Новое документальное кино: границы жанра

Культура
Москва, 14.10.2019
«Эксперт» №42 (1138)
Что такое документальный фильм в эпоху, когда миллионы, оснастившись смартфонами, и так снимают кино о самих себе

YAGHOBZADEH ALFRED/ABACA/ТАСС

Юрий Дудь — главный интервьюер отечественного YouTube — не раз пытался разнообразить свои интервью как локациями, в которых они записываются, так и количеством персонажей в своих роликах. Записанные в разное время, они появляются в кадре в заданной автором логической последовательности и развивают тему интервью. За неимением какого-то другого определения для подобного рода роликов, слишком обширных по хронометражу, чтобы оставаться всего лишь роликами, они стали именоваться фильмами. И это продолжалось до тех пор, пока он не выложил «фильм», посвященный трагическим событиям в Беслане. Трехчасовая работа «Беслан. Помни» благодаря незаурядному даже для самого Дудя количеству просмотров — 18 миллионов — заставил профессиональное сообщество задаться не только вопросом корректности подачи информации, но и той формой, которую он для нее выбрал: является ли «Беслан. Помни» образцом жанра документального кино? Видимо, эти разговоры и самого Юрия Дудя заставили сомневаться в избранных им формулировках: уже в следующей своей многонаселенной работе «Реутов-ТВ», представляя ее зрителям и определяя ее жанр, он сделал характерный жест, сигнализирующий о том, речь идет о «фильме» в кавычках и к традиционному документальному кино он все же не имеет отношения.

До Юрия Дудя границы жанра документального кино для массовой публики устанавливал Леонид Парфенов, который достиг совершенства в жанре телевизионного стендапа, наиболее ярко продемонстрировав его в серии передач «Намедни». В момент своего появления на телевизионном экране они идентифицировались именно как передачи, а не документальные фильмы в первую очередь потому, что автор произносил текст не за кадром, а в студии, представая в ней скорее в качестве ведущего информационной программы, только расставляющей по полкам не события минувшего дня, а минувших лет. Но в своих последующих работах, которые позиционировались им уже как именно документальные фильмы, он по-прежнему продолжил демонстрировать искусство произнесения стилистически выверенного текста в кадре, оставаясь главным героем своих фильмов, о ком бы в них ни шла речь.

Леонид Парфенов по-прежнему снимает свои фильмы и программу «Намедни», по-прежнему работает в кадре, произнося без запинки немыслимое количество текста и по-прежнему оставаясь главным специалистом по дорогим и эффектным историческим проектам, которые требуют в том числе тщательного подбора фактов и хроники. Именно он стал предтечей Юрия Дудя, доказав, что ведущий своим появлением в кадре не портит его, а наоборот, притягивает внимание зрителей, большинство которых предпочитают личный контакт с автором.

Между тем самый традиционный метод получения документального материала предполагает внедрение кинематографиста в ту среду, из которой этот материал необходимо получить. При этом он сам остается за кадром, потому что камера, как правило, находится в его руках: он одновременно и автор, и оператор фильма. Он минимизирует барьеры между собой и фиксируемой им реальностью, а любой лишний челов

У партнеров

    «Эксперт»
    №42 (1138) 14 октября 2019
    Приехали
    Содержание:
    Другая мобильность. И это не бла-бла

    Сжатие автомобильных рынков по всему миру — признак начала фундаментальной трансформации отрасли. Новые вызовы — экологический прессинг, бум электрокаров, развитие беспилотного транспорта и «шеринговой» мобильности — в полный рост встают и в России

    Экономика и финансы
    Специальный проект
    Реклама