Спрятались за пузырем

Экономика и финансы
Москва, 08.07.2019
«Эксперт» №28 (1127)
Жонглируя словами «пузырь» и «долговая яма», обсуждая роль потребительского кредитования, Минэкономразвития и ЦБ уводят внимание от самого главного вопроса: кто виноват в отсутствии экономического роста?

Иллюстрация: ИГОРЬ ШАПОШНИКОВ

Министр экономического развития Максим Орешкин развернул в прессе дискуссию с Центробанком о потребительском кредитовании и экономическом росте. Толчком к ней послужил доклад Банка России «Ускоренный рост потребительских кредитов в структуре банковского кредитования: причины, риски и меры Банка России». Господину Орешкину не понравилось, что в докладе ЦБ говорится: «Рост необеспеченного потребительского кредитования оказывает существенное положительное влияние на динамику потребления и ВВП. По нашим оценкам, в I квартале 2019 года рост ВВП мог бы снизиться до нуля при отсутствии такой поддержки». Министр призвал ЦБ «признать проблему» и не загонять население в долговую яму.

Спор двух солидных ведомств вызывает серьезное недоумение: во-первых, кредитный пузырь на рынке потребкредитов если и есть, то к концу года он должен «подсдуться» благодаря мерам ЦБ, и не только; во-вторых, ЦБ и МЭР фактически стоят на одних и тех же позициях, различия лишь в малозначимых нюансах. Но самое главное, спор этот выглядит либо как всплеск аппаратной борьбы, либо как попытка переложить друг на друга ответственность за околонулевой экономический рост.

Спор об одном и том же

Как объяснил свою позицию Максим Орешкин, увеличение доли потребительского кредита в структуре общего кредитного портфеля вытесняет другие виды кредитования. К тому же, по его логике, когда ЦБ повышает ключевую ставку для сдерживания инфляции и потребительского кредитования, он одновременно «зажимает» инвестиционное и ипотечное кредитование. Предложение министра заключается в том, что надо не повышать ставки, а ограничивать кредитование населения в соответствии с долговой нагрузкой семьи. Чем больше долговая нагрузка (отношение ежемесячных платежей к доходам) — тем сложнее должно быть получение нового кредита. Впрочем, он признает, что ЦБ работает в этом направлении, но начинать надо было еще год назад. ЦБ и в самом деле с октября введет повышенные коэффициенты риска по кредитам заемщикам с высоким показателем долговой нагрузки, да и в целом банки уже должны ориентироваться на показатель ПДН — предельной долговой нагрузки заемщика.

Со всем вышеизложенным можно легко согласиться, и совсем уж непонятно, почему тут разгорелся спор: вроде бы позиции ЦБ и МЭРа совпадают. Расходятся они лишь в одном. Минэкономразвития придерживается теории, что рост экономики в первую очередь зависит от инвестиций, то есть от развития предложения товаров и услуг, и только во вторую очередь от увеличения платежеспособного спроса. Аналитики ЦБ же считают, что для экономического роста первичен спрос. В экономической теории присутствуют оба взгляда, и в истории западных стран в разные периоды и тот и другой применялись с переменным успехом. «Все зависит от того, какую модель вы применяете. Но в целом, при прочих равных, кредитование увеличивает в текущем моменте темпы роста ВВП, однако может привести к замедлению в будущем, если это будет избыточным кредитованием. Пока таких признаков нет», — поясняет заведующий кафедрой

У партнеров

    «Эксперт»
    №28 (1127) 8 июля 2019
    Найдется только Яндекс
    Содержание:
    Диктатура платформ

    Интернет-компании все чаще выбирают за нас, что читать, кому верить и как жить

    Реклама