И мелочь, и не приятно

Тема недели
Москва, 18.03.2019
«Эксперт» №12 (1112)

Есть старый анекдот. В пункт приема стеклотары приходит мужчина. Промасленная телогрейка, ушанка, кирзовые сапоги, щетина… Спрашивает:

— Вы бутылки из-под виски принимаете?

Приемщик:

— Нет.

И через небольшую паузу:

— …Сэр…

С этого все и началось. Сначала перестали принимать нестандартные бутылки, массово хлынувшие на открытый в 1990-е годы российский рынок, а потом и стандартные. Понятие «залоговая тара» исчезло. Сформированное у нескольких поколений людей отношение к мусору как к чему-то стоящему постепенно разрушилось. А новые стандарты производства и потребления привели к тому, что страну просто завалило всевозможным хламом.

Конечно, если два десятка лет ничего не предпринимать, отдать мусорный бизнес в руки криминальных и полукриминальных структур, то в конце концов можно получить то, что мы наблюдали в прошлом году: массовые протесты по всей стране. А ведь за несколько лет до этих событий был подготовлен проект нового закона об отходах, который неспешно проходил согласования и уточнения в недрах министерств и ведомств. В одном только Минприроды, как говорят знающие люди, он благополучно пролежал целый год. За это время на свалки уехало 60 млн тонн мусора, которые еще сотни лет будут там разлагаться. И хорошо если без существенного ущерба для окружающей среды.

В начале этого года на мусорных площадках появились новые контейнеры. Синие и свежевыкрашенные. В стенках — вставки из крупной сетки, в крышке — два круглых отверстия, видимо, под бутылки. Для раздельного сбора. Для «сухих» отходов. Правда, некоторые из них поставили не под крышу, где стоят все остальные контейнеры, предназначенные для «мокрого» мусора, а рядом, так что эти сухие отходы довольно быстро стали мокрыми. При московской-то погоде, когда зимой то снег, то дождь.

Заполняться они стали довольно активно: многие жители сначала выгружают из своих пакетов бутылки, пластиковые коробки, бумагу и прочее в эти контейнеры, а затем уже выбрасывают остальное в старые емкости.

Впрочем, и до начала нынешнего года, когда в России стартовала «мусорная» реформа, о чем многие узнали чуть позже, получив счета с отдельной строкой «за обращение с ТКО», на многих площадках стояли цилиндрические сетчатые емкости, предназначенные для пластиковых бутылок. Такой полураздельный сбор, поскольку там принимался именно пластик, предпочтительно ПЭТ. И даже кое где отдельно были приспособлены емкости под крышечки.

Пока бывший министр природных ресурсов Сергей Донской и другие ответственные чиновники корпели над мусорной реформой, в обществе росло понимание, что так дальше нельзя, появлялись волонтерские сообщества, возник мелкий, без особой прибыли бизнес, где основной мотивацией стало очистить пространство вокруг себя, а не заработать. В городах неравнодушные жители собирали то, что уже успели разбросать, и сортировали то, что только планировалось выбросить.

В сельской местности и вовсе значительная часть населения мусор разделяет: пищевые отходы там не выбрасывают, а находят им более достойное применение в

У партнеров

    «Эксперт»
    №12 (1112) 18 марта 2019
    Поделить по-честному
    Содержание:
    Как не рассыпать мусор по дороге

    Возможности для построения эффективной системы обращения с отходами в стране есть. Но нам придется преодолеть давление групп лоббистов, преследующих противоположные цели, снять растущие протестные настроения в обществе и выстроить на всех уровнях четкое понимание, куда и как мы идем

    Специальное обозрение
    Реклама