Агломерации: вампиры или доноры?

Русский бизнес
Москва, 15.04.2019
«Эксперт» №16 (1116)
Целью градостроительства должно стать общественное благо. Чтобы этого достичь, необходимо формирование государственной политики пространственного развития

СТОЯН ВАСЕВ

Государство неожиданно «заинтересовалось» городами и пространственным развитием. Начали с программы благоустройства, затем занялись системными вещами. В феврале была утверждена Стратегия пространственного развития России до 2025 года, в конце прошлого года президент дал поручение разработать альтернативы генпланам для крупных городов. Это неожиданно, потому что хаотическое развитие городов и территорий власти умудрялись не замечать более двадцати лет, считая, что рынок и конкуренция все расставят по местам. Оптимисты полагают, что новые инициативы — это начало системной работы по формированию государственной политики в области пространственного развития, пессимисты — что это просто совпадение.

В чем главный недостаток Стратегии пространственного развития? Какие проблемы есть у российских одноэтажных пригородов? Кто формирует облик наших городов и почему статус архитектора сегодня так низок? Об этом мы поговорили с президентом Московского отделения Международной академии архитектуры (МААМ) академиком Российской академии архитектуры и строительных наук (РААСН) Андреем Боковым.

— Можем ли мы говорить, что у России сегодня есть государственная политика в области пространственного развития и градостроительства?

— Начнем с того, что сейчас, впервые за последние триста лет, в России отсутствует единый орган, ответственный за пространственное развитие страны. Весь имперский и советский периоды жизни существовал очень сильный, чрезвычайно влиятельный центральный орган, отвечающий за пространственное развитие. Он выглядел по-разному. До революции это было министерство внутренних дел, в последние годы Советского Союза — Госстрой. А сейчас все разорвано. Пространственным развитием занимается Минэкономразвития, генпланами городов и жилищным строительством — Минстрой, транспортом — Минтранс, охраной памятников — Минкульт. Всего задействовано десять министерств. Даже на уровне вице-премьеров нет единства.

После 1991 года до пространственного развития руки не доходили. Но чем больше люди ездили по миру, тем больше понимали, что мы существенным образом отстали. Причем не только от тех стран, что на западе, но и от тех, что на востоке, — я имею в виду не только Китай. Отстали не только по инфраструктуре, но и по тому, что называется жизненной средой. Причем отставание за три десятилетия только нарастало.

Что произошло за эти тридцать лет в России? Отсутствие какого бы то ни было регулирования в результате принятия нового Градостроительного кодекса в 2004 году привело к нарастанию хаоса. При советской власти государство, будучи единственным субъектом градостроительства и среды формирования, сохраняло некое присутствие порядка. Районы пятиэтажек с зеленью, с какими-то признаками благоустройства часто выглядят более упорядоченно и привлекательно, чем все то, что стало возникать потом — совершенно хаотично, вне генерального плана, вне какого бы то ни было порядка, чаще всего силами большого бизнеса, который руководствуется только своими интересами. А смысл пространст

У партнеров

    «Эксперт»
    №16 (1116) 15 апреля 2019
    РЕСТАВРАЦИЯ ФИНТЕХ
    Содержание:
    В поиске устойчивого равновесия

    Как добиться большего представительства власти? Может ли российский парламент участвовать в назначении кабинета? За последние две недели видные российские политики инициировали дискуссию о новом балансе ветвей власти

    Реклама