Рекордный подсудимый

Политика
Москва, 25.03.2019
«Эксперт» №13 (1113)
Следствие запросило для бывшего мэра Владивостока Игоря Пушкарева беспрецедентный для такого рода дел срок — семнадцать лет колонии строгого режима. Мы решили разобраться, есть ли в этом требовании хоть какая-то адекватность

ТАСС

Анализ судебной практики по приговорам в отношении крупных чиновников-коррупционеров не выявил никакой причинно-следственной связи между масштабом нанесенного ущерба и уровнем наказания. Укравший миллиарды из бюджета может и сесть на тринадцать лет строгого режима, и отделаться штрафом. Так же обстоят дела и с мелкими воришками: глава региона или города, «нахимичивший» на каких-то пару миллионов, может получить на суде «по полной», а может и быть отпущен из зала суда с условным сроком или штрафом. Никакой системы. Однако требуемые обвинением для бывшего мэра Владивостока Игоря Пушкарева семнадцать лет «строгача» за превышение полномочий с ущербом в 134 млн рублей действительно рекорд для всей постсоветской судебно-правоохранительной системы России. «Эксперт» решил разобраться, насколько адекватен столь жесткий запрос следствия и соответствует ли он отечественной судебной практике в отношении коррупционеров.

Бессистемный антикоррупционный процесс

Ни в 1990-е, ни в 2000-е ни одного приговора за коррупционные преступления с каким-то серьезным наказанием в виде хотя бы нескольких лет лишения свободы вынесено не было. Фактически все сходило с рук. Более того, зачастую осужденные за взятки и хищения государевы люди быстро оказывались назначенными на руководящие посты в других отраслях или регионах. Крупные чиновники, своровавшие сотни миллионов, получали условные сроки и продолжали работать. Смоленский губернатор Александр Прохоров присвоил 274 млн рублей (приговор 2003 года), Тверской губернатор Владимир Платов — 500 млн (2005 год), министр атомной энергетики РФ Евгений Адамов — 30 млн долларов плюс нанес ущерб государству на миллиард долларов (2005 год), губернатор Ненецкого автономного округа Алексей Баринов — 19 млн рублей (2006 год), мэр Кисловодска Виталий Бирюков — 1,7 млн (2009 год). Все они отпущены судом с условными сроками. А были и те, что даже условного срока не получили. Например, мэр Нижнего Новгорода Николай Гражданкин в 2008 году за хищение из бюджета 15,6 млн рублей приговорен к символическому штрафу в 280 тысяч.

Все поменялось в 2010 году, когда суд впервые вынес суровый приговор по коррупционному делу — девять с половиной лет строгого режима губернатору Тульской области Вячеславу Дудке за взятку в 40 миллионов рублей. Страна, привыкшая к безнаказанности политической элиты, ахнула. Дальше антикоррупционный маховик стал раскручиваться все сильнее. Аресты и посадки коррупционеров в России стали обычным делом. Однако следственный этап в этих делах длился всегда крайне долго, до приговора суда дело доходило, как правило, через несколько лет. В итоге вторым крупным коррупционером, отправленным судом в колонию, оказался мэр Ставрополя Игорь Бестужев, которого за взятку в размере 1,8 млн рублей и попытку получить еще 50 млн в 2014 году приговорили к девяти годам строгого режима и штрафу в 500 млн рублей. Вообще, цифры не вяжутся друг с другом: 1,8 млн и девять лет «строгача». Подчеркнуто беспощадная борьба с коррупцией.

В 2015 году страна

У партнеров

    «Эксперт»
    №13 (1113) 25 марта 2019
    ХАЙ ЖИВЕ!
    Содержание:
    Рокировка «Ноль Первого»

    Отставка президента Казахстана Нурсултана Назарбаева запустила плавный транзит верховной власти в стране. Сосредоточение у лидера нации значительных властных полномочий и влияния должно обеспечить преемственность курса

    Разное
    Экономика и финансы
    Панорама страхования
    Реклама