Панда на полюсе

Политика
Москва, 19.08.2019
«Эксперт» №34 (1130)
Китай включается в борьбу за запасы арктического шельфа и транспортные артерии через Северный Ледовитый океан. Хотят этого северные государства или нет, но в борьбе за Арктику наступает новая — глобальная — эра. Арктическая политика России оказывается перед лицом новых вызовов

ТАСС

Арктика долгие годы была закрытым клубом пяти государств, имеющих непосредственный выход в Северный Ледовитый океан. Россия, Норвегия, Дания (благодаря Гренландии), Канада и США делили сушу и океан, укрепляли свои рубежи и искали богатые месторождения. Ледовитость океана влияла и на градус споров: запасы и транзитные возможности Арктики были и остаются замороженными в буквальном смысле. Но раздел шкуры неубитого медведя продолжается.

Новую волну споров спровоцировал Китай, провозгласив себя «околоарктическим» государством и разработав собственную арктическую стратегию. С помощью финансовых вливаний в регион и научных экспедиций Пекин вступает в борьбу за водные и подводные ресурсы Севера. Выход на арктическую арену нового амбициозного игрока разрушает и без того хрупкий статус-кво в полярных широтах.

Китай — Азия или уже Арктика?

В январе 2018-го Китай опубликовал первую Белую книгу о госполитике в Арктике, где заявил, что «географически является страной, ближайшей к Северному полярному кругу», а значит, представляет собой «околоарктическое» (near-Arctic) государство. Столь нетривиальное в географическом смысле заявление вызвало у многих наблюдателей оторопь. Некоторые страны выразили свое недовольство открыто: «Кратчайшее расстояние между Китаем и Арктикой — 900 морских миль. Есть только арктические и неарктические страны. Никаких других стран нет», — ответил Пекину госсекретарь США Майк Помпео. Однако Китай продолжает расширять собственную арктическую политику, невзирая ни на какие отповеди.

В июле 2019 года был сдан в эксплуатацию китайский ледокол Xuelong-2 («Снежный дракон — 2»), разработанный в партнерстве с финской компанией Aker Arctic. В составе китайского флота это уже второй ледокол: первый Xuelong был переоборудован из украинского грузового судна и с 1994 года совершил девять экспедиций в Арктику и 22 экспедиции на Южный полюс. В 2017 году он впервые прошел через центральный фарватер Северного Ледовитого океана. Оба «дракона» — ледоколы не атомные, но способны преодолевать полутораметровые льды, они предназначены для морских исследований и наблюдений и будут ходить к обоим полюсам.

Первая составляющая интереса Китая к Арктике — запасы полезных ископаемых, в особенности углеводородов. Сегодня Китай потребляет чуть более 200 млрд кубометров газа в год, из которых импортирует 40%. Правительство КНР планирует сокращать потребление угля и нефти, поэтому к 2020 году цифра вырастет до 260–300 млрд кубометров. В Арктике сосредоточено около 13% мировых неразведанных запасов нефти и более 30% запасов природного газа, не считая других полезных ископаемых. Упускать из виду такой перспективный регион Китай не собирается.

Вторая северная мечта Пекина — новые транспортные пути. Китайские торговые и научные суда исследуют трассы Северного морского пути вдоль российских берегов, канадский Северо-Западный проход и думают, возможно ли ходить напрямую через Северный полюс через воды открытого моря.

Китай активизировался в Арктике после 1993 года. Пер

У партнеров

    «Эксперт»
    №34 (1130) 19 августа 2019
    ПЛОДЫ ДЕМОКРАТИИ
    Содержание:
    Столичный рефлекс демократии

    Москвичи, вышедшие на митинг на проспект Сахарова, хотят не революции, а зрелой демократии и консолидации государства и общества вокруг этой прекрасной цели

    Главная новость
    Реклама