Судьба русского мецената

Повестка дня
Москва, 10.06.2019
«Эксперт» №24 (1123)

ТАСС

Закрытие Института русского реалистического искусства (ИРРИ), одного из лучших частных музеев, лишний раз свидетельствует о специфике меценатской деятельности в России. Музей вместе с коллекцией вошел в перечень арестованного имущества по иску о взыскании убытков с Алексея Ананьева, одного из экс-владельцев Промсвязьбанка. Недавно ИРРИ праздновал пять лет со дня основания, по этому поводу Ананьев стал лауреатом престижной премии газеты The Art Newspaper Russia в номинации «Личный вклад». Его коллекция насчитывает шесть тысяч картин, в том числе дорогостоящие «Над снегами» и «В пути» Георгия Нисского, «Спортсменка, завязывающая ленту» Александра Дейнеки, «Три художника» Виктора Попкова, «Портрет Климента Ворошилова в кабинете» Исаака Бродского. Часть принадлежащих Алексею Ананьеву работ Гелия Коржева сейчас вместе с картинами художника из Третьяковской галереи и Русского музея принимают участие в выставке «Гелий Коржев. Возвращение в Венецию», которая проходит в Ка-Фоскари параллельно с Венецианской биеннале.

Начав коллекционировать картины в 2002-м, Алексей Ананьев сконцентрировался на реалистической живописи, по преимуществу написанной в советский период, и успел себя зарекомендовать как незаурядный коллекционер, всегда лично принимающий решение о покупке той или иной картины. Созданный им музей «Институт русского реалистического искусства», находящийся несколько в стороне от туристических потоков, пусть и очень медленно, но последовательно приучал любителей изобразительного искусства к тому, что здесь они могут познакомиться с интересными выставочными проектами. Увы, или Алексей Ананьев слишком увлекся искусством и недостаточно уделял внимание финансовой деятельности, которая служила его основой, либо его истинное призвание как раз и заключалось в том, чтобы заниматься музейной деятельностью, а финансист из него вышел как раз никудышный. Ананьев отчасти повторил судьбу Бориса Минца, который незадолго до постигших его финансовых неурядиц создал частный Музей русского импрессионизма, который, в отличие от ИРРИ, по-прежнему действует и совсем недавно запустил очередной выставочный проект. И тот и другой случаи свидетельствуют о том, что меценатами в России становятся не за счет прибыли, а за счет убытков, только не своих, а чужих. Дальнейшая судьба ИРРИ очевидна: скорее всего, вся коллекция будет передана Третьяковской галерее и навсегда осядет в ее фондах.

Впрочем, есть еще один вариант развития событий.

Еще одним претендентом на приобретение коллекции Ананьева может стать миллиардер Андрей Филатов — создатель фонда Art Russe, который тоже любит и покупает советскую живопись, хотя его коллекция намного скромнее. Тем не менее и ему есть чем похвастаться, например картиной Федора Решетникова «Опять двойка». Сейчас он больше увлекается шахматами и даже возглавляет Российскую шахматную федерацию. Но теперь у него есть повод немного уточнить акценты.

У партнеров

    «Эксперт»
    №24 (1123) 10 июня 2019
    Не нашего ума дело
    Содержание:
    Как перестать жить чужим умом

    Россия имеет все шансы выйти на лидерские позиции в мире в сфере искусственного интеллекта, практика реализации подобных проектов в стране существует. Сейчас главное — правильно расставить приоритеты

    Реклама