Два взгляда на «дело Егора Жукова»

Татьяна Гурова
главный редактор журнала «Эксперт»
Петр Скоробогатый
заместитель главного редактора, редактор отдела политика журнала «Эксперт»
26 августа 2019, 00:00
Вячеслав Замыслов

Протестная повестка выборов в Мосгордуму постепенно уступает место теме «политических репрессий». Речь идет о судьбе 14 человек, которым предъявлены обвинения по итогу незаконных акций протеста 27 июля. Большинство из них проходит по статье 212 УК РФ — участие и организация массовых беспорядков. Им грозят реальные тюремные сроки. На щит борьбы с «силовым произволом» поднят студент Высшей школы экономики Егор Жуков. За него вступилась университетская среда. Это замечательно, когда профессиональные сообщества инициируют диалог с государством о нормах жизни в нашей стране, — так формируется живая ткань общественного договора. К сожалению, государство не всегда ищет аргументы в защиту своей позиции. И поэтому кажется, что у него нет иных аргументов, кроме «силовой дубинки». А они есть.

На редколлегии журнала «Эксперт» тоже разгорелся спор о том, как правильно относиться к делу Егора Жукова. И мы решили изложить обе точки зрения — либеральную и охранительную (консервативную).

В спорах о последних митингах стороны часто упоминают иностранный опыт, приводя в пример либо мягкие судебные решения за незаконные протесты, либо ультражесткие действия полиции. Да, каждое государство проходит свой исторический путь конституционного строительства. И через сложные и неоднозначные события устанавливает свой уровень толерантности и допустимый уровень беспорядков. Обоюдная дискуссия, взвешенная и институализированная, — это то, что заставляет развиваться наше еще не старое общество и законодательство.

На наш взгляд, самыми важными и конструктивными в фактически состоявшемся у нас диалоге являются сегодня две вещи. Первая — существующая правовая лакуна в определении «массовых беспорядков». Как оказалось, само юридическое сообщество ведет довольно горячую дискуссию по поводу того, можно ли считать произошедшее 27 июля массовыми беспорядками. Общественное мнение, конечно, гуманно склоняется к тому, чтобы не давать такую оценку произошедшему, а счесть это чем-то вроде игры «Зарница», так как не было таких угрожающих форм, как погромы, поджоги и прочее. Не исключено, впрочем, что во многом их не было благодаря действиям полиции. Но, как иронично заметил один из наших собеседников, каждая страна сама определяет свой уровень толерантности, и если нынешние события кажутся еще игрой, то надо просто ждать того, что игрой не покажется.

Вторая мысль — роль университетов не просто как источника знаний, но как центров формирования общественного мировоззрения. Нам кажется важным соображение, что на фоне происходящего университеты должны осознать свою важную роль в формировании современных и аутентичных стране гуманитарных наук — в том числе политологии, права, ну а заодно и экономики.

Есть, правда, одна вещь, в чем мы точно не сможем найти согласия с некоторыми представителями уличной оппозиции. В нашей убежденности, что любая дискуссия возможна лишь в условиях сохранения государства как гаранта самой возможности дискуссии. Егор Жуков, кстати, раньше считал иначе. Или как?

И вот — две точки зрения:

Студенческий красный август

Ответят по закону