Замахнулись на «золото»

Экономика и финансы
Москва, 30.09.2019
«Эксперт» №40 (1136)
Сумеет ли богатый инновационный Китай терпеть тотальный контроль государства? Ответят на этот вопрос сами китайцы. На кону — уверенный перехват восточным гигантом глобального лидерства у США и удержание, считает китаевед Сергей Луконин

Первого октября исполняется 70 лет со дня провозглашения Китайской Народной Республики. Из нищей, зависимой от великих держав страны Китай превратился в крупнейшую экономику мира со значительным научно-техническим и военным потенциалом.

В беседе с Сергеем Лукониным, заведующим сектором экономики и политики Китая Института мировой экономики и международных отношений имени Е. М. Примакова РАН, мы обсуждали главные вехи последних четырех десятилетий независимости, прошедшие под знаком реформ.

— Почему китайская элита решилась на изменения после смерти Мао Цзэдуна и пошла по пути реформ?

— Я думаю, пришло осознание, что вероятность умереть или застрять в нищете вместе с остальным народом и в конце концов увидеть новую гражданскую войну и развал Китая очень высока. По разным оценкам, политика «большого скачка» 1958–1960 годов и ее последствия привели к гибели, по самым скромным оценкам, около 15 миллионов человек. Во время последовавшей за «большим скачком» «культурной революции» 1966–1976 годов многие партийные чиновники (и не только) были отправлены на «перевоспитание» в тюрьмы и ссылку. Председатель КНР Лю Шаоци умер в тюрьме. Генсек ЦК КПК Дэн Сяопин был спущен с политического олимпа и отправлен «перевоспитываться» на тракторный завод. И это только верхушка айсберга — всего жертв культурной революции насчитывается, по разным оценкам, около ста миллионов человек. Все устали от сложившейся ситуации. Элиты начали искать выходы и, конечно с оговорками, но все-таки объединились вокруг Дэн Сяопина.

Почему главным реформатором оказался именно Дэн Сяопин и как он смог сдвинуть Китай с места? Дэн — коммунист или капиталист?

Дэн профессиональный революционер, который более двадцати лет провел на полях военных сражений. Отсюда отвага, сила духа, опыт, и, на мой взгляд, главное — способность видеть и признавать свои ошибки и выходить за рамки строгих моделей. Поэтому и личность Дэна невозможно ограничить коммунизмом или капитализмом. В его биографии есть и примеры гонений на «рыночников», и, наоборот, фраза «мало рынка» во время исторической инспекционной поездки на юг Китая* — как противопоставление усиливающимся позициям консерваторов в КПК. В общем, «не важно, какого кот цвета — черный или белый. Хороший кот такой, который ловит мышей». Эта фраза Дэна стала впоследствии широко известной за пределами Китая.

— Какие факторы способствовали китайским реформам и их успеху?

— Напомню, что в Китае никогда полностью не запрещали частную собственность. Да, достаточно успешно боролись с ней. Да, были смешанные формы владения. Но однозначного и полного запрета не было. Отсюда зачатки рыночных отношений. Поэтому в некоторой степени экономическая основа для начала реформ уже существовала. Далее — низкий уровень урбанизации и большое количество сельского населения, следовательно, наличие дешевой рабочей силы. Добавим к этому отсутствие расходов на медицину, пенсионное обеспечение, социальное страхование, оборону, благоприятные климатические и географические услов

У партнеров

    «Эксперт»
    №40 (1136) 30 сентября 2019
    Бусы для президента США
    Содержание:
    Президентский харассмент топит демократов

    Дональд Трамп изящно переиграл демократов и повысил свои шансы на второй срок. А вот политические перспективы Владимира Зеленского тают на глазах

    Потребление
    Реклама