Реиндустриализация как новый консенсус

Если мы хотим экономически развиваться, то нашей целью должно быть масштабное восстановление промышленного потенциала. А эта цель требует очень определенной новой экономической политики. Протекционизма, особенно в отношении китайских товаров, низких процентных ставок, снижения налогов, как минимум нулевого профицита бюджета

Кто сказал: «Всё сгорело дотла,
Больше в землю не бросите семя»?
Кто сказал, что Земля умерла?
Нет, она затаилась на время.
В. С. Высоцкий

 

Не успели мы посетовать, что проект федерального бюджета не вызывает у общественности сколько-нибудь заметной реакции, хотя и касается фактически каждого гражданина (см. «Не теряя жесткости», «Эксперт» № 41 за 2019 год), как благостное спокойствие нарушила Счетная палата (СП). Она раскритиковала документ, подготовленный правительством. Аудиторы потрясли основы — прогноз социально-экономического развития страны, который лежит в основе расчетов бюджета. СП обнаружила в прогнозе ряд несоответствий реальности и завышенных ожиданий.

Восприняв критику бюджета со стороны СП как тревожный сигнал, мы решили тщательно проанализировать экономическую политику последних пяти лет и попытаться ответить на вопрос, насколько она в принципе соотносится с задачей ускорения или даже просто поддержки экономического роста. И как может выглядеть фундаментальная альтернатива.

Догнать и перегнать

Главное, на что обращает внимание Счетная палата, — завышенные ожидания по росту ВВП страны. В своем указе президент Владимир Путин обозначил цель: до 2024 года страна должна войти в число пяти крупнейших мировых экономик, а темпы роста ВВП при этом должны превышать среднемировые.

Минэкономразвития ожидает ускорения темпов роста ВВП с 1,3% в текущем году до 1,7% в 2020-м, а затем — в 2021-м — предполагается резкий рывок до 3,1% и далее стабилизация показателя на уровне 3,2–3,3% в последующие два года.

Глава Счетной палаты Алексей Кудрин, выступая на заседании комитета Госдумы по бюджету и налогам, выразил сомнения в том, что России удастся достичь темпов роста ВВП, превышающих три процента: «Прыжок с 1,7 процента темпов роста до 3,1 процента для нас является малообъяснимым. Мы пока сомневаемся в таком бурном росте. Сейчас потенциал роста экспертами оценивается на уровне полтора–два процента. Это наш потолок, и он пока, скорее всего, не будет превышен». Кудрин также сослался на прогноз Банка России, который «дает темп роста в пределах не больше 2,5 процента».

Аудиторы обращают внимание на то, что Минэкономразвития, с одной стороны, ожидает резкого роста российской экономики, а с другой — ухудшения ситуации в мировой, от состояния дел в которой российская серьезно зависит. То есть внешнеэкономическая конъюнктура ухудшается, цена на нефть (согласно прогнозу министерства) в перспективе 2020–2023 годов снижается, а экспортно ориентированная российская экономика при этом растет.

Возможно, в Минэкономразвития надеются на эффект от проведенных структурных реформ, вклад которых в рост ВВП ведомство ожидает на уровне полтора процентного пункта. Но и здесь Счетная палата отмечает, что эта оценка может быть завышена, что также ставит под вопрос достижение заявленных в прогнозе темпов роста экономики страны. Более того, аудиторы напоминают, что и в самом Минэкономразвития осознают высокий риск пробуксовки структурных реформ, определяя его как ключев

У партнеров

    «Эксперт»
    №43 (1139) 21 октября 2019
    400 крупнейших компаний России
    Содержание:
    Реиндустриализация как новый консенсус

    Если мы хотим экономически развиваться, то нашей целью должно быть масштабное восстановление промышленного потенциала. А эта цель требует очень определенной новой экономической политики. Протекционизма, особенно в отношении китайских товаров, низких процентных ставок, снижения налогов, как минимум нулевого профицита бюджета

    Наука и технологии
    Реклама