Бурлюк: художник и поэт

Культура
Москва, 10.12.2018
«Эксперт» №50 (1101)
В Музее русского импрессионизма — выставка одного из родоначальников русского футуризма Давида Бурлюка

Имя Давида Бурлюка — «полутораглазого стрельца» русской культуры — неразрывно связано с именем Владимира Маяковского. Выход выдающегося поэта на литературную сцену произошел в первую очередь благодаря Бурлюку — одному из трех необычайно талантливых братьев, совместными усилиями будораживших культурную жизнь России столетней давности. В отличие от младшего брата Николая и среднего — Владимира, очень рано погибших, Давид прожил долгую жизнь, уйдя всего лишь за год до массовых протестов 1968-го, которые мог бы наблюдать, будучи жителем США. Эмиграция не обрекла его имя на забвение на родине, но строго провела черту: «до» и «после». Все, что было после 1920 года, когда он оказался в Японии, в СССР уже мало кого интересовало. Дважды приезжал на родину, но это уже был, скорее, призрак того Бурлюка, который когда-то призывал «бросить Пушкина, Достоевского, Толстого и проч. и проч. с Парохода Современности». Он словно тоже погиб вместе с братьями тогда, в грозные революционные годы.

В двадцатых ему еще хватило сил привлечь к себе внимание в Японии. Но в США, куда он перебрался всего два года спустя, Бурлюк уже перестал быть тем самым единственным и неповторимым Бурлюком — управителем культурных потоков. Ему было сорок. На смену футуризму шли другие художественные течения, для которых он оставался только предтечей. Бурлюк вновь попытался опередить время и изобрел радиостиль, в очередной раз продемонстрировав незаурядный талант обращения с художественной формой. Но, увы, время и место работали против него. Он был вынужден почти с нуля выстраивать свою художественную биографию, воссоздавая работы, которые написал на родине, но влиять на художественную ситуацию был уже не в силах, тем более на уровне, на котором делал это в России. В отличие от братьев он смог выжить, но с привычным статусом возмутителя общественного спокойствия, вечно находящегося в центре всеобщего внимания, ему пришлось расстаться. Надо было попросту выживать.

Как следствие этой необходимости — невероятное количество картин. Их тысячи. Высочайшая производительность — одна из самых характерных черт Бурлюка: одно время он и по количеству стихов опережал своего наперсника Владимира Маяковского. На выставке представлена их малая часть, но этого достаточно, чтобы понять, что представлял собой Бурлюк в американский период своей жизни, да и в жизни вообще. Мы видим огромное разнообразие стилей. Он мог быть как экспериментальным художником, так и вполне традиционным. У него много полотен, выполненных в импрессионистическом стиле и таким образом попадающих в концепцию музея, где представлена его выставка. Скорее всего, ему было чем удивить американских любителей изобразительного искусства того времени, но что-то помешало им удивиться его творчеству. Впечатляет прежде всего широкий диапазон выразительных средств. Бурлюк словно может всё, кроме того, чтобы быть кем-то одним.

Мы видим множество Бурлюков: помимо художника и поэта еще и последователя реализма, импрессионизма, постимпрессионизма, кубиз

У партнеров

    «Эксперт»
    №50 (1101) 10 декабря 2018
    ПОЛОВИННЫЙ ГРАЖДАНИН
    Содержание:
    Выжженная земля

    Муниципалитеты подобрались к пределу экономии. Дальше — только повышать налоговые доходы. но сделать это невозможно, пока все основные налоги от среднего и крупного бизнеса будут забирать центр и регион

    Главная новость
    Наука и технологии
    Специальное обозрение
    Реклама