Дядя Сэм на воеводстве

Сергей Кудияров
специальный корреспондент журнала «Эксперт»
19 ноября 2018, 00:00

Бурный рост добычи сланцевой нефти в США превратил их в серьезного маркетмейкера. Странам ОПЕК и России придется вырабатывать консолидированный ответ на американский вызов. А пока наиболее вероятно продолжение плавного снижения цен

Куст по добыче сланцевой нефти в штате Луизиана

Двухлетний растущий тренд мировых цен на нефть сломался. Если к началу октября котировки марки Brent достигали 85 долларов за баррель, то на прошлой неделе они ныряли к 65. Уценка нефти почти на четверть за полтора месяца — серьезный повод разобраться, что происходит, и обсудить сценарии дальнейшего развития событий.

 

Среднегодовое потребление нефти (млн барр./сутки) 13-02.jpg
Среднегодовое потребление нефти (млн барр./сутки)

Избыточные страхи

«У нынешнего снижения цен на нефть есть три основные причины, — говорит директор по экономическим исследованиям Института энергетики и финансов Марсель Салихов. — Во-первых, избыточные ожидания относительно санкций против Ирана. Сначала говорили, что будет полное прекращение экспорта. Потом выясняется, что санкции более мягкие, остается множество исключений. Во-вторых, рост предложения, вызвавший профицит на мировом рынке. В-третьих, неопределенность с ОПЕК. То ли ОПЕК и ее партнеры будут договариваться, то ли не будут, о чем, в каком размере. Это также оказывает негативное воздействие на цены».

Ожидалось, что с 5 ноября США будут стремиться блокировать экспорт всей нефти из Ирана, вследствие чего этот экспорт обнулится. Но за несколько дней до вступления санкций в силу США объявили, что позволят восьми странам продолжать покупку иранской нефти до марта 2019 года. Учитывая, что у Ирана в основном покупали нефть именно эти страны, получается, что с 5 ноября экспорт из Ирана фактически не изменился.

На ожиданиях сокращения экспорта и, соответственно, добычи нефти в Иране Саудовская Аравия и Россия начали увеличивать добычу. А когда США смягчили санкции, оказалось, что формируется профицит физической нефти на глобальном рынке.

Действительно, Россия по итогам октября добыла 48,3 млн тонн, что на 4% превышает аналогичный показатель предыдущего года. Саудовская Аравия, с 2016 года сокращавшая объемы своей добычи, с мая этого года нарастила отгрузку нефти на экспорт на 300 тыс. баррелей в сутки (примерно 16 млн тонн в годовом выражении).

Министр энергетики Саудовской Аравии Халед бен Абдель Азиз аль-Фалех: «Мысль о сокращении добычи нам не нравится» 13-03.jpg
Министр энергетики Саудовской Аравии Халед бен Абдель Азиз аль-Фалех: «Мысль о сокращении добычи нам не нравится»

Делегат Ирана в нефтяном картеле ОПЕК Хосейн Каземпур Ардебили уже призвал Россию и Саудовскую Аравию, которые рассчитывали выиграть от антииранских санкций, сократить добычу: «Они вывели рынок из равновесия. Саудовская Аравия и Россия увеличили добычу, и цены упали на 15 долларов за баррель. Минимум, на который они должны сократить добычу, — миллион баррелей в сутки, иначе никто не учтет этого».

Наконец, усугубили ситуацию отчеты Международного энергетического агентства (МЭА) и ОПЕК, где указывалось, что спрос растет и продолжит расти меньшими темпами, чем ожидалось. Из этих публикаций трейдеры сделали вывод, что профицит предложения на рынке нефти будет нарастать, а значит, нужно продавать фьючерсы.

К концу третьего квартала 2018 г. дефицит предложения нефти на мировом рынке сменился профицитом  13-04.jpg
К концу третьего квартала 2018 г. дефицит предложения нефти на мировом рынке сменился профицитом

Дирижер устал?

Попытки в ручном режиме управлять ценами на нефть через регулирование объемов добычи (тем самым искусственно создавая дефицит предложения) в мире уже предпринимались.

Так, в конце 2016 года ОПЕК и ряд стран, не входящих в картель, включая Россию, договорились снизить добычу нефти на 1,8 млн баррелей в сутки по сравнению с показателями октября того года. На долю нашей страны пришлось сокращение на 300 тыс. баррелей в сутки. Соглашение действовало в 2017 году, в ноябре того же года оно было продлено и на весь 2018 год.

Надо сказать, определенный эффект был достигнут. Цены на нефть, ранее демонстрировавшие удручающее нефтяников падение (котировки Brent обвалились с 112 долларов в июне 2014 года до 32 долларов к началу 2016-го), удалось развернуть в направлении роста. И, как было сказано выше, к октябрю нынешнего года выйти на отметку свыше 80 долларов за баррель.

Но эта конструкция оказалась не слишком устойчивой.

«Вспомните, какие цены были раньше, 85 долларов за баррель воспринимались как манна небесная, — говорит Марсель Салихов. — К октябрю цены вышли на эту отметку, начали снижение — и все уже кричат о крахе. Я думаю, имела место некая политическая премия порядка 30 долларов на баррель к реальной цене на нефть».

 

Добыча нефти в США продолжает нарастать  13-05.jpg
Добыча нефти в США продолжает нарастать

Нефтяной маятник

Главной неприятностью для участников соглашения ОПЕК+ стало развитие добычи сланцевой нефти в США. С 2013 года объемы добычи нефти в этой стране выросли более чем в полтора раза, с 7,1 до 11,1 млн баррелей в сутки. Причем весь прирост был обеспечен именно «сланцем», здесь объемы добычи выросли почти вдвое — с 3,5 до 7,5 млн баррелей в сутки. Причем из общей величины прироста (4 млн баррелей в сутки) четверть пришлась на первые девять месяцев этого года.

Дело в том, что участники ОПЕК+, добившись повышения цен, тем самым значительно улучшили и экономику сланцевых проектов. Добыча сланцевой нефти в США, которой в годину низких цен уже было предрекали бесславную кончину, снова стала рентабельной.

Получается, что, сокращая собственную добычу ради повышения цен на нефть, участники ОПЕК+ обогащали американских нефтяников, которые свою добычу только наращивали.

«Добыча нефти в США продолжит расти, — говорит Марсель Салихов. — Ожидается, что в ближайшие годы прирост составит 2,1–2,3 миллиона баррелей в сутки. Высокие цены сделали выгодной добычу сланцевой нефти. США в этой ситуации выступают как своего рода ограничитель сверху».

Пока EIA не ожидает удешевления нефти до значений ниже 60 долл./барр. по сорту WTI, несмотря на сохранение небольшого профицита на рынке 13-06.jpg
Пока EIA не ожидает удешевления нефти до значений ниже 60 долл./барр. по сорту WTI, несмотря на сохранение небольшого профицита на рынке

Выглядит это так. Как только добыча сланцевой нефти становится рентабельной, американские нефтяники наращивают ее. В результате мировой рынок сталкивается с перепроизводством, избыток предложения толкает цены вниз. И продолжается это до тех пор, пока цены не упираются в другой ограничитель, снизу, а именно в себестоимость добычи. Тогда сворачивается добыча с чрезмерно высокими показателями себестоимости, рынок сталкивается с дефицитом предложения, и цены снова растут. До тех пор, пока воспрянувшие от высоких цен игроки сланцевой отрасли снова не затоварят рынок. Такой вот нефтяной маятник.

Уровень безубыточности (с учетом всех издержек) американских сланцевых проектов сейчас оценивается в среднем в 55 долларов за баррель. Как полагают эксперты Института энергетики и финансов, уже в ближайшем будущем этот уровень может опуститься, ведь прогресс не стоит на месте. Строительство нефтепроводов, расширение парка буровых и мощностей по закачиванию скважин увеличит гибкость отрасли, вследствие чего производители получат возможность снизить издержки по всей цепочке.

Все это не может не оказывать влияния на цены. По прогнозу американской Energy Information Administration (EIA), цены на нефть марки WTI (West Texas Intermediate, эталон для Западного полушария) в 2019 году будет колебаться в коридоре 62–67 долларов за баррель.

Есть и более радикальные оценки. Так, руководитель отдела исследований сырьевых рынков Citigroup Эд Морс ожидает, что цены на нефть уже к концу следующего года снизятся до 45 долларов за баррель.

Интересно, что в самих США, несмотря на зависимость их нефтедобывающей отрасли от сланца, а следовательно, высокую чувствительность к ценам, находится немало сторонников низких цен.

Так, американский президент Дональд Трамп заявил: «Надеюсь, что Саудовская Аравия и ОПЕК не сократят добычу. Стоимость нефти должна быть намного ниже, основываясь на поставках».

Как поясняет ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков, низких цен на нефть в США хотят переработчики (НПЗ и другие) и производители продуктов нефтехимии. Недорогая нефть способна поддержать нынешние высокие темпы роста американской экономики и одновременно стимулировать нефтяников не снижать темп инноваций, нацеленных на удешевление сланцевой добычи.

 

Президент США Дональд Трамп: «Стоимость нефти должна быть намного ниже» 13-07.jpg ТАСС
Президент США Дональд Трамп: «Стоимость нефти должна быть намного ниже»
ТАСС

Умеренность и контроль

Таким образом, активность американских нефтяников стала фактором, который не дает ОПЕК и ее партнерам управлять мировым рынком нефти, поддерживая цены на стабильно высоких отметках. Тот факт, что США одновременно являются и крупнейшим в мире потребителем нефти (см. таблицу) только усиливает позиции американских нефтяников как одного из ведущих маркетмейкеров мирового рынка.

МЭА сообщило, что в 2019 году спрос на нефть стран ОПЕК будет на 1,7 млн баррелей в день (почти 2% мирового рынка) ниже текущих уровней производства, что свидетельствует о потенциальном профиците.

Следует ли ожидать, что формат соглашений ОПЕК+ в таких условиях изжил себя за бесполезностью?

Вероятно, нет.

«При текущих ценах одни США способны за счет роста добычи перекрыть весь рост спроса на нефть в мире в 2019 году. Таким образом, если страны ОПЕК+ поставят целью удержание нефтяных цен выше 70 долларов за баррель марки Brent, практически неизбежно придется продлевать соглашение если не о сокращении, то по крайней мере об ограничении добычи», — заявил заместитель директора группы корпоративных рейтингов АКРА Василий Танурков.

С необходимостью ограничения объемов добычи в рядах участников соглашения, похоже, уже смирились.

Так, министр энергетики ОАЭ Сухейль аль-Мазруи отметил: «Мы продолжим консультации с другими странами ОПЕК+. Но определенно могу сказать, что в нашей новой стратегии в 2019 году мы не будем наращивать добычу».

А вот относительно сокращения добычи консенсуса пока нет. «Мысль о сокращении нам не нравится, — заявил министр энергетики Саудовской Аравии Халед бен Абдель Азиз аль-Фалех. — В идеале мы хотим, чтобы рынок свободно снабжался и чувствовал себя комфортно. Мы придем к идее сокращения, если увидим стойкий рост переизбытка, и, честно говоря, мы видим некоторые признаки этого в США, но не видим пока таких признаков в глобальном масштабе».

Тот же аль-Фалех в начале ноября отметил, что потенциальная величина сокращения добычи, если соответствующее решение будет принято на очередной встрече ОПЕК+ в Вене в декабре, может составить порядка миллиона баррелей в сутки.

Однако уже появилась информация, что совокупное снижение объемов добычи среди участников соглашения может составить и больше, до 1,4 млн баррелей в сутки.

«Участники ОПЕК+ уже заявили, что намерены сократить объем добычи в 2019 году, — рассказывает Игорь Юшков. — Таким образом они рассчитывают убрать с рынка излишки предложения, что приведет к росту цен. Но в данном случае важны и сами заявления. Они должны вселить в трейдеров уверенность, что действия, которые будет предпринимать ОПЕК+, приведут к росту цен, а значит, фьючерсы нужно покупать уже сейчас, пока они дешевые. И уже от деятельности трейдеров цены на нефть будут расти. А ОПЕК+, прежде всего Саудовская Аравия и Россия, дождется, пока США станут сокращать квоты на покупку иранской нефти. Сокращение добычи в Иране привет к сокращению профицита предложения на рынке. А дальше ОПЕК+ будет действовать по ситуации».

В свою очередь, Марсель Салихов полагает, что ОПЕК+ стоит быть более гибкой структурой. «Нужен постоянный орган и оперативный контроль за ситуацией на рынке нефти, — говорит эксперт. — Нужно определиться, какая цена всех участников соглашения устраивает, и действовать в соответствии с этим. Если цены становятся слишком низкими — снижать добычу. Если слишком высокими — наращивать. Реалистичной я вижу цену 60 долларов за баррель. Она вполне комфортна для участников ОПЕК+, но при этом обеспечивает среднюю, не слишком высокую, доходность сланцевой добычи. Снижается риск того, что ОПЕК будет ограничивать свою добычу ради обогащения американских нефтяников».

 

Министр энергетики России Александр Новак заявил, что не следует резко реагировать на разовые колебания цен на нефть 13-09.jpg ТАСС
Министр энергетики России Александр Новак заявил, что не следует резко реагировать на разовые колебания цен на нефть
ТАСС

По усам текло, в рот не попало

Отметим, что для России нет ничего катастрофического в ценах на нефть на уровне 60 долларов за баррель. Как сообщил весной прошлого года министр энергетики РФ Александр Новак, средняя себестоимость добычи нефти в нашей стране составляет 10–15 долларов за баррель. Нет серьезной угрозы и для наполнения бюджета. Минэкономразвития уже исходит из того, что средние цены на нефть марки Urals составят 63,4 доллара за баррель в 2019 году, 59,7 доллара — в 2020-м и 57,9 доллара — в 2021-м.

«Комфортными ценами для России можно считать те, что заложены в бюджете РФ, — рассказывает Игорь Юшков. — В сентябре этого года министр финансов Силуанов заявлял, что в 2019 году российский бюджет будет сбалансирован при 40 долларах за баррель. Конечно, чем выше цены на нефть, тем больше доход государства. Но деньги направляются не только в бюджет, еще и в резервные фонды».

В России действует бюджетное правило, предполагающее изъятие в Фонд национального благосостояния всех дополнительно поступающих государству доходов от нефти при цене свыше 40 долларов за баррель (в ценах 2017 года).

Главный экономист Внешэкономбанка Андрей Клепач: «То, что мы убираем из экономики значительную часть прироста доходов, связанную с повышенными ценами на нефть, — это не всегда благо» 13-08.jpg ТАСС
Главный экономист Внешэкономбанка Андрей Клепач: «То, что мы убираем из экономики значительную часть прироста доходов, связанную с повышенными ценами на нефть, — это не всегда благо»
ТАСС

Однако, как заявил бывший замминистра экономического развития, а ныне главный экономист ВЭБа Андрей Клепач, в экономике России не осело почти ничего из полученных от дорогой нефти дополнительных доходов. «Практически весь выигрыш между нынешними ценами, практически 70 долларов за баррель, и теми, на которые ориентировались раньше, в начале года, — 50 долларов с лишним, ушел в отток капитала», — заявил Клепач на конференции S&P Global.
Банк оценил отток капитала из России по итогам нынешнего года в 42 млрд долларов — почти втрое выше показателя предыдущего года.

«То, что мы стерилизуем и убираем из экономики значительную часть, прироста доходов, связанную с повышенными ценами на нефть, это не всегда благо. Может, для рейтингов это стабильность бюджета и стабильность курса, но с точки зрения экономического роста это одна из главных причин, почему мы растем почти вдвое медленнее, чем страны с сопоставимым уровнем дохода. Поэтому нам нужно думать не только о том, как ослабить зависимость нашей экономики, бюджета и цен на нефть, но и как капитализировать, сделать эффективным вклад изменения цен на нефть, на углеводороды в целом в рост экономики, — это, может быть, еще больший вызов», — заявил Андрей Клепач.

Напомним, дорогая нефть также несет с собой риски дальнейшего повышения внутренних цен на моторное топливо, о чем мы подробно писали недавно в «Эксперте» (см. «Страсти по нетбэку», № 45).

Таким образом, в силу превращения США в важнейший фактор балансировки мирового рынка нефти вполне можно ожидать дальнейшего плавного снижения цен примерно до 60 долларов за баррель. Но никаких катастрофических последствий для России с точки зрения бюджета или курса рубля такое развитие событий не возымеет.