Цифра дает доход

Специальный доклад
Москва, 27.05.2019
«Эксперт» №22 (1121)
Российская промышленность делает ставку на цифровую трансформацию как инструмент повышения эффективности

ПРЕДОСТАВЛЕНО «НОРНИКЕЛЬ»

Большинство экспертов сходятся во мнении, что цифровая трансформация промышленных предприятий экономически целесообразна, и отмечают опережающие темпы роста цифровой экономики. Так, компания Huawei в совместном с Oxford Economics исследовании «Измерение реального воздействия цифровой экономики» подсчитала, что цифровая экономика растет в два с половиной раза быстрее мирового ВВП. Если еще в 2016 году цифровая экономика составляла 15,5% глобального ВВП, то к 2025 году она достигнет 23,3% и составит порядка 23 трлн долларов.

Не менее впечатляющие цифры со ссылкой на международных экспертов приводит глава Министерства промышленности и торговли РФ Денис Мантуров: «Цифровая трансформация промышленности в течение следующего десятилетия сможет принести более 30 триллионов долларов дополнительных доходов. А в целом вклад в мировую экономику цифровизации всех сфер деятельности оценивается в сто триллионов долларов».

Россия входит в первую пятерку стран с лучшими темпами роста цифровизации. Но здесь, скорее, сказывается эффект низкой базы. Так, доля цифровой экономики в ВВП России, по оценке McKinsey, составляет 3,9%, это в два-три раза ниже, чем у стран-лидеров. Между тем ситуация стремительно меняется, и в обозримом будущем эксперты прогнозируют рост доли цифровой экономики в ВВП России до 8–10%.

Примеров удачной цифровизации в стране довольно много. Активнее остальных в «цифру» идут игроки сервисных отраслей: банки и ритейл, отмечает заместитель генерального директора SAP CIS Алексей Леонтович: «Из наиболее востребованных трендов цифровизации в промышленных компаниях — сценарии управления активами, мобильным ремонтом, охраной труда, промышленной безопасностью».

Зачастую процесс цифровизации тормозится из-за отсутствия необходимой инфраструктуры. В этой ситуации предприятия вынуждены сначала заниматься ею, чтобы обеспечить необходимый базис.

 

Автоматизация как основа цифровизации

 

Показателен пример «Норникеля» — мирового лидера по производству палладия и никеля. Компания активизировала свою деятельность по автоматизации и цифровизации производственных и бизнес-процессов в 2014 году. Сегодня «Норникель» фактически закончил создание единой корпоративной системы управления на базе SAP ERP. В конце апреля компания завершила тиражирование ERP на предприятиях своей основной производственной площадки — Заполярного филиала (расположен в Норильском промышленном районе, НПР). Запуск SAP ERP в НПР — один из самых крупных проектов SAP в России по организационному и функциональному объемам: над его внедрением работало более двух тысяч человек в течение полутора лет.

Проект позволил компании интегрировать бизнес-процессы предприятий Таймырского полуострова с производственными площадками и дочерними компаниями «Норникеля» в Мурманской и Читинской областях, а также с головным офисом в Москве, сделав их, таким образом, частью сквозных производственных и интеграционных цепочек в масштабе всей группы. Подобная интеграция способствует более гибкому и, соответственно, более эффективному управлению компанией.

Но чтобы внедрить SAP ERP в НРП, «Норникелю» пришлось снять инфраструктурные ограничения: построить волоконно-оптическую линию связи (ВОЛС) с «большой земли» до Норильска в условиях вечной мерзлоты. Проект, который обеспечил высокоскоростной доступ к интернету в НПР, обошелся «Норникелю» более чем в 2,5 млрд рублей.

Параллельно компания модернизировала инженерную инфраструктуру центров обработки данных — для увеличения их емкости и повышения отказоустойчивости. «Норникель» уже обновил дата-центры в Заполярном филиале и Кольской ГМК и теперь переходит к созданию кластера в Москве; он, в частности, обеспечит необходимый уровень производительности и доступности корпоративной SAP ERP.

Сейчас компания прорабатывает вопрос о переходе на SAP S/4Hana — бизнес-пакет SAP следующего поколения. Как говорят представители «Норникеля», в свое время компания рассматривала два варианта — использовать «классическую» версию ядра ERP или сразу выбрать систему нового поколения. Был выбран первый вариант, и, как признает старший вице-президент — финансовый директор «Норникеля» Сергей Малышев, решение себя оправдало.

При этом с точки зрения лицензирования модель «Норникеля» предусматривает возможность перехода на ядро S/4. Поэтому перспективную архитектуру компания будет строить, ориентируясь на новейшую линейку продуктов разработчика, тем более что последние релизы Hana S/4 содержат больше необходимого «Норникелю» отраслевого функционала.

 

По всем фронтам

 

Процесс внедрения технологии Индустрии 4.0 идет параллельно автоматизации. В компании уже завершается программа «Технологический прорыв» стоимостью 6,7 млрд рублей.

Одним из ярких примеров программы является проект ГГИС — горно-геологическая система, создающая 3D-модель разрабатываемого рудного тела. Геологическая модель рудника наглядно отражает залегание пластов и рудных тел, а также содержит информацию о свойствах руды. Это помогает специалистам компании оптимизировать процесс добычи: добывать руду в необходимых объемах и нужного качества.

Еще один любопытный проект «Техпрорыва» — система имитационного моделирования, своего рода симулятор, который позволяет рассчитать оптимальное количество спецтехники для отправки ее под землю. Правильный расчет особенно важен с учетом того, что свободного места в шахте нет и просчет в логистике может привести к появлению подземных заторов. Помимо всего прочего система имитационного моделирования создает симулирование поведения техники, людей и оборудования, чтобы избежать возможных подземных столкновений.

В конце 2017 года в компании было создано R&D-подразделение «Цифровая лаборатория», которая применяет ИТ-подходы для точечного решения производственных проблем. При этом технологии анализа больших данных и машинного зрения, как говорят в компании, имеют наибольший потенциал применения.

Например, благодаря решениям специалистов лаборатории на Талнахской обогатительной фабрике (ТОФ) был усовершенствован процесс флотации (отделения полезных рудных ископаемых от ненужных пород). Это было сделано за счет применения цифрового «помощника»: на основе обработки большого количества данных «помощник» подбирает наиболее подходящий режим работы, что оптимизирует производственный процесс. Использование этой технологии на одном только участке флотации позволяет компании зарабатывать дополнительные 10 млн долларов; в дальнейшем «Норникель» планирует тиражировать этот опыт на остальные обогатительные фабрики.

Другой пример — проект «Норникеля» в области машинного зрения на конвейере той же ТОФ. Он помогает отследить наличие в рудном потоке рудозасоряющих тел (части арматуры, к примеру), которые при попадании в дробильный комплекс обогатительной фабрики могут надолго вывести его из строя.

Для этого на предприятии установлены видеокамеры, создан софт с элементами машинного обучения и отлажена система оповещения, которая подсказывает оператору, когда нужно остановить конвейер.

Активно продвигается проект внедрения системы выявления замыканий анодов в электролизном цехе Медного завода — еще одного предприятия Заполярного филиала. Отслеживание и своевременное предотвращение замыкания даст, по оценкам самой компании, экономию в десятки тысяч долларов.

 

Считаем эффективность

 

«Для “Норникеля” цифровая трансформация — это один из инструментов повышения эффективности», — подчеркивает Сергей Малышев. По его словам, текущие успехи компании в этой области уже измеряются «сотнями миллионов рублей».

Нужно сказать, что оценить в стоимостном выражении эффект от подобных внедрений довольно сложно. Однако рынки уже позитивно воспринимают происходящие изменения. Как считает руководитель проектного департамента компании Bell Integrator Михаил Лапин, в цифровом направлении «Норникель» опережает «Северсталь» и «Русал».

Успехи «Норникеля» в цифровизации управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский предлагает оценивать косвенно — по стоимости его акций. Программа автоматизации началась в 2014 году, обыкновенная акция «Норникеля» тогда стоила 5700 рублей. Сейчас капитализация компании выросла почти в три раза, а стоимость бумаги доходила порой до 14,7 тыс. рублей.

При этом надо отметить, что рост стоимости компании произошел на фоне падения цен на основные металлы, которые она производит: медь относительно 2014 года подешевела на 20%, никель — на 14%, платина потеряла 36%. Рост показал только палладий — 85%. В долларах за тот же период бумаги «Норникеля» подорожали не так впечатляюще, но все же и здесь рост составил порядка 30%.

В дальнейшем решения, разработанные «Норникелем», считает Илья Жарский, могут быть растиражированы на другие промышленные предприятия. Так, обращает внимание аналитик, имитационной модели с 3D-геометрией рудника, пожалуй, нет даже у зарубежных коллег «Норникеля». Как полагает эксперт, им было бы выгоднее приобретать уже готовые решения «Норникеля», чем разрабатывать аналогичные свои. А значит, ГМК имеет шанс дополнительно зарабатывать на продаже рынку готовых решений.

О подобной возможности говорил и президент «Норникеля» Владимир Потанин, обсуждая возможность создания интегратора — компании, которая могла предлагать рынку уже обкатанные технологии. «Эти данные представляют ценность не только для ГМК, они потенциально тиражируемы», — сказал он в интервью «Коммерсанту» в конце прошлого года.

Возможно, не все разработки в конечном счете докажут свою эффективность, однако очевидно, что передовые компании идут на подобные риски сознательно: если сегодня не инвестировать в эти технологии, впоследствии можно потерять конкурентоспособность. «У нас нет острой потребности потратить конкретную сумму на цифровизацию, — эффект может быть огромным, а может оказаться минимальным, — говорил ранее директор ИТ-департамента “Норникеля” Юрий Шеховцов. — Но было бы ошибкой не пройти по этому пути».

Как отмечают эксперты, почти половина средних и крупных компаний в России так или иначе встали на путь цифровизации. Средние компании готовы вложить в нее около 100–150 млн рублей; большинство из них, как говорит Илья Жарский, настроены оптимистически и полагают, что вложения окупятся за три–пять лет. Если говорить об отраслевых лидерах, то общие инвестиции могут колебаться от 400 млн до миллиарда рублей. Однако и процесс окупаемости у них займет больше времени.

К примеру, согласно долгосрочной стратегии «Норникеля» до 2022 года компания направит около 200 млн долларов на внедрение информационных технологий. Ожидаемый эффект от вложений — ежегодный рост EBITDA на 30–40 млн долларов. Это значит, что срок окупаемости этих инвестиций составит пять–семь лет.

У партнеров

    «Эксперт»
    №22 (1121) 27 мая 2019
    HUAWEI ИЗГОЙ ИЛИ НОВЫЙ ЛИДЕР?
    Содержание:
    Huawei: в США вход заказан

    Google запрещает Android на смартфонах Huawei. Китайская компания стала главным раздражителем для США, но война с ней может снизить роль США в сфере ИТ

    Главная новость
    Потребление
    Реклама