Япония официально продолжает настаивать на возвращении ей Южных Курильских островов. Но по факту она уже понимает, что Россия их не вернет. У Москвы нет ни желания, ни резона, ни стимула разбрасываться территориями

ТАСС

Министры иностранных дел России и Японии регулярно встречаются, что-то обсуждают, что-то считают. А президент Владимир Путин и премьер-министр Синдзо Абэ ищут формулу решения территориальной проблемы.

По мнению ряда российских активистов и людей, считающих себя экспертами, Москва и Токио эту формулу уже нашли. Она будет заключаться в передаче Японии части Южно-Курильской гряды (то есть Шикотана и группы островов Хабомаи) в обмен на заключение полноценного мирного договора, а также значительный инвестиционно-технологический пакет. Эта формула уже внесла серьезнейший раскол в наше общество. Та его часть, которая называет себя патриотами, говорит о недопустимости продажи земли ни за какие коврижки. Другие же уверяют, что эти отдаленные острова наша страна все равно не развивает, ценности они особой не представляют, поэтому их можно легко продать Японии, получив взамен не просто деньги, а будущее для всего Дальнего Востока. С японскими инвестициями и технологиями регион наконец-то обретет мощнейший стимул для развития, а Россия — стартовые возможности для реализации того самого экономического рывка, который обещает наше правительство.

Однако эксперты к перспективам продажи островов относятся весьма скептически. И не только по причине того, что «Родину не продаем», но и даже если действовать в меркантильной логике. Во-первых, это будет не продажа, а сдача — или, в крайнем случае, уступка с колоссальным дисконтом. Япония не станет платить за острова обозначенную ей же самой цену — точнее, ей не дадут это сделать. Во-вторых, игра категорически не стоит даже свеч (не говоря уже о предлагаемых Токио огарках). В случае сдачи островов не только рухнет рейтинг власти, под угрозой окажется территориальная целостность всей страны. Россия вполне может лишиться других территорий, которые уже придется даже не продавать, а отдавать, да еще и с контрибуцией. Например, тот же Крым.

Ну и, наконец, в-третьих, как говорил известный стоматолог с тремя замшевыми куртками, «торопиться не надо». Время играет на стороне России и против Японии, которая, в общем-то, и была инициатором ускорения переговоров по курильскому вопросу.

Упущенные шансы

Сами переговоры вокруг Южных Курильских островов (японцы их называют «северными территориями») идут вот уже почти семьдесят лет, и практически на всей дистанции они шли без сенсаций.

Да, были моменты, когда прорыв казался возможным. Например, в 1956 году известный раздатчик российских территорий Никита Хрущев решил обхитрить японцев — заключил с ними так называемую Московскую декларацию, по которой СССР обязался передать Японии два из четырех спорных островов в обмен на заключение мирного договора и нормализацию отношений. Расчет был на то, что через это соглашение ценой земли малой удастся оттянуть Японию от США. Однако американцы эту игру раскусили, и на соглашение наложили вето, после чего японская позиция оформилась как «утром возврат всех четырех островов — вечером мирный договор».

В начале 1990-х казалось, что возврат состоит

У партнеров

    «Эксперт»
    №5 (1105) 28 января 2019
    Амбиции восходящего солнца
    Содержание:
    Ни два, ни четыре

    Япония официально продолжает настаивать на возвращении ей Южных Курильских островов. Но по факту она уже понимает, что Россия их не вернет. У Москвы нет ни желания, ни резона, ни стимула разбрасываться территориями

    Главная новость
    Индикаторы
    Реклама