Вернуться к политике, основанной на разуме

Книги
Москва, 07.10.2019
«Эксперт» №41 (1137)
Книга, из который российскому читателю станут яснее корни той экономической политики, которую проводит российское правительство

Рано или поздно именно идеи, а не корыстные интересы становятся опасными*.

Джон Кейнс

*Эпиграф, выбранный Стедменом-Джоунзом к своей книге.

Мало кто уже, наверное, помнит один из знаменитых афоризмов Виктора Черномырдина: «Правительство обвиняют в монетаризме. Признаю: грешны, занимаемся. Но плохо». Книга Стедмен-Джоунза интересна для российского читателя в том числе тем, что позволяет понять, насколько наши экономические власти самостоятельны в принятии решений, а насколько они следуют догмам своего вероучения, в которое, по мнению автора, превратился неолиберализм, одной из ипостасей которого как раз и является монетаризм.

В России широкая публика узнала о неолиберализме в 1992 году, с началом реформ, которые разворачивались под флагом так называемого Вашингтонского консенсуса, основные положения которого были сформулированы в 1989 году английским экономистом Джоном Уильямсоном, приняты МВФ, стали синонимом неолиберальной политики и включали в себя налоговую реформу, либерализацию торговли, приватизацию, дерегулирование и гарантию прав собственности. Справедливости ради заметим, что сам Уильямсон позже отказался от причастности к неолиберализму и сожалел, что «не выразил по-иному свои идеи».

Но, конечно, книга Стедмен-Джоунза посвящена не России, это реминисценции автора этих строк. Она посвящена истории становления неолиберализма — от увлечения группы маргинальных философов и экономистов до руководящего учения, даже идеологии правительств США и Великобритании, а в дальнейшем и многих других стран мира.

Английское издание этой книги вышло в 2012 году и написано явно под влиянием кризиса 2008 года, во время которого, как пишет Стедмен-Джоунз, распространившаяся под влиянием неолиберализма «уверенность в безусловном превосходстве рынка и его способности к самонастройке привела к дерегулированию финансового сектора и в конечном счете поставила всю международную экономическую систему на грань полного краха».

Сам Стедмен-Джоунз определяет термин «неолиберализм» как основанную на принципах индивидуальной свободы и ограничения полномочий государства идеологию свободного рынка, которая связала человеческую свободу с действиями рационального и нацеленного на свою выгоду индивида в сфере рыночной конкуренции

При этом основные идеи неолиберальной политики автор определяет как монетаризм и дерегулирование рынков, а основную цель — как борьбу с инфляцией вместо полной занятости и построения государства благосостояния, которые были целью кейнсианской политики западных правительств до середины 70-х годов ХХ века.

Неолиберализм возник еще перед Второй мировой войной как реакция на «Новый курс» Франклина Рузвельта, предусматривавший активное вмешательство государства в экономику, в чем неолибералы увидели угрозу либеральным свободам и рыночной экономике. И название «неолиберализм» было выбрано не случайно, оно было противопоставлено рузвельтовскому пониманию либерализма.

Теоретическим основанием неолиберализма стали работы Хайека, Поппера и Мизеса — соответстве

У партнеров

    «Эксперт»
    №41 (1137) 7 октября 2019
    Сверхсвязный мир
    Содержание:
    Не теряя жесткости

    Несмотря на рост расходов и даже на нацпроекты, в ближайшие три года наш бюджет останется прежде всего стабильным, профицитным и не тратящим в реальном выражении больше, чем в 2012 году. Это не бюджет развития и лишь с очень большой натяжкой «социальный» бюджет

    Главная новость
    Реклама