В ожидании перемен

Салехард и Лабытнанги находятся на противоположных берегах Оби. И сейчас они ждут моста и железной дороги, которые кардинально изменят жизнь этих городов

ПРЕСС-СЛУЖБА ГУБЕРНАТОРА ЯНАО

«Пустите меня! — истошно кричит молодая женщина. — Я мать кормящая, и мне срочно в Салехард надо!» «Если ты мать кормящая, так и сиди дома. Я вон на самолет опаздываю», — угрюмо отвечает ей мужик с чемоданом. «А мне в больницу в Салехард надо», — не уступает второй. Тем не менее очередь из трех десятков человек, поворчав, пропускает кормящую мать в начало, и та в составе десятка других счастливчиков забирается в судно на воздушной подушке и отбывает на другой берег Оби. Остальные на пронизывающем ледяном ветру остаются ждать следующего. Из темноты на переправу подъезжают все новые и новые машины с желающими переправиться на тот берег. Очередь растет, люди начинают злиться.

Два города

В понятии тех, кто здесь, у Полярного круга, живет давно, так было всегда. К Лабытнанги, что на левом берегу Оби, во времена Сталина подвели железную дорогу из Коми, а потом построили крупный грузовой порт. Поэтому город быстро стал удобной транспортной базой для геофизиков и газовиков, осваивавших нефтегазоносное Заполярье. И поэтому здесь есть железнодорожный вокзал, откуда за двое с половиной суток можно доехать до Москвы.

Салехард на правом берегу Оби развивался как административный центр самого богатого по углеводородным запасам региона страны. Поэтому там есть аэропорт, откуда до Москвы можно долететь за два с половиной часа. Но все продукты, стройматериалы, одежда, бензин — в общем, почти всё завозится в него из Лабытнанги. Летом — на грузовых паромах, которые идут через одну из самых крупных в мире рек каждые пятнадцать-двадцать минут, зимой — по ледяной дороге (зимнику) через Обь. Но несколько месяцев в году, в межсезонье, транспортный поток «пересыхает». Возят только людей и мелкий груз — вертолетами и «подушками». Поэтому строительство моста через Обь — это самая популярная тема для разговоров в обоих городах.

«Да ладно вам! — иронически бросает таксист Сан Саныч, руля на своей эксклюзивной (от Немцова!) “Волге” от переправы к вокзалу. — Сорок лет здесь живу и сорок лет слышу эти разговоры про мост. А может, и построят при моей жизни, — внезапно меняет он тон разговора. — Вон видишь голубые вагончики? Это строители Крымского моста с салехардского берега на наш перебрались. Там подолбили, сейчас у нас будут долбить — опоры под мост испытывают».

Этим летом на Ямал действительно прибыли тридцать сотрудников «Мостоотряда-46» ПАО «Мостотрест» для проведения испытаний грунтов и дна в районе будущего Обского моста. Зимой в Лабытнанги ждут уже более 200 специалистов, которые начнут готовить производственную и жилую базу для строительства моста и продолжения железной дороги на восток округа.

«Мы готовы оказать максимальную помощь строителям. Потому что для нас эта дорога действительно дорога жизни», — подчеркивает в беседе с корреспондентом «Эксперта» глава администрации Лабытнанги Марина Трескова.

Ветер перемен

Мост через Обь и саму дорогу должны построить за пять лет. Ямальцы ликуют. Лабытнангцы заранее радуются, что смогут без проблем круглогодично добираться до окружного центра. Салехардцы надеются, что продукты в магазинах подешевеют (на один и тот же товар на разных берегах цена может различаться в два раза и более). Однако и у тех и других есть опасения насчет наплыва «чужих». Очень долго Ямал был практически закрытым, а значит, спокойным регионом. Но, размышляя об этом, губернатор округа Дмитрий Артюхов отмечает, что Ямалу не привыкать к масштабным проектам и стройкам с большим числом вахтовиков.

Уже на этапе строительства магистрали ожидается резкая активизация местного малого и среднего бизнеса. Потому что несколько тысяч приезжих строителей нужно будет поить, кормить, обстирывать, развлекать и т. д. А потом, после запуска СШХ, на территории его прохождения образуются уже постоянные новые рабочие места. «Для Лабытнанги, Надыма, Салехарда Северный широтный ход будет постоянным источником экономической деятельности. Это неизбежно. Через эти города в год поедет 25 миллионов тонн грузов. Это тысячи рабочих мест», — добавляет Дмитрий Артюхов.

Новые рабочие руки нужны будут не только в логистике, но и в сопутствующих отраслях, таких как производство в Харпе строительных материалов (сейчас окружные власти создают здесь строительный кластер). По окончании железнодорожных мегастроек местная щебенка и железобетон пойдут на стройки восточной части округа (Новый Уренгой), куда сейчас стройматериалы приходится завозить из Екатеринбурга. Чуть более отдаленная перспектива — строительство в районе Лабытнанги военного городка и размещение там второй Арктической мотострелковой бригады (первая сейчас базируется в Алакурти, Мурманская область).

Что особенно ценно, эти новые рабочие места появятся не в сфере финансов и управления, а в сфере реальной экономики. А это значит, что в результате создания Северного широтного хода изменится не только экономика, но и социальный состав двух бюджетных городов.

У партнеров

    «Эксперт»
    №50 (1101) 10 декабря 2018
    ПОЛОВИННЫЙ ГРАЖДАНИН
    Содержание:
    Выжженная земля

    Муниципалитеты подобрались к пределу экономии. Дальше — только повышать налоговые доходы. но сделать это невозможно, пока все основные налоги от среднего и крупного бизнеса будут забирать центр и регион

    Главная новость
    Наука и технологии
    Специальное обозрение
    Реклама