Не теряя жесткости

Тема недели
Москва, 07.10.2019
«Эксперт» №41 (1137)
Несмотря на рост расходов и даже на нацпроекты, в ближайшие три года наш бюджет останется прежде всего стабильным, профицитным и не тратящим в реальном выражении больше, чем в 2012 году. Это не бюджет развития и лишь с очень большой натяжкой «социальный» бюджет

СЛАВА АЛАХОВ/ТАСС

В отличие от климата, «мусорной» реформы или геополитических событий проекты федерального бюджета практически никогда не вызывают бурных общественных обсуждений. Хотя на самом деле бюджет — это, пожалуй, единственное, что по-настоящему заслуживает всеобщего внимания: он определяет, как будут перераспределяться триллионы рублей, собранные государством с бизнеса и граждан. Каждая строка этого документа в несколько тысяч страниц — это не безликие цифры, а реальные миллионы и миллиарды рублей, сначала собранные (тут владельцы бизнеса могут вспомнить все доначисления и споры с налоговой службой), а потом в кабинетах Минфина расписанные по получателям: министерствам и ведомствам, регионам и госкорпорациям, от которых напрямую зависит, как именно эти деньги вернутся в реальную экономику.

Поэтому крайне удивительно, что нынешний проект бюджета на 2020 год и период 2021–2022 годов остается почти без внимания, хотя именно на эти годы должен прийтись ударный объем инвестиций в нацпроекты.

В абсолютных цифрах в следующие три года нас действительно ждет заметный рост расходов: в 2022 году они вырастут почти на 19% к 2019 году, до 21,7 трлн рублей. Это даже быстрее роста ВВП, который заложен в прогнозе бюджета. В то же время доходы федерального бюджета, как ожидает Минфин, к 2022 году вырастут всего на 9,3%, до 22 трлн рублей. Такого серьезного профицита, который мы наблюдали в прошлом году (2,7 трлн рублей), больше не ожидается: хотя бюджет и останется профицитным, превышение доходов над расходами в 2022 году «усохнет» примерно до 300 млрд рублей.

Однако основные ограничивающие постулаты бюджетной политики никуда не денутся — это денежно-кредитная политика Банка России в рамках режима таргетирования инфляции и бюджетное правило. Они задают жесткие рамки, в которых с 2014 года формируется наш бюджет, а мрачные настроения относительно мировой экономики только поддерживают консервативный подход российского Минфина к тратам.

Макроэкономические условия, заложенные в бюджет, — это 57–55 долларов за баррель и 65,4–66,5 рубля за доллар на весь период до 2022 года. Столь стабильный курс при такой динамике цен на нефть выглядит слишком оптимистичным, и мы, скорее всего, увидим бо́льшую девальвацию рубля, а значит, и более высокие рублевые доходы бюджета от нефти и газа (даже при ожидающейся стагнации добычи нефти, см. таблицу 1).

Главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова считает, что такой прогноз курса, по крайне мере на 2020 год, выглядит реалистичным, но она напоминает, что динамика цен на нефть не единственный фактор, определяющий движения курса. Например, в 2018 году, несмотря на рост средних цен на нефть с 53 долларов за баррель в 2017-м до 70 долларов, курс рубля снизился на 17% за год. «Учитывая сохранение санкционного давления и общий негативный фон на мировых рынках, вполне возможно, что курс действительно может оказаться ниже отметки 66 рублей за доллар. Мой прогноз на конец 2020 года — 70 рублей за доллар. Более слабый курс действительно позволит получи

У партнеров

    «Эксперт»
    №41 (1137) 7 октября 2019
    Сверхсвязный мир
    Содержание:
    Не теряя жесткости

    Несмотря на рост расходов и даже на нацпроекты, в ближайшие три года наш бюджет останется прежде всего стабильным, профицитным и не тратящим в реальном выражении больше, чем в 2012 году. Это не бюджет развития и лишь с очень большой натяжкой «социальный» бюджет

    Главная новость
    Реклама