Армянский премьер-министр Никол Пашинян взял под контроль законодательную власть в стране. Вопрос теперь в том, что он будет с ней делать

ТАСС

Победа Никола Пашиняна на досрочных парламентских выборах в Армении позиционируется армянским обществом как окончание долгого пути революции, начавшейся весной 2018 года. И действительно, разве это не так? «Народные» силы не просто победили, они триумфально заняли весь парламент, а «антинародная» Республиканская партия, ассоциирующаяся у населения с коррупцией, неэффективностью и всем «темным прошлым» страны, в законодательный орган даже не вошла. И теперь, как считают сторонники Пашиняна, страну ждет светлое будущее: системные реформы, которые создадут новую Армению — богатую, сильную, процветающую.

Однако скептики в этом не уверены. Просто потому, что они не уверены в самом Пашиняне. Да, выборы позволили ему сформировать полностью подконтрольный парламент — но этим же они лишили премьер-министра всех возможных отговорок насчет того, почему он не начинает реформы. Теперь Никол Пашинян должен будет продемонстрировать свои истинные намерения и возможности — это касается и внутренних преобразований в Армении, и ее внешнеполитического вектора, прежде всего в отношении России. Возможно, премьер-министр действительно развернется и докажет всем свою эффективность в качестве управленца и дипломата. Но не исключен и иной вариант: Пашинян продемонстрирует неспособность заниматься реальными проблемами и будет компенсировать свои слабости тем, в чем он силен. То есть уличным популизмом. И это станет серьезной проблемой, причем не только для Армении, но и для России.

Без оппозиции

Прошедшие 9 декабря выборы в парламент Армении называют уникальными. Как с точки зрения способа проведения, так и результата.

Законодательство Армении запрещает создание однопартийного или даже двухпартийного парламента. По правилам победитель (вне зависимости от доли полученных голосов) может занять не более двух третей мест в законодательном органе, а остальная треть распределяется как минимум между двумя следующими партиями. Однако по сути парламент — впервые за всю историю страны — оказался однопартийным. Да, блок Никола Пашиняна «Мой шаг» набрал 70% голосов и получил всего лишь 88 мандатов из 132. Однако остальные две партии трудно назвать оппозиционными. «Процветающая Армения» бизнесмена Гагика Царукяна (8,2% голосов, 26 мест) давно работает в паре с Пашиняном, а пришедшая третьей «Светлая Армения» (6,4% голосов, 18 мест) вообще возглавляется Эдмоном Марукяном, бывшим партнером Пашиняна по блоку «Елк» в прошлом парламенте.

Реальная же оппозиция не преодолела пятипроцентный барьер. У «Дашнаков» 3,9%, у «Сасна Црер» (названной в честь террористов, захвативших здание полицейского участка в Ереване в знак протеста против политики властей) — 1,82%. Однако самым большим провалом стал пролет мимо парламента бывшей правящей партии — республиканцев. Они набрали всего 4,7%. Причем в численном выражении это порядка 59 тыс. голосов — более чем вдвое меньше количества официальных членов этой партии.

Сторонники Пашиняна считают этот результат вполне закономерным. Во-первых, по их мнению,

У партнеров

    «Эксперт»
    №51 (1102) 17 декабря 2018
    Бунт призренных
    Содержание:
    Революция в шести актах

    «Желтые жилеты» готовы до последнего драться с правительством Макрона по заветам покойного французского комика

    Реклама