Курдский «день сурка»

Политика
Москва, 17.12.2018
Курды вновь рискуют все потерять из-за внутренней разобщенности и ложных надежд на поддержку Штатов

ТАСС

Турция разворачивает новую операцию на севере Сирии. Под угрозой оккупации курдские кантоны Джезире и Кобани, которые граничат с турецкими территориями и посылают своих «красных террористов» для атак на правительственные войска, — так считают в Анкаре. Впрочем, есть проблема: американцы «демонстрируют свой флаг» на этих землях, то есть, по сути, обещают защищать курдских союзников. Какова цена этим обещаниям, курды, впрочем, успели убедиться на примере захваченного теми же турками кантона Африн.

Курдистан сегодня по-прежнему разделен между четырьмя государствами, а его 40 млн жителей все еще мечтают о независимости, пусть с разной степенью надежды и веры. Еще порядка трех миллионов курдов проживают на всех континентах и изо всех сил пытаются привлечь внимание к страданиям своего народа. Получается только тогда, когда эти самые страдания выгодно ложатся в геополитическую картину западного мира. Потерю Африна мировые СМИ не заметили. Об агрессии Реджепа Эрдогана сегодня пишут куда чаще.

Курдистан остается разменной монетой в играх больших держав. Если Турция использует воинственную кампанию, чтобы в первую очередь поддержать внутриполитические амбиции Эрдогана, то коалиция Сирии, Ирана и России хотела бы восстановить контроль над сирийской территорией и выдавить американцев из региона. Ходят слухи, что Эрдоган получил «добро» на новую атаку, поскольку курды не смогли договориться с Башаром Асадом, а США уж больно активно принялись «зарываться» в сирийскую землю, разворачивая все новые военные базы. Вашингтон можно понять: он уже не прикрывается войной с «Исламским государством» (организация, запрещенная в России), а в открытую обустраивает плацдарм для борьбы с Ираном. Курды, которые в результате гражданской войны смогли взять под контроль почти четверть территории страны, включая восточный берег реки Евфрат и нефтяные поля, для американских задач вполне годятся. А еще влияние в Курдистане — это мощный козырь США в переговорах с Эрдоганом, который хоть и партнер по НАТО, но что-то больно много о себе возомнил, особенно после дела Хашогги.

 

Кто есть кто в сирийской Рожаве

Было бы наивно считать, что курды ничего не знают об американском коварстве. Уж потеря Африна их должна была чему-то научить. Однако курдские элиты сильно разобщены и преследуют подчас разные интересы. Потому и договориться с ними сложно.

Федерация Западный Курдистан (Рожава) была провозглашена в январе 2014 года и включала в себя три кантона: Джезире, Кобани и Африн, пока последний не отошел туркам. Что касается руководства, то здесь все непросто. Силовой контроль в Рожаве сосредоточен в руках Отрядов народной самообороны (ОНС) — боевого крыла курдской партии «Демократический союз» (КДС). Вопросы внутренней безопасности решает народная милиция «Асаиш». Демократический союз исповедует марксистко-ленинскую идеологию. А его лидер Салех Муслим не отрицает возможности диалога с правительством Башара Асада, но при этом выступает против ограниченного самоуправления и требует полной ав

У партнеров

    «Эксперт»
    №51 (1102) 17 декабря 2018
    Бунт призренных
    Содержание:
    Революция в шести актах

    «Желтые жилеты» готовы до последнего драться с правительством Макрона по заветам покойного французского комика

    Реклама