Бьем по России, чтобы Китай боялся

Тема недели
Москва, 29.10.2018
Дональд Трамп угрожает вернуть мир в эпоху ядерных разборок. Но потенциал американцев в противостоянии с Китаем не слишком велик

ТАСС

Дональд Трамп выбивает еще одну опору шаткого мироустройства. Выход из Договора о ликвидации ракет малой и средней дальности (ДРСМД) активизирует гонку вооружений и повышает риск локального военного конфликта с применением тактического ядерного оружия. Последним фундаментальным «ядерным» договором остается СНВ-3, и срок его действия истекает в 2021 году. Но стороны никак не могут начать конструктивный диалог о его продлении.

«У нас денег больше, чем у кого-либо. Мы будем наращивать свой ядерный потенциал до тех пор, пока они не придут в чувство. Вот тогда мы все остановимся, будем умными, и не просто заключим новую сделку, а даже сократим мощности. Я бы с радостью это сделал, но сейчас они не придерживаются соглашения», — сообщил Трамп. А на прямой вопрос журналистов, кому именно адресована эта угроза, американский президент ответил: всем, кто вздумал играть в эти игры, включая Китай и Россию.

Стабильность и безопасность мировой архитектуры никогда не были приоритетом Дональда Трампа, а потому трудно даже себе представить, из каких соображений он стал бы цепляться за ДРСМД. На закате биполярного мира этот договор позволял ограничить возможности развития ракетостроения разваливающегося Советского Союза, но с тех пор своими технологиями обзавелись десяток стран, а сами Штаты по некоторым позициям даже отстали от Китая и России. Поэтому Трамп поступает как всегда расчетливо: усиливает гонку вооружений, то есть загружает заказами свой ВПК, удовлетворяя аппетиты близкого ему военного лобби и раскручивая промышленный потенциал страны. В том числе на те два процента ВВП стран — союзников по НАТО, которые США выбивают в оборонный бюджет Альянса. Одновременно повышается давление на экономики оппонентов, и если китайский ВПК и так давно раскочегарился, то для России расходный и технологический вызов очевиден.

Бонусов для Трампа от выхода из ДРСМД очень много. Очевиден политический контекст: на носу важнейшие промежуточные выборы в Конгресс. И если на внутреннем поле у Белого дома куча побед, прежде всего рост экономики и рекордно низкий уровень безработицы, то на внешнем внезапно появился кейс журналиста Джамаля Хашукджи, которого зарезали в саудовском посольстве в Турции. Коннотация с «делом Скрипалей» получилась очень наглядная, и, отказавшись от санкций в отношении выгодного ближневосточного партнера, Дональд Трамп подставился под удар демократической прессы. В таких случаях антироссийская повестка никогда не подводит. На фоне ястребиных «ядерных» обещаний Трампа рейтинг республиканцев пошел в рост, хотя даже среди его сторонников много резкой критики.

Возмущены и испуганы европейцы, которые первыми ощутят эффект от договора, обнаружив дополнительные российские ракетные дивизионы на своих границах. Претензии по традиции предъявляют России: «Решение президента Трампа отказаться от Договора о РСМД, конечно, разочаровывает. Россия должна неукоснительно соблюдать свои обязательства», — заметил представитель Социал-демократической партии Германии (СДПГ) по вопросам внешней политики в МИД Нильс Аннен. Поддержав развертывание ПРО на западных рубежах России, европейские чиновники не только получили ядерную дестабилизацию, — их главный партнер изящно заставляет их выплачивать дань американскому ВПК за собственную геополитическую недальновидность.

У России, впрочем, свои беды. Запад продолжает последовательно разворачивать программу дестабилизации нашей страны, которая уже сработала в конце 1980-х: экономическое давление, санкции, расконсолидация элит, оружейная и космическая гонка, втягивание в локальные военные конфликты, перманентный кризис вплоть до ядерного. Тридцать лет назад, правда, с нами на баррикадах не было Китая. Сегодня же выход Трампа из ДРСМД даже в большей степени нацелен на КНР, чем на нас. Хотя китайцы в нем не фигурируют вовсе.

Баллистические ракеты средней и меньшей дальности наземного базирования, а также крылатые ракеты большой дальности наземного базирования (все от 500 км), находящиеся на вооружении (в том числе на складах) различных стран мира 13-02.jpg
Баллистические ракеты средней и меньшей дальности наземного базирования, а также крылатые ракеты большой дальности наземного базирования (все от 500 км), находящиеся на вооружении (в том числе на складах) различных стран мира

Размен количества на качество

Напомним, договор РСМД, подписанный Михаилом Горбачевым и Рональдом Рейганом более тридцати лет назад, не только ознаменовал собой начало так называемой разрядки, но и стал, как любят говорить дипломаты, одним из краеугольных камней всей системы международной безопасности. Принятый сторонами нулевой вариант сделал возможным полную ликвидацию сразу двух классов наступательных вооружений — баллистических и крылатых ракет наземного базирования с дальностью от 500 до 5500 км. Наша страна уничтожила в общей сложности 1752 ракетных комплекса «Пионер», «Темп-С» и «Ока». Причем последние имели дальность полета всего 400 км и не подпадали под ограничения, но были ликвидированы в соответствии с доброй волей руководства СССР. А американцы уничтожили 859 установок с баллистическими ракетами Pershing II, Pershing IA и с крылатыми ракетами Tomahawk. Кроме того, стороны ликвидировали техническую оснастку для производства таких ракет, оперативные базы, а также места обучения специалистов. Всего 117 советских объектов и 32 американских. И хотя такая диспропорция еще в те времена вызывала множество вопросов, объяснялась она довольно просто.

Дело в том, что Pershing II оснащались высокоточными головками наведения, они могли пробивать укрепленные бункеры и заглубляться на несколько метров в земную поверхность, а их боезаряд переключался на различную мощность в зависимости от цели. Что же касается Tomahawk наземного базирования, то они также имели повышенную точность, так как наводились на цель по рельефу местности и были практически неуязвимы для наших средств ПВО того времени. Все эти ракеты были развернуты в Великобритании, Италии, Нидерландах, Бельгии и ФРГ и имели подлетное время всего около 14 минут, что создавало неприемлемую угрозу нашим наземным пусковым установкам межконтинентальных баллистических ракет (МБР), расположенных в европейской части страны и нацеленных на США. Именно поэтому откровенно несправедливые масштабы сокращения рассматривались как своего рода вполне разумный размен количества на качество. При этом мы, как и американцы, взяли на себя обязательства не создавать и не развертывать такие ракеты в будущем, а также не производить для них пусковые установки.

Не менее важно и то, что договор РСМД хоть и является двусторонним, его положений негласно придерживаются все европейские страны, включая Францию и Великобританию. Эти государства имеют все технические возможности для создания ракет наземного базирования средней дальности, но при разработке своих ракет границы, установленные договором, они никогда не переступали. И такое положение до недавнего времени устраивало всех участников процесса. Но примерно пять лет назад ситуация вокруг исполнения пресловутого договора начала меняться. И отнюдь не в лучшую сторону.

 

Оперативно-тактический ракетный комплекс «Искандер-М» может запускать как минимум семь типов различных ракет, и все они, включая ракету 9М729, имеют дальность около 480 км. Американские военные могли в этом убедиться, посмотрев данные со своих спутников при тестах на полигоне Капустин Яр 13-03.jpg ТАСС
Оперативно-тактический ракетный комплекс «Искандер-М» может запускать как минимум семь типов различных ракет, и все они, включая ракету 9М729, имеют дальность около 480 км. Американские военные могли в этом убедиться, посмотрев данные со своих спутников при тестах на полигоне Капустин Яр
ТАСС

Негодный предлог

Еще летом 2014 года тогдашний президент США Барак Обама направил письмо Владимиру Путину, в котором впервые обвинил Россию в проведении испытаний новой ракеты, якобы нарушающих положения договора о РСМД. Речь шла о подвижном грунтовом комплексе «Рубеж» с МБР РС-26. Эта ракета — модификация всем известной МБР «Ярс», уже несколько лет стоящей на вооружении наших РВСН. Разница главным образом состоит в том, что пусковая установка вместе с РС-26 вроде бы несколько легче, чем у «Ярса»: примерно 80 тонн против 120 тонн. При этом ракета оснащается головными частями индивидуального наведения и имеет целый комплекс средств преодоления ПРО. Ее максимальная дальность составляет порядка 12 тыс. км. То есть она не подпадает под РСМД и должна регулироваться положениями договора СНВ-3. Но во время проведения испытаний эту ракету запускали как с космодрома Плесецк по камчатскому полигону Кура, так и со стартовой площадки Капустин Яр по полигону Сары-Шаган в Казахстане. Если в первом случае дальность полета составляла порядка 6000 км, то во втором — чуть более 2000 км. На первый взгляд тесты РС-26 по казахстанской трассе полета вроде бы действительно дают основания полагать, что новая ракета имеет среднюю дальность. Но на самом деле это не так. Во-первых, американцам хорошо известно, что практически любая межконтинентальная баллистическая ракета (кроме самых тяжелых типа «Воеводы») может выполнить полет по так называемой короткой трассе. Это зависит как от количества заправленного топлива, так и от циклограммы полета.

Во-вторых, специалистам в США, участвующим в комиссии по соблюдению СНВ-3, прекрасно известны технические характеристики всех наших межконтинентальных баллистических ракет и их отличия от ракет средней дальности. Тем не менее некоторые аналитики в Вашингтоне склонны полагать, что разница в дальности может быть обусловлена специально уменьшенной полезной нагрузкой. Иными словами, если реальная масса головной части будет больше, то дальность полета — меньше. Но это же предположение справедливо и для американских МБР типа Minuteman III. Как бы там ни было, озабоченность американцев в Минобороны России, судя по всему, восприняли всерьез. В результате проект «Рубеж» не получил дальнейшего развития, а по некоторым данным, и вовсе был приостановлен. Во всяком случае, о развертывании этих комплексов в РВСН ничего не сообщалось.

Вскоре американцы решили предъявить нам новые претензии. На сей раз к оперативно-тактическим комплексам «Искандер-М». Прошлой зимой в американских СМИ появилась лавина публикаций, в которых со ссылкой на неназванные источники в Белом доме утверждалось, что Россия будто бы не только испытала, но даже развернула два дивизиона таких комплексов с новыми стратегическими крылатыми ракетами наземного базирования большой дальности. Заметим, что «Искандер-М» был разработан чуть более десяти лет назад на основе комплекса «Ока». До недавнего времени «Искандеры» оснащались пятью типами аэробаллистических и крылатых ракет с дальностью полета до 500 км. Но уже в прошлом году их количество решено было увеличить.

Крылатые ракеты для «Искандера», имеющие индексы 9М728 и 9М729, разработало екатеринбургское ОКБ «Новатор», которое также создало знаменитые крылатые ракеты морского базирования «Калибр» — они имеют дальность свыше 2500 км и много раз применялись против террористов в Сирии. При этом внешне «Калибры» очень похожи на ракеты для «Искандеров», так как имеют одинаковый диаметр и общего прародителя — первую советскую стратегическую крылатую ракету морского базирования «Гранат», созданную «Новатором» в начале 1980-х. Это лишь укрепило США во мнении, что крылатые ракеты для «Искандеров» есть не что иное, как наземный вариант «Калибра». Хотя Москва не раз официально заявляла, что «крылатая ракета 9М729 не разрабатывалась и не испытывалась на запрещенную договором РСМД дальность». Но зачем же тогда американцы устраивают весь этот цирк с мнимыми разоблачениями? Тому есть сразу несколько причин.

Крылатые ракеты наземного базирования с дальностью более 500 км, принятые на вооружение или находящиеся в разработке 13-04.jpg
Крылатые ракеты наземного базирования с дальностью более 500 км, принятые на вооружение или находящиеся в разработке

Двойное лицемерие

Еще осенью 2013 года, то есть за несколько месяцев до того, как Вашингтон впервые обвинил Москву в нарушении договора РСМД, американцы приступили к развертыванию системы ПРО в Европе. На базе Девеселу в Румынии началось строительство комплекса Aegis Ashore, включающего в себя радар, аппаратуру слежения и 24 пусковые установки для противоракет SM-3. Последние предназначены для перехвата боевых блоков МБР в космосе на высотах до 500 км, при этом дальность действия самой противоракеты составляет порядка 700 км. На первый взгляд SM-3 не имеют никакого отношения к договору РСМД, если бы не их пусковые установки Mk 41. Они универсальные и установлены на всех эсминцах и крейсерах, а также на большинстве тактических подводных лодок ВМС США. С кораблей из Mk 41 запускаются не только противоракеты, но и крылатые ракеты Tomahawk, способные поражать цели на дальности до 2600 км. Никаких конструктивных особенностей, позволяющих отличить Mk 41 для запуска противоракет от такой же установки с крылатыми ракетами наземного базирования, не существует. Известно, что замена одних ракет на другие занимает всего несколько часов и требует лишь незначительной модификации программного обеспечения.

Уже летом 2016 года база в Девеселу была введена в строй и стала первым полностью развернутым боевым объектом системы ПРО в Европе. Но самое важное, что, поставив на боевое дежурство в Румынии пусковые установки Mk 41, американцы грубо нарушили договор РСМД. Вот что по этому поводу говорил Владимир Путин: «Они якобы поставили в Румынии свои противоракеты. Но как это сделали? Просто сняли с кораблей пусковые установки и разместили на земле. Но откуда мы знаем, что в них находится? Противоракеты легко можно заменить на “Томагавки”, нужно просто изменить программу, и всё. Эта работа абсолютно незаметна». При этом глава государства прямо дал понять, что «по факту США уже вышли из договора РСМД».

Тем временем сами США приступили к возведению уже второй своей базы ПРО в Европе. На этот раз в качестве места дислокации выбрана польская деревня Редзиково. Здесь предполагается развернуть вдвое больше пусковых установок Mk 41 — 48 единиц. А президент Польши Анджей Дуда на встрече с Дональдом Трампом выразил готовность выделить два миллиарда долларов на строительство еще одной базы, которую пообещал назвать «Форт Трамп».

Бывший замглавы Пентагона Роберт Уорк уверял, что европейские элементы ПРО нужны для защиты от Ирана, а к России якобы не имеют никакого отношения. Заметим, что все стоящие на вооружении Ирана ракеты базируются либо в центре страны, либо на юге и имеют дальность менее 3000 км. А значит, до Варшавы долететь не могут. Да и сама Польша никогда не рассматривалась руководством Ирана в качестве противника. Таким образом, есть все основания считать, что польские установки Mk 41 предназначены исключительно для сдерживания России, причем вне зависимости от того, какие ракеты в них загружены — SM-3 или Tomahawk. Кстати, в последнем случае подлетное время до европейской части нашей страны сокращается до семи–девяти минут. «Это не оборонительные системы, а часть ядерного стратегического потенциала США, вынесенная на периферию», — уверены в Минобороны России.

Между тем помимо пусковых установок Mk 41 у нас к США есть и другие претензии по поводу соблюдения ими положений договора РСМД. Например, они касаются ударных беспилотных летательных аппаратов Predator и Reaper. Это эвентуальные средства доставки оружия массового уничтожения, которые «со всей очевидностью подпадают под содержащееся в договоре РСМД определение крылатых ракет наземного базирования». На вооружении США и их союзников порядка тысячи таких систем. Правда, сами американцы говорят, что в отличие от ракет ударные беспилотники предназначены для многократного применения, что, дескать, предполагает их возвращение к оператору после выполнения миссии. Но никаких исключений на этот счет в договоре РСМД нет, а значит, ни духу, ни тем более букве этого документа они не соответствуют. Заметим, что в России нет на вооружении ударных беспилотников, а разработки таких аппаратов хоть и ведутся, но по техническим характеристикам они значительно отличаются от американских.

Ни для кого не секрет, что Москва неоднократно предпринимала попытки устранить накопившиеся противоречия по пресловутому договору, но Вашингтон всякий раз от этого уклонялся. Так, американцы отказались проводить верификацию румынских комплексов Aegis Ashore и не предоставили никаких доказательств того, что они не могут использоваться в наступательных целях. Вместо этого США просто предложили верить им на слово, а нашу инициативу по подписанию юридически обязывающего протокола с негодованием отвергли.

Более того, осенью прошлого года при обсуждении нового бюджета Пентагона Конгресс США выделил военным 58 млн долларов на НИОКР по созданию новой американской ракеты средней дальности. Конечно, это не может считаться нарушением РСМД до тех пор, пока она не будет произведена и испытана. Но факт остается фактом: в Америке твердо решили восстановить свои компетенции в области ракет средней дальности и обзавестись новым классом вооружений. Тем не менее быстро сделать это не получится. Восстановить производство ракет Pershing II, пусть и в новом облике, уже невозможно, так как большая часть предприятий кооперации второго и третьего уровня либо перепрофилирована на выпуск другой техники, либо обанкротилась в начале 1990-х. А на создание принципиально новой баллистической ракеты средней дальности уйдет не менее шести лет. С крылатыми ракетами Tomahawk все обстоит намного проще — их можно оснастить ядерными боеголовками и загрузить в пусковые шахты в Девеселу и Редзиково. Но надо понимать, что это вызовет нескончаемую волну протестов по всей Западной Европе. Да и сам Анджей Дуда уже поспешил заявить, что вопрос размещения американских ракет, подпадающих под действие РСМД, никогда не рассматривался и не обсуждался. «Мы вообще об этом не думали, это не было предметом дискуссии ни между польскими властями и военными, ни в общественном пространстве», — сообщил Дуда. И, в общем, понятно почему.

Любая страна, находящаяся вблизи России, которая разместит у себя такие наступательные вооружения, автоматически становится главной мишенью для нашего Минобороны. В отличие от США российский ВПК сможет создать ракеты средней дальности гораздо раньше — примерно за три года, на основе тех же разработок для «Искандеров». А значит, при самом жестком сценарии американские ракеты будут уничтожены еще на этапе их развертывания в Европе. Единственная страна, которая этого не понимает, — Украина. Но там гипотетическое размещение американских ракет парируется вялотекущей войной на Донбассе, которая в случае чего вполне может перекинуться и на Киев, а также на западные области Украины. Есть и еще один важный момент. Уничтожение договора РСМД и развертывание Россией ракет средней дальности в западной части страны неизбежно приведет к тому, что нынешнее конвенциональное превосходство НАТО на европейском театре военных действий будет обесценено. Когда у тебя под боком несколько сотен ядерных ракет средней дальности, имеющих подлетное время менее десяти минут, любая возня с бронетанковыми дивизиями в той же Польше и странах Прибалтики просто теряет смысл. Понимают это и в самих США. Недаром советник Трампа Джон Болтон прямо заявил, что вопрос о размещении ракет средней дальности в Европе не рассматривается и никаких решений по этому поводу не принималось. Но если цель новых американских ракет не Россия, тогда кто?

Баллистические ракеты наземного базирования средней и меньшей дальности (от 500 до 5500 км), стоящие на вооружении или находящиеся в разработке 13-05.jpg
Баллистические ракеты наземного базирования средней и меньшей дальности (от 500 до 5500 км), стоящие на вооружении или находящиеся в разработке

Новый гегемон

Ответ на этот вопрос уже давно не загадка. Это прежде всего Китай и в значительно меньшей степени — Северная Корея и Иран. Уже несколько лет практически все военное строительство в США и Китае ведется исключительно друг против друга. При этом Пекин официально провозгласил цель сделать свою армию сильнейшей в мире к 2050 году. Многие уверены, что в этом слишком много политической риторики, но она имеет важное значение для всей Юго-Восточной Азии, поэтому ее нельзя сбрасывать со счетов. То, что это не пустые слова, Китай впервые убедительно продемонстрировал в 2013 году, установив полный военный контроль над Парасельскими островами и архипелагом Спратли в Южно-Китайском море. Принадлежность этих островов, отмелей и скал (суммарной площадью порядка 15 кв. км) у Китая оспаривают Вьетнам, Филиппины, Малайзия и даже Бруней.

Но в отличие от этих стран для Китая они имеют стратегическое значение. Например, архипелаг Спратли находится всего в нескольких сотнях километров от выхода из Малаккского пролива в Южно-Китайское море. Заметим, что сам пролив — это самый короткий морской путь для торгового флота в Индийский океан и далее в Персидский залив. На него приходится более четверти всей мировой торговли, примерно две трети всей торговли КНР и около 70% китайского импорта углеводородов. В случае войны с США американский флот еще недавно мог легко заблокировать Малаккский пролив, в результате чего экономика КНР через три месяца начала бы испытывать гигантские трудности. Чтобы исключить даже теоретическую вероятность такого развития событий, Китай провел масштабные работы по созданию искусственных островов, а также расширению и освоению этих территорий. Буквально за четыре года на архипелаге Спратли и на Парасельских островах были построены как минимум три военных аэродрома с полноценными взлетно-посадочными полосами, несколько причалов для кораблей ближней и средней океанской зоны, две радиолокационные станции, а также установлены комплексы ПВО дальнего действия и даже противокорабельные ракеты. При этом площадь островов увеличилась чуть ли не на треть.

Межконтинентальные баллистические ракеты наземного базирования (с дальностью более 5500 км) стран, не поддерживающих инициативы по заключению многостороннего соглашения об ограничении наступательных вооружений 13-06.jpg
Межконтинентальные баллистические ракеты наземного базирования (с дальностью более 5500 км) стран, не поддерживающих инициативы по заключению многостороннего соглашения об ограничении наступательных вооружений

Такие действия Китая очень напоминают советскую стратегию создания защищенных районов (у американцев они называется районами запрета доступа), она очень эффективна на практике. Например, многократные попытки американских военных кораблей вторгнуться в территориальные воды Китая у пресловутых островов с треском провалились — после предупреждения корабли ВМС США всегда вынуждены были менять курс. То же касается и воздушного пространства. Заметим, что КНР объявила территориальные воды вокруг островов своими на 12 миль. Кроме того, китайцы сообщили, что распространяют на них и правила о 200-мильной исключительной экономической зоне своего государства. Иными словами, китайцы запретили другим странам вести там коммерческую деятельность без своего разрешения и установили полный запрет на проход иностранных военных кораблей в 12-мильной зоне. Это очень спорное решение с точки зрения международного права, так как, согласно Конвенции ООН по морскому праву, всякие скалы, рифы и даже насыпные острова не дают государству права считать прибрежные воды вокруг них своими.

Это, кстати, подтвердил и Гаагский арбитраж, рассматривавший иск Филиппин к Китаю. Правда, вопросов суверенитета над территориями он не касался. Тем не менее США публично заявили, что не признают прав Китая на спорные острова и в любом случае обеспечат свободу судоходства в Южно-Китайском море. Проблема, однако, в том, что сами американцы к Конвенции по морскому праву не присоединились и ссылаться на нее в спорах не могут. В любом случае никакие действия в этом регионе США против Китая предпринимать не стали. Во-первых, потому, что лишились своего важного военного союзника в виде Филиппин. К власти в этой стране пришел новый президент Родриго Дутерте, который стал проводить сбалансированную внешнюю политику, лояльную Китаю. Во-вторых, ВМС Китая в регионе насчитывают уже более 300 кораблей и подлодок — это заметно больше, чем у американцев. Кроме того, Китай принял решение в четыре раза увеличить численность морской пехоты, до 100 тыс. человек — как раз для возможной десантной операции для обороны островов. А в-третьих, за последние несколько лет КНР разработала и приняла на вооружение сразу несколько типов новых баллистических и крылатых ракет средней дальности. Причем одна из них, Dong Feng-26, является первой в мире баллистической противокорабельной ракетой наземного базирования такого класса с дальностью поражения до 4500 км. Иными словами, она может уничтожать любые цели на острове Гуам в Тихом океане и на базе Диего-Гарсия на атолле Чагос в Индийском океане.

У США просто не хватит противоракет SM-3, чтобы сбить все китайские боевые блоки. Более того, американские противоракеты необходимо будет запустить чуть ли не одновременно с китайскими, чтобы они показали хоть какую-то эффективность 13-07.jpg ТАСС
У США просто не хватит противоракет SM-3, чтобы сбить все китайские боевые блоки. Более того, американские противоракеты необходимо будет запустить чуть ли не одновременно с китайскими, чтобы они показали хоть какую-то эффективность
ТАСС

По словам старшего научного сотрудника НИУ ВШЭ Василия Кашина, сейчас в НОАК есть уже три-четыре ракетные бригады (в каждой может быть более десяти пусковых установок), оснащенные Dong Feng 26, но китайцы легко могут увеличить их количество до десяти и даже больше. Попадание одной такой ракеты гарантирует уничтожение боевого корабля водоизмещением до 80 тыс. тонн. А ведь помимо этой у НОАК есть и другие ракеты средней дальности — Dong Feng 21, а также меньшей дальности — Dong Feng 15/16. Причем КНР постоянно модифицирует эти средства поражения — в частности, теперь на них планируется установить гиперзвуковые маневрирующие боевые блоки. Этими средствами НОАК может простреливать чуть ли не всю среднюю океанскую зону вокруг своих границ.

По самым приблизительным оценкам, всего на вооружении Китая находится более 2300 баллистических и крылатых ракет наземного базирования с дальностью полета до 5500 км. Это самый крупный арсенал такого оружия в мире. И он очень беспокоит американцев. Еще несколько лет назад Военно-морской институт США указал, что одна ракета типа Dong Feng 21 с маневрирующими боеголовками запросто может уничтожить американский авианосец фактически в любой точке западной акватории Тихого океана. А при массированной атаке ракетами такого типа даже две авианосные группы США окажутся беззащитными. У них просто не хватит противоракет SM-3, чтобы сбить все китайские боевые блоки. Более того, американские противоракеты необходимо будет запустить чуть ли не одновременно с китайскими, чтобы они показали хоть какую-то эффективность.

«Американские авианосцы больше нельзя рассматривать как проекцию силы в Южно-Китайском море, они таковыми уже не являются», — говорится в последнем докладе Конгрессу о военной мощи КНР. Но решить эту проблему путем переговоров американцы уже давно отчаялись. Не секрет, что все попытки навязать Китаю хоть какое-то соглашение по типу РСМД всегда завершались провалом, так как с точки зрения безопасности район Малаккского пролива имеет для китайцев даже большее значение, чем для нас Восточная Европа. Вот и на этот раз в ответ на заявления Трампа официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин заявила, что «Пекин не потерпит шантажа ни от одной из стран». При этом она в духе восточной дипломатии посоветовала США «не плыть против течения и дважды подумать, прежде чем принять какое-либо решение по этому вопросу». Но американцы, судя по всему, уже все для себя давно решили. «Тот, кто контролирует Малаккский пролив и Южно-Китайское море, держит за горло все азиатские экономики. И США скорее сами удавятся, нежели позволят там господствовать Китаю, — говорит Василий Кашин. — Но, ввязываясь в ракетное соревнование с КНР, они не имеют шансов его выиграть. США всегда будут гарантированно проигрывать в количестве баллистических ракет средней дальности, при том что их качество будет сопоставимым или даже превосходящим».

На вооружении Китая находится более 2300 баллистических и крылатых ракет наземного базирования с дальностью полета до 5500 км. Одна ракета типа Dong Feng 21 с маневрирующими боеголовками запросто может уничтожить американский авианосец фактически в любой точке западной акватории Тихого океана 13-08.jpg ТАСС
На вооружении Китая находится более 2300 баллистических и крылатых ракет наземного базирования с дальностью полета до 5500 км. Одна ракета типа Dong Feng 21 с маневрирующими боеголовками запросто может уничтожить американский авианосец фактически в любой точке западной акватории Тихого океана
ТАСС

Самый сложный вопрос, который придется решать американцам, — выбор места для развертывания своих ракет. Сейчас, по нашим данным, рассматриваются три наиболее вероятные локации. Это Гуам, остров Окинава и, возможно, Южная Корея. Кстати, назначение бывшего командующего Тихоокеанским флотом США Гарри Гарриса послом в Сеул во многом было продиктовано необходимостью убедить корейцев принять будущие американские ракеты. Но вся проблема в том, что такое решение чревато экономической войной с Китаем. Даже размещение в Южной Корее американских комплексов ПВО THAAD вызвало жесткое противодействие Пекина. Напомним, что Китай пригрозил тогда корейцам заблокировать импорт их товаров. Урегулировать эту ситуацию удалось ценой невероятных усилий руководства Южной Кореи, которое обещало КНР больше таких вооружений у себя не размещать. В результате поставки THAAD Сеулу ограничились лишь двумя батареями этих комплексов. Поэтому можно легко себе представить реакцию Пекина, если какая-то азиатская страна решится предоставить американцам свою территорию для ракет средней дальности: китайцы сделают все, чтобы удушить ее экономически. Так что бравые намерения Дональда Трампа заключить новую ракетную сделку с Россией и Китаем так и повиснут в воздухе. Ни Москва, ни Пекин к нему не побегут. А сами США не только потеряют поддержку своих союзников, но вовсе могут остаться в одиночестве.

Баллистические ракеты средней и меньшей дальности наземного базирования, а также крылатые ракеты большой дальности наземного базирования (все от 500 км), находящиеся на вооружении (в том числе на складах) различных стран мира
Крылатые ракеты наземного базирования с дальностью более 500 км, принятые на вооружение или находящиеся в разработке
Баллистические ракеты наземного базирования средней и меньшей дальности (от 500 до 5500 км), стоящие на вооружении или находящиеся в разработке
Межконтинентальные баллистические ракеты наземного базирования (с дальностью более 5500 км) стран, не поддерживающих инициативы по заключению многостороннего соглашения об ограничении наступательных вооружений

У партнеров

    «Эксперт»
    №44 (1095) 29 октября 2018
    США vs Китай
    Содержание:
    Бьем по России, чтобы Китай боялся

    Дональд Трамп угрожает вернуть мир в эпоху ядерных разборок. Но потенциал американцев в противостоянии с Китаем не слишком велик

    Потребление
    Реклама