям. Мы верим, что “Альфа Private Денежный” станет местом притяжения, куда захочется возвращаться, несмотря на то что более 80 процентов операций клиенты “Альфа Private” могут совершать удаленно. Главным для банка по-прежнему остаются крепкие доверительные отношения и живое общение с клиентами».

«Альфа Private» предоставляет услуги частного банковского обслуживания и управления крупным частным капиталом и уже второй год подряд занимает первое место как частный банк в ежегодном рейтинге Forbes.

О том, как чувствует себя сейчас бизнес private banking, как влияет на него сегодняшняя мировая конъюнктура и чего ожидают самые состоятельные клиенты, мы поговорили с Катериной Милеевой.

— Традиционный вопрос для начала разговора о private banking: какова клиентская база этого сегмента в России?

— По нашей оценке, это примерно двадцать пять тысяч очень состоятельных семей со свободным для инвестирования капиталом свыше миллиона долларов. Это очень требовательные, в первую очередь к самим себе, люди. Люди, двигающие экономику, науку, спорт нашего государства, а зачастую и мира, вперед. Для нас большая честь работать, чтобы высвобождать их время и энергию на что-то действительно ценное, чтобы их желания почаще сбывались, а идеи — реализовывались.

— Как чувствует себя private banking сейчас?

— За последние полтора года объем нашего бизнеса увеличился практически в два раза. Самое активное развитие, помимо классических банковских инструментов сбережений, показывает портфель инвестиций и кредитование. При этом доходность бизнеса private banking растет более чем на сорок процентов год к году в рублевом эквиваленте. И на следующий год у нас планы не менее амбициозные.

— Как санкции и вообще геополитическая напряженность влияют на ваших клиентов?

— Безусловно, санкции — тревожная тема для всех. Но мы видим большую разницу по сравнению с 2014 годом. Если тогда многие были в панике, продавали активы, закрывали депозиты, забирали деньги из ячеек, то сейчас ситуация гораздо спокойнее. Клиенты привыкли к этому риску, поняли, что он надолго, и стараются этим риском управлять. Конечно, нам задают вопросы, что будет, если нас отключат от SWIFT, какие санкции могут быть приняты и как это повлияет на активы, инвестиции, расчеты. Для нас самое важное в этой ситуации — открыто говорить об этой проблеме с нашими клиентами. Мы ведем честный диалог, например, 17 октября прошел бизнес-завтрак по проблеме санкций, на котором клиенты смогли задать все волнующие их вопросы нашим аналитикам, комплаенсу, юристам и поговорили на эту тему со мной в том числе.

— А есть движение денег в страну на волне деофшоризации и санкционных рисков?

— В 2018 году мы увидели кратное усиление возврата капитала из-за нарастания геополитических рисков и процесса деофшоризации. Это качественный вызов для нас, поскольку мы должны соответствовать тому уровню, к которому привыкли клиенты, которые обслуживались в западных банках, как в части классического банковского сервиса, так и в отношении инвестиционного предложения и lifestyle.

— Какие новые продукты Альфа-банк предлагает состоятельным клиентам?

— В этом году мы запустили очень много новых сервисных решений: мы единственные на рынке, кто предлагает клиентам услугу инкассации, — мы можем забрать или доставить деньги клиенту в удобное для него время и место. Существенно улучшили мобильное приложение: теперь наши клиенты могут без визита в офис конвертировать валюту по специальному курсу, выпустить и активировать карту, присвоить пин-код и сразу начать ею пользоваться. Мы разработали функционал удаленного подтверждения большей части банковских операций через приложение и сделали этот сервис доступным не только для клиентов, но и для их доверенных лиц. Предложили клиентам услуги VR-консультанта. Мы активно развиваем кредитование — наблюдаем устойчивый спрос на различные инструменты финансирования и готовы работать с клиентами в рамках индивидуальных кейсов. Рассматриваем практически любые залоги: от жилой и коммерческой недвижимости до депозита или портфеля ценных бумаг. При этом мы продолжаем развивать классическую линейку банковских продуктов, находим новые интересные решения даже для стандартных депозитов и накопительных счетов.

— С чем связаны такие новации?

— Как в любом бизнесе, предложение формирует спрос. Мы отталкиваемся от потребностей клиентов и решаем те задачи, которые они ставят перед нами. Клиенты говорят нам, что им удобнее обслуживаться через дистанционные каналы, — мы развиваем сервисы, доступные через мобильное приложение. Мы видим, что они часто прибегают к помощи доверенных лиц, — и разрабатываем функционал для них. Если клиент хочет кредит под нестандартный залог — предлагаем индивидуальное решение. Желание клиента — самый верный вектор развития бизнеса для нас, потому что в конечном счете мы всё делаем для того, чтобы клиент мог почувствовать: банк может решить любую задачу.

— Интерес к инвестициям есть?

— Конечно, инвестиции — один из наших приоритетов. Наш инвестиционный портфель вырос за полтора года в два с половиной раза. Не секрет, что в зарубежных банках пассивы составляют небольшую часть портфеля, основной объем клиенты размещают в инвестиционных продуктах. Мы двигаемся к аналогичной модели и постоянно работаем над улучшением нашего инвестиционного предложения. Клиенты нашего сегмента очень хорошо знакомы с работой в западных банках, и в большинстве случаев они говорят, что наша инвестиционная экспертиза лучше, чем у западных инвестиционных домов. Сегодня клиенты все чаще перекладывают средства в инвестиции, в том числе для того, чтобы диверсифицировать портфель, снизить страновые риски и риски отдельного банка, а формирование портфеля из облигаций или акций глобальных эмитентов позволяет решить эту задачу. Отмечу важную тенденцию: клиенты хотят более активно участвовать в принятии решений, поэтому в качестве одного из самых перспективных вариантов мы видим advisory — модель взаимодействия с клиентом. Мы запустили этот формат в этом году и планируем активно развивать его в следующем году.

— Что происходит с нефинансовыми услугами?

— Спрос на нефинансовый консалтинг со стороны клиентов private banking стабильно растет. Для клиента логично обращаться к банкиру, которому он доверяет, за решением вопросов, связанных с управлением семейным благосостоянием: структурирование активов и семейного капитала, управление портфелем недвижимости в России и за рубежом, яхты, самолеты, предметы искусства, выстраивание образовательной траектории для детей и многое другое. Поэтому мы увеличиваем количество партнеров и развиваем компетенции, чтобы решать задачи наших клиентов в любой области.

У партнеров

    «Эксперт»
    №43 (1094) 22 октября 2018
    400 крупнейших компаний России
    Содержание:
    Боже, шорти Америку

    В течение ближайших двух лет рынок акций США может потерять около трети своей капитализации. Причины — новый цикл роста ставок, который ударит по компаниям и заемщикам-физлицам

    Реклама