Сбербанк развернул «Новый поток» по-своему

Повестка дня
Москва, 22.07.2019
«Эксперт» №30-33 (1129)

Аналитики полагают, что вернуть какую-то долю своих акций у Дмитрия Мазурова есть 08-01c.jpg ТАСС
Аналитики полагают, что вернуть какую-то долю своих акций у Дмитрия Мазурова есть
ТАСС

Арестованный по обвинению в мошенничестве теперь уже бывший владелец крупнейшего в России независимого Антипинского НПЗ (Тюменская область) Дмитрий Мазуров не намерен сдаваться и рассчитывает вернуть себе контроль над предприятием. Об этом говорится в заявлении компании «Новый поток», которая ранее управляла заводом (господин Мазуров занимает в ней должность председателя совета директоров): «В настоящее время рассматриваются варианты привлечения партнеров для организации обратного выкупа. С рядом партнеров ведутся переговоры».

В то же время Дмитрию Мазурову, как сообщил в конце недели «Интерфакс» со ссылкой на источник, предъявлено официальное обвинение в особо крупном мошенничестве. С заявлением обратился Сбербанк, основной кредитор Антипинского НПЗ.

Напомним, что Антипинский НПЗ был запущен в 2006 году. Дмитрий Мазуров, ранее занимавшийся нефтетрейдингом, купил за 10 млн долларов готовый блочный комплекс по нефтепереработке мощностью 0,4 млн тонн и постепенно превратил его в полноценный, крупный и высокоразвитый НПЗ. Мощность Антипинского НПЗ по переработке сейчас составляет 9 млн тонн в год, что делает его крупнейшим из заводов, не принадлежащих крупным ВИНК. Кроме того, это весьма высокотехнологичное предприятие, глубина переработки здесь превышает 98%, это один из лучших в России показателей.

Развитие требовало больших средств, которые Мазуров привлекал через банковские кредиты. В конечном счете долги, главным образом перед Сбербанком, превысили 360 млрд рублей. Погасить долги предприниматель не смог: по его словам, когда рассматривались условия кредитования, инвесторы рассчитывали все окупить и расплатиться за пять-шесть лет. Но потом в нефтяной отрасли России случился налоговый маневр, то есть снижение экспортных пошлин на нефть при одновременном росте НДПИ. Нефтепереработка стала менее маржинальной. И все это наложилось на резкое падение цен на нефть. В результате тот же Антипинский НПЗ два года работал в убыток, набирая новые кредиты не только на развитие, но и на покрытие убытков от «маневра». В мае этого года предприятие было остановлено, а затем завод обратился в суд с заявлением о собственном банкротстве.

Сбербанк выдавал кредиты под залог 80% завода, принадлежавших самому Мазурову и его деловому партнеру Владимиру Калашникову через посредничество кипрской Vikay Industrial и трейдера New Stream Trading. Результат — переход завода сначала под управление, а потом, с мая этого года, под контроль Сбербанка, который продал часть своей доли профильному инвестору — государственной нефтяной компании Азербайджана (SOCAR). Это позволило возобновить производство нефтепродуктов на предприятии по давальческой схеме.

Стороны обмениваются обвинениями. Сбербанк обвиняет Мазурова в махинациях. Мазуров и «Новый поток» видят в происходящем попытку рейдерского захвата чужой собственности. Аргументы есть у обеих сторон.

Банку категорически не нравятся практиковавшиеся Мазуровым схемы управления своими активами и финансами. Так, Антипинский НПЗ управлялся компанией «Новый поток», к которой формально никакого отношения не имел. Официально основным акционером предприятия был уже упомянутый кипрский офшор. Ряд договоров поставки заводом нефтепродуктов был заключен, как полагают в банке, на нерыночных условиях (по заниженной цене). Кроме того, по версии банка, Мазуров скрывал от кредиторов истинное финансовое положение предприятия, привлекал под поручительство завода до 500 млн долларов кредитов для своих нефтетрейдеров, никак не связанных с НПЗ.

С другой стороны, как утверждается в заявлении «Нового потока», по результатам проверки привлеченной самим же Сбербанком аудиторской компании Alvarez & Marsal «факты вывода средств с завода подтверждены не были». Что касается сложных финансовых схем предпринимателя, то, как уверяет он сам, банк был полностью осведомлен о них, но до поры-до времени всех всё устраивало. Дмитрий Мазуров считает, что банк воспользовался его разногласиями с влиятельными партнерами, чтобы отнять бизнес. «Если выходят два взрослых акционера, остается парень-технарь, построивший завод, у которого нет “крыши”, — значит, это бесхозное получается предприятие, его можно забирать», — цитирует РБК одного из знакомых бизнесмена, пересказавшего изданию его позицию.

В целом аналитики полагают, что техническая возможность вернуть какую-то долю своих акций у Мазурова есть. Тот же Сбербанк заинтересован иметь дело с живыми деньгами, а не с обремененным долгами заводом. Другое дело, где эти деньги на погашение долгов взять, особенно сейчас, на фоне конфликта с крупнейшим банком страны, и как теперь решать противоречия с SOCAR, уже получившей от Сбербанка эффективный контроль над 48% завода.

У партнеров

    «Эксперт»
    №30-33 (1129) 22 июля 2019
    НОРМО - НОЛЬ
    Содержание:
    На краю единицы

    Слабый внутренний спрос поставил рост на паузу. Экспорт тормозит. Единственное, что может оживить экономику во втором полугодии, — инвестиции крупных нефтегазовых и госкомпаний

    Реклама