Перекинь валютный риск другому

Повестка дня
Москва, 14.10.2019
«Эксперт» №42 (1138)

Крупнейшие российские банки хотят, чтобы им доплачивали за право разместить валюту на их счетах. Атаку на ЦБ и общественность начали на минувшей неделе Сбербанк и ВТБ: глава первого Герман Греф заявил, что «отрицательные ставки в евро и долларах на депозиты компаний надо вводить обязательно», а ВТБ прекратил прием вкладов в евро, ставка по которым и так составляла 0,01%. До него принимать депозиты в евро прекратили другие крупнейшие банки, включая Сбербанк.

В итоге глава ЦБ Эльвира Набиуллина заявила, что Банк России обсудит с участниками рынка возможность введения отрицательных ставок по депозитам в иностранной валюте, поскольку отрицательные ставки в евро — это не краткосрочное явление, скорее всего оно будет долгосрочным в связи с денежно-кредитной политикой ведущих стран.

Разрыв между привлеченной и размещенной валютой у наших банков растет  06-01.jpg
Разрыв между привлеченной и размещенной валютой у наших банков растет

Подробно о том, как работает механизм отрицательных ставок, все больше захватывающий мировую финансовую систему, «Эксперт» писал совсем недавно (см. «Инвесторы уходят в минус», № 40 за 2019 год). С тех пор минусовые ставки только расползлись: так, в начале октября крупный банк Berliner Volksbank ввел ставку минус 0,5% на розничные вклады, превышающие сто тысяч евро. «Еврозона уже давно живет в парадигме отрицательных ставок. Отрицательны ставки по безрисковым инструментам вроде гособлигаций Германии, отрицательна ключевая ставка ЕЦБ, даже депозиты в евро в банках еврозоны и Швейцарии с отрицательными ставками, — говорит Денис Порывай, аналитик по облигациям Райффайзенбанка. — Что касается текущих счетов, то за их обслуживание банки берут комиссию, что тоже есть отрицательная ставка. Все потому, что если европейские банки размещают на корсчетах в ЕЦБ суммы сверх обязательных резервов, то им приходится за это платить».

А российские банки столкнулись с тем, что не могут разместить под положительный процент всю валюту, которая к ним поступает (см. график). Интересно, что этот разрыв был всегда, но в последние три года на волне сокращения валютных кредитов он серьезно вырос и составляет в переводе на рубли три триллиона. Иными словами, сберегать многие хотят в валюте, а вот брать на себя валютные обязательства желающих все меньше. И банки не хотят быть крайними в этой игре «перекинь валютный риск на другого».

«Спрос на валютные кредиты очень низкий, их объем снижается, но вот население особо не верит в рублевые инструменты и продолжает наращивать сбережения в валюте, — говорит Денис Порывай. — С начала этого года валютные депозиты заметно выросли. У населения сейчас 95,5 миллиарда долларов валютных вкладов (из них большая часть — доллары, но евро тоже заметная часть). Для сравнения: у российских компаний на депозитах и текущих счетах около 150 миллиардов долларов. Таким образом, валютные пассивы растут, а маржинальные валютные активы (прежде всего кредиты) сокращаются. Еврооблигаций столько не размещается, чтобы вобрать эти пассивы, и поэтому наши банки валюту, которая к ним приходит, в моменте могут разместить только на счетах в иностранных банках».

В ЦБ рассчитывают, что низкие, а теперь и отрицательные ставки будут способствовать дедолларизации накоплений. Однако это было бы странно: риск девальвации рубля никуда не уходит. Денис Порывай уверен, что население продолжит держать валюту в банках даже при минусовых ставках и особо не будет искать других возможностей, будь то еврооблигации или дивидендные акции зарубежных компаний. «Иностранные акции — это совсем иной уровень риска. Держа корпоративные еврооблигации, вы попадаете на налог на валютную переоценку, если рубль падает. Более или менее близкий к депозиту вариант — банковская ячейка, но в этом случае деньги вообще не застрахованы», — говорит аналитик.

Разрыв между привлеченной и размещенной валютой у наших банков растет

У партнеров

    «Эксперт»
    №42 (1138) 14 октября 2019
    Приехали
    Содержание:
    Другая мобильность. И это не бла-бла

    Сжатие автомобильных рынков по всему миру — признак начала фундаментальной трансформации отрасли. Новые вызовы — экологический прессинг, бум электрокаров, развитие беспилотного транспорта и «шеринговой» мобильности — в полный рост встают и в России

    Экономика и финансы
    Специальный проект
    Реклама