За руку — на экспорт

Специальный доклад
Москва, 01.04.2019
«Эксперт» №14 (1114)
Объем государственной помощи компаниям-экспортерам вырос многократно. Федеральная и региональная системы поддержки работают почти идеально. Если и есть проблемы, то они в самих экспортерах, вернее, в их малочисленности

«…И они считают, что мы должны оказать им полностью экспортные услуги: проработать покупателей, логистику, юридический контракт, а они должны отправить товар» — так описывает своих подопечных, потенциальных экспортеров от малого аграрного бизнеса Любовь Пискунова, директор Владимирского регионального центра поддержки экспорта (ЦПЭ). По ее мнению, существует определенная нестыковка между государственной программой поддержки экспортеров — малых и средних предприятий (МСП) и нуждами наличного контингента этих самых МСП, многие из которых являются не малыми, а микропредприятиями. Не зря их доля в экспортной выручке исчисляется единицами процентов, притом что среди экспортеров их доля составляет 70–80%. У них нет ни лишних ресурсов, ни компетенций даже для одного самостоятельного шага или риска, связанного с экспортной деятельностью. А у ЦПЭ нет задачи становиться для этих «малышей» аутсорсинговым агентством. Косвенно признают наличие проблемы и в ЦПЭ других регионов, сетуя на «недостаточное чувство ответственности» у малого бизнеса за результаты попыток выйти на внешние рынки.

Но выбора у центров поддержки экспорта нет. С 2019 года система поддержки экспортеров МСП, которая выстраивалась последние пять лет, начала работать строго на реализацию указа президента об удвоении к 2024 году объема несырьевого неэнергетического экспорта. Государство выделило под это беспрецедентное финансирование, в том числе регионам, сопроводив щедрые бюджеты ЦПЭ соответствующими целевыми показателями. Так что им придется работать со всеми экспортерами, включая «гороховых», закрывая в буквальном смысле собой имеющийся системный разрыв. Любовь Пискунова формулирует это так: «Я бы сказала, что наш девиз на 2019 год такой: “За руку — на экспорт”, то есть мы должны каждую компанию вывести, точечно, на внешний рынок». И она не одинока в своей решимости. В ЦПЭ Волгоградской области, например, тоже не исключают, что им придется во многом самим инициировать экспортную активность малого бизнеса. «Наши основные задачи — поддержка действующих экспортеров и вывод на экспорт новых компаний, которые, может, даже и не задумывались об этом», — заявляют там.

Стараются все

В 2018 году количество экспортеров МСП в России в очередной раз резко выросло — более чем в полтора раза по сравнению с 2017 годом — и достигло 50 тысяч. В результате за последние четыре года мы имеем почти нереальный — пятикратный — рост этого показателя (см. график). Участники рынка объясняют такой взрыв экспортной активности по-разному. Кто-то вспоминает крылатую фразу первого руководителя Российского экспортного центра (РЭЦ) Михаила Фрадкова, что сейчас на международных рынках конкурируют не столько товары и услуги, сколько системы поддержки экспорта, тем самым давая понять: в нашей стране эта система — что надо. А кто-то отводит РЭЦ сугубо популяризаторскую, информационную роль, мол, молодцы, что раскрутили тему экспорта, сделали ее модной в СМИ, в социальных сетях, хотя сама система поддержки экспортеров могла бы б

У партнеров

    «Эксперт»
    №14 (1114) 1 апреля 2019
    Тайные чемпионы
    Содержание:
    Реклама