Расплатились

Экономика и финансы
Москва, 04.02.2019
«Эксперт» №6 (1106)
В ближайшее время корпоративный внешний долг не будет проблемой для российской экономики и курса рубля — пик выплат по нему был пройден в конце прошлого года. Гораздо важнее для российской валюты теперь закупки ЦБ и Минфина и ожидание новых санкций

Иллюстрация: ИГОРЬ ШАПОШНИКОВ

В ближайшие два года корпоративный внешний долг точно не составит проблемы для российской экономики. Из-за санкций объемы новых внешних заимствований снижаются, а старые долги неуклонно сокращаются. Правда, внешний долг оказал не самое положительное влияние на курс российской валюты во втором полугодии 2018-го — тогда необходимость погашать большие объемы корпоративного долга увеличила спрос на иностранную валюту и вместе с ее закупками для Минфина, санкционным давлением, спадом на развивающихся рынках и другими факторами уронила курс рубля. Но хорошая новость в том, что в 2019–2020 годах этого можно уже не бояться.

 

Нефтегаз и банки: есть чем гасить

Пик погашений внешнего долга уже пройден. «После радикального снижения долговой нагрузки ситуация довольно благоприятна. Возможны риски, связанные с волатильностью цен на нефть и металлы, но они, скорее всего, будут носить краткосрочный характер — график платежей у всех отраслей весьма комфортный, а проблемные истории хорошо известны рынку, — рассказывает управляющий директор по макроэкономическому анализу и прогнозированию “Эксперт РА” Антон Табах. — С учетом того, что корпоративный внешний долг относительно невелик, компенсирован растущими резервами и у государства, и у компаний, а существенная его доля — внутрикорпоративные заимствования, то этот фактор будет носить фоновый характер. При этом ситуация на рынках и санкционные риски не позволят нарастить долговую нагрузку».

Остались ли у нас особо уязвимые сектора и компании? Ведущий эксперт Института «Центр развития» НИУ ВШЭ Сергей Пухов объясняет, что, как правило, наиболее уязвимы по внешнему долгу те сектора экономики, которые одновременно наиболее закредитованы за рубежом и при этом ориентированы на внутренний рынок — например, оптовая и розничная торговля, ремонт автотранспортных средств. Однако сколько именно должны такие сектора в валюте, оценить практически невозможно.

Главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова добавляет, что с экономической точки зрения уязвимы обычно те компании, которым в грядущем году предстоят погашения основной части долга, однако у этого вопроса есть и неэкономическая, санкционная часть: «С точки зрения санкций развитие событий прогнозировать трудно, но в законопроекты, обсуждавшиеся в Конгрессе США в 2018-м, был включен ряд крупных российских банков и несколько сырьевых компаний». Например, обсуждались санкции против Сбербанка, ВТБ, Газпромбанка, Россельхозбанка, Промсвязьбанка, Банка Москвы и госкорпорации «Внешэкономбанк», запрет на полеты в США для «Аэрофлота» и почти полное прекращение американского экспорта.

Но в целом занимают за рубежом и в валюте лишь те компании, которые могут это себе позволить. Так, по оценке ЦМАКП на основе данных Cbonds, по состоянию на 1 июля 2018 года 34% российского корпоративного долга в иностранной валюте приходится на нефтегазовую отрасль, 21% — на банки и другие финансовые институты, по 5–9% — на химическую и нефтехимическую промышленность, цветную металлургию, горнодобывающ

У партнеров

    «Эксперт»
    №6 (1106) 4 февраля 2019
    Изящная реформа Набиуллиной
    Содержание:
    Платежи отпустят на свободу

    С помощью новой системы быстрых платежей ЦБ сможет подстегнуть конкуренцию на банковском рынке, освободить физлица и бизнес от лишних комиссий и даже изменить соотношение сил между банками и небанковскими финансовыми компаниями, дав последним шанс на развитие

    Главная новость
    Экономика и финансы
    Наука и технологии
    Потребление
    Реклама