Университеты должны стать основными центрами научных исследований — такова была одна из заявленных целей реформы высшего образования. Тем временем в естественно-научных и технических областях образование деградирует, а значит, неизбежно будет падать и качество научных исследований

Иллюстрация: ИГОРЬ ШАПОШНИКОВ

Толчком к резкому ухудшению в системе высшего образования стал перевод значительной части ресурсов на повышение зарплаты преподавателей до двойной средней по региону. Следствием стал резкий провал в финансировании исследовательских работ и обвальное сокращение числа и объемов фундаментальных дисциплин. На это наложилось падение уровня подготовки выпускников школ, приводящее к невозможности набрать достаточно студентов, которые могут успешно учиться в магистратуре и аспирантуре. Все вместе привело к острым проблемам в большинстве университетов России.

Если оценить ситуацию в университетах, очевидны два параллельных процесса — заметное внешнее улучшение, современно выглядящие кампусы и серьезный спад уровня подготовки абитуриентов, упрощение обучения студентов, урезание учебных программ. Приличное финансирование в течение нескольких лет позволило улучшить университетскую инфраструктуру, оснастить лаборатории, сделать университеты привлекательнее, а жизнь в них — более активной. Этот интенсивный путь развития закончен. Сказать, что университеты плохо использовали завершенные программы финансирования, будет нечестно, они вынуждены были следовать реформам, не имеющим рациональных целей, ресурсы и силы были направлены на переход к системе бакалавриата и магистратуры. Число старшекурсников — именно они необходимы в лабораториях — сократилось, преподавательские ставки сокращаются еще быстрее. Это результат требования Минобрнауки привести соотношение числа преподавателей и студентов к 1:12, на 2019 год уже 1:13, а пять лет назад было 1:10 (фактически в исследовательских вузах было 1:8–1:9). Так, на физическом факультете Пермского университета число ставок преподавателей за пять лет сократилось на 13%, и этот процесс продолжается.

Чтобы уложиться в требуемое соотношение, университеты сокращают аудиторные занятия, пытаются увеличивать набор, снижают уровень требований, но все равно отсев на пути к диплому бакалавра по естественно-научным и математическим специальностям составляет около 50%. В магистратуру этих факультетов идет 60–80% выпускников бакалавриата, многие не понимают зачем, их приходится уговаривать, иначе магистратура грозит быть закрытой с необратимыми последствиями для кафедр (еще большее урезание ставок, закрытие аспирантуры), и там в группах по специальностям обучается по пять–семь человек. Многие при этом где-то работают вне университета, часто на занятия приходят всего три–пять человек. Формально все как бы занимаются научной работой, но чаще всего отдачи от нее нет.

В аспирантуре сейчас учатся те, кто поступил в университет шесть–девять лет назад в относительно «хорошие» времена, и многие неплохо подготовлены. Но конкурса в аспирантуру давно нет, а прием в нее из такой, как сейчас, магистратуры будет несравнимо слабее.

Чтобы лучше оценить ситуацию, приведем некоторые данные по университетам США — их выбор связан с распространенными утверждениями, что реформы направлены на приближение нашей университетской системы к западной, а из контекст

У партнеров

    «Эксперт»
    №20 (1119) 13 мая 2019
    Опасная земля
    Содержание:
    Смертельный отскок

    Истерические призывы запретить полеты лайнеров SSJ из-за катастрофы в Шереметьево лишены каких-либо оснований и сильно смахивают на провокацию. Более того, слишком многое указывает на то, что командир корабля не раз мог избежать трагедии, но почему-то этого не сделал

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Реклама