Слабый внутренний спрос поставил рост на паузу. Экспорт тормозит. Единственное, что может оживить экономику во втором полугодии, — инвестиции крупных нефтегазовых и госкомпаний

ТАСС

Даже если во втором полугодии экономика ускорится, по итогам года мы не увидим 1,3%, прогнозируемые МЭР, а можем получить лишь слабый прирост — 0,5—0,6% к 2018 году. Источниками роста осенью обещают стать крупные госкомпании, которые наконец начнут крупные проекты. Стагнировать будет потребительский спрос и инвестиции частных компаний. В качестве черного ящика традиционно будут выступать цены на нефть и спрос иностранцев на наши активы — от них будет зависеть, останется ли рубль стабильным.

Тормозим, скрипя колесами

Когда Росстат в конце апреля обнародовал первую оценку динамики ВВП в первом квартале 2019 года — это были скромные 0,5% против внушительных 2,3% по итогам прошлого года, — тревожных комментариев было хоть отбавляй. На самом деле статведомство еще подсластило пилюлю, умолчав о том, что полупроцентный рост по отношению к январю—марту 2018 года означает не что иное, как спад к предыдущему кварталу. Информация о поквартальной динамике ВВП в постоянных ценах появилась в середине июня в недрах сайта статведомства и не была удостоена специального анонса. Выяснилось, что ВВП в первом квартале с поправкой на сезонность снизился на 0,4% к октябрю—декабрю прошлого года.

Уход в минус в течение одного квартала не позволяет судить о сваливании в открытую рецессию. Уже после выхода из кризиса 2015 года подобные «клевки» наблюдались и в четвертом квартале 2017-го, и во втором квартале 2016-го. Однако о чем можно судить уверенно, так это о том, что восстановительный рост ВВП закончился больше года назад. Начиная со второго квартала 2018 года мы наблюдаем вхождение экономики в фазу торможения: поквартальные темпы прироста ВВП устойчиво снижаются и в начале текущего года сваливаются в отрицательную область (см. график 1).

По итогам первого квартала физический объем российского ВВП лишь на 1,1% превышал предкризисный максимум второго квартала 2014 года. На восстановление дорецессионного уровня потребовалось десять кварталов — примерно столько же, сколько после кризиса 2009 года. И это любопытно, ведь спад ВВП в последнем кризисном эпизоде был втрое менее глубоким, чем десять лет назад (3,4% против почти 11%, см. график 2).

Реконструкция поквартальной динамики ВВП РФ с 2007 года позволяет оценить рост нашей экономики за последние двенадать лет на скромные 16,9%, или 1,3% в среднегодовом выражении. На этом временно́м интервале мы видим две рецессии, сменяющиеся фазами сначала восстановительного роста, затем торможения (см. график 3). Является ли нынешняя фаза торможения прелюдией к новой рецессии? Этот вопрос требует внимательного рассмотрения.

На первый взгляд тревожным признаком служит существенное и притом нарастающее с апреля по июнь снижение погрузок на железнодорожном транспорте (см. график 4). По итогам полугодия на сети РЖД погрузки составили 633,6 млн тонн. Это на 1,5% меньше аналогичного показателя предыдущего года. В июне отставание от прошлогоднего графика достигло уже 5,4%.

Однако специалисты объясняют случившееся одновременным действием ря

У партнеров

    «Эксперт»
    №30-33 (1129) 22 июля 2019
    НОРМО - НОЛЬ
    Содержание:
    На краю единицы

    Слабый внутренний спрос поставил рост на паузу. Экспорт тормозит. Единственное, что может оживить экономику во втором полугодии, — инвестиции крупных нефтегазовых и госкомпаний

    Реклама