Россия — Германия: наверстать упущенное

Германский бизнес продолжает наращивать свое присутствие в России, отыгрывая упущенные от санкционного противостояния возможности. Однако немецкие компании в РФ все больше беспокоит снижающаяся покупательная способность российских потребителей

ТАСС

Beharrlichkeit überwindet alles – «Упорство и настойчивость все преодолеет», говорят немцы. Вот и упорная работа германского бизнеса постепенно преодолевает экономический негатив, вызванный внешнеполитическими и санкционными кризисами в отношениях между Россией и Германией. Согласно данным Бундесбанка, приток прямых германских инвестиций в Россию по итогам прошлого года составил 3,2 млрд евро, а в первом квартале 2019-го они выросли еще на 33% «Это самый высокий показатель за десять лет и один из самых лучших после распада СССР!» — восклицает председатель правления Российско-германской внешнеторговой палаты (ВТП) Маттиас Шепп.

Выбирается из ямы и провалившийся ранее товарооборот между двумя странами. Еще шесть лет назад он достигал рекордных 80 млрд долларов. Однако кризисы и санкции к 2016 году подкосили этот показатель вдвое — до 39 млрд долларов. Но в 2017-м экономическое сотрудничество пошло на разгон: по года товарооборот вырос на 33%, до 49,4 млрд долларов, а в прошлом году он прибавил еще 19% и достиг 59,6 млрд долларов. По прогнозам, в текущем году тренд роста продолжится: эти показатели могут увеличиться еще на 15–20% и превысить 70 млрд долларов (см. график).

Рациональный выбор в условиях экономии

Российско-германское экономическое сотрудничество опять набирает обороты  65-02.jpg
Российско-германское экономическое сотрудничество опять набирает обороты

Формально количество немецких компаний в России продолжает снижаться: по данным Российско-германской ВТП, за последний год их число сократилось еще на 240 единиц, до 4661, а в 2012-м их было почти на 50% больше, чем сейчас: 6250. Однако, как отмечают представители палаты, из России уходят незначительные игроки, а оставшиеся компании, наоборот, явно усиливают активность, причем в разных секторах экономики. Это и автомобилестроение (Mercedes-Benz, BMW, Audi, Volkswagen), химическая промышленность (BASF), машиностроение (Siemens), бытовая техника (Rowenta, Kärcher, KRESS, Leica, Miele, Bosch, Braun), одежда и обувь (Hugo Boss, S. Oliver, Adidas, Puma), косметика и моющие средства: (Henkel), торговые сети (Metro Group) фармацевтика (Bayer) и другие направления экономической деятельности.

К последним примерам можно отнести недавний запуск завода по производству сухих строительных смесей в Тосно (Ленинградская область) от немецкого производителя бытовой и строительной химии Henkel, в который инвестируется более 10 млн евро. Или вот еще пример: компания Sarstedt, семейное предприятие среднего бизнеса из Нюмбрехта в земле Северный Рейн-Вестфалия, заложила первый камень современного производственного комплекса в индустриальном парке «Марьино» в Санкт-Петербурге. Здесь будут производить системы забора крови для России и стран СНГ, в проект будет вложено 21 млн евро. А немецкий производитель пищевых ароматизаторов Symrise объявил о расширении производства в подмосковном Рогово с инвестициями в размере 1,3 млн евро.

В целом у немецких компаний продолжает накапливается раздражение по поводу американских санкций, готовое перейти в открытый протест. Представители немецкого бизнеса говорят, что их убытки от санкций уже исчисляются миллиардами евро. В частности, об этом заявил Маттиас Шепп на недавней пресс-конференции в Москве, где он привел результаты опроса 141 входящей в Российско-германскую ВТП компаний. «Семьдесят пять компаний произвели точную оценку потерь от санкций США. В общей сложности они уже потеряли 1,1 миллиарда евро. Если экстраполировать эту цифру на весь немецкий бизнес в России, то есть более 4500 компаний с немецким участием, речь идет о потере нескольких миллиардов евро», — заявил Маттиас Шепп.

Впрочем, по словам участников рынка, сейчас немецкие компании уже волнует не столько вопрос санкций или политической неопределенности, сколько проблема спада покупательской способности в России. «Настроение наших европейских клиентов, в том числе немецких, вполне можно назвать оптимистичным, — отмечает Марина Кочемасова, глава агентства PR Formula (занимается продвижением иностранного бизнеса в России в сфере ритейла). — К санкциям все уже или привыкли, или научились с ними жить. Сейчас это не самый насущный вопрос работы на российском рынке для иностранных инвесторов. Скорее их больше волнует снижение платежеспособности россиян. На фоне этой проблемы некоторые немецкие компании покидают российский рынок, как, например, мебельный интернет-магазин Westwing и ювелирная сеть Thomas Sabo, об уходе из России которой стало известно в сентябре. Но пока не стоит называть это тенденцией, хотя бы потому, что есть и обратные примеры. Самый заметный из них — возвращение на отечественный рынок немецкой обувной сети S. Oliver. Это довольно крупный игрок, и его повторный приход в Россию наверняка четко выверен и обоснован».

Снижение покупательской способности в России — это безусловно, тревожное явление, в том числе для немецких компаний, однако в некоторых случаях это играет им на руку. «В целом мы наблюдаем положительную динамику развития немецкого бизнеса в России, — говорит Иван Шахин, директор по продажам компании S. Oliver Shoes. — Если говорить об обувном направлении, то в нашем холдинге Wortmann Schuh-Holding KG по всем брендам наблюдается стабильный годовой прирост в среднем на десять процентов, а по бренду S. Oliver Shoes, например, рост к прошлому году был рекордным и составил целых 70 процентов. Мы связываем это с конкурентоспособной ценой при отличном соотношении качества и дизайна. У российских покупателей исторически сложилось очень доверительное отношение к безупречному немецкому качеству. Учитывая, что в покупательском поведении сейчас ярко просматривается тренд на рациональность покупок, выбор немецких брендов предопределен. Если посмотреть по рынку, то одни из лидеров среди западных брендов как раз немецкие компании».

«Те германские компании в России, которые делают ставку на качество продукции, а также на ее экологичность, будут в выигрыше ближайшие пять-десять лет, — соглашается Денис Грипас, руководитель компании “Алегрия”, которая занимается поставками в РФ резиновой плитки и покрытия из Германии. — Например, у нашей компании по сравнению с прошлым годом произошел прирост прибыли на сто процентов, и в ближайший год мы надеемся на увеличение этих показателей еще на двести процентов. Те, клиенты, которые пришли к нам изначально, убедились в качестве немецкой продукции и поэтому работают с нами до сих пор. Еще немецкими резиновыми покрытиям заинтересовались сетевой гипермаркет товаров для дома и крупный российский застройщик. Получается, что мы нашли насущные потребности российского рынка, вывели на него новый продукт и не прогадали. Да, после обоюдного введения санкций наблюдался сильный спад, но на данный момент можно говорить, что немецкая продукция в России востребована и ее ждут. Скажем, по сравнению с отечественными предложениями у немецких отделочных резиновых изделий есть сейчас важные конкурентные преимущества».

 65-03.jpg

В ожидании дальнейшего роста

Развитие немецких компаний в России будет продолжаться и в ближайшее время. Согласно недавнему опросу членов Российско-германской ВТП, 39% германских компаний в ближайшее время планируют осуществлять инвестиции в России, 29% планируют расширять деятельность вопреки санкциям США, 63% не собираются пересматривать свою стратегию и только 8% намерены снизить деловую активность.

По оценкам аналитиков, прежде всего немецкие компании сейчас настроены на серьезные инвестиции в сферу производства. «Немецкие компании, в отличие от компаний других стран, очень гибкие, они отлично адаптируются под российскую конъюнктуру. Гибкость заключается в ценовой политике, в условиях сотрудничества, которые, по нашему опыту, часто лучше, чем у компаний из других стран, — отмечает Иван Шахин. — При этом немецкие производители сильно отличаются подходом к ведению бизнеса, они мыслят стратегически, каждый шаг просчитан очень скрупулезно и заблаговременно. Они готовы пойти на компромисс, если, по их расчетам, в долгосрочной перспективе будет положительный эффект. Но одновременно немцы не идут на компромисс с качеством продукции, это для них важный вопрос репутации, которой они очень дорожат. И стоит отметить, что немецкие компании — профессионалы высокого класса в цифрах, они досконально и точно анализируют рынок, возможности и делают прогнозы».

«На практике сегодня мы видим значительный рост запросов от российских предприятий на современные передовые материалы, технологии и методики управления, которые могут дать им немецкие компании, — отмечает, в свою очередь, Владимир Трофименко, генеральный директор представительства компании Mankiewicz Gebr. & Co. — Будучи разработчиком и производителем высококачественных защитно-декоративных покрытий (ЛКМ) для авиастроения, автомобилестроения, ветроэнергетики, машиностроения и других отраслей, наша компания предлагает на российском рынке в том числе новейшие технологии оптимизации производственных процессов. В Россию мы пришли вслед за нашими международными партнерами и клиентами, для которых важно поддерживать уровень качества своей продукции в любой точке мира, хотя самые первые наши поставки — для российского авиастроительного предприятия, у которого появился запрос на сложные антибликовые покрытия для кабины пилота. Таким образом, сейчас мы видим возрождение и развитие тесных партнерских отношений между представителями бизнеса России и Германии. Одновременно важно понимать, что опыт выхода на глобальные рынки — это именно то, что нужно сейчас предприятиям России и всего постсоветского пространства для успешного развития, и технологические компании из Германии могут им это дать».

Примечательно, что еще одним стимулом развития деятельности немецких компаний в России может стать возможное замедление германской экономики. «В ближайший год-два ожидается замедление роста европейской, в частности немецкой, экономики, — говорит Андрей Казачков, руководитель направления автоматизации логистики компании First Line Software, которая внедряет информационные решения для логистических комплексов на территории России в партнерстве с немецкими компаниями. — Следствием этого мы ожидаем увидеть изменение стратегий развития немецких компаний, в частности это касается нашего партнера из Германии — компании Viastore. Так что в связи с изменением экономической обстановки в Европе можно прогнозировать, что на Россию в ближайшее время будет обращено значительно больше внимания со стороны немецких компаний».

 65-04.jpg ПРЕДОСТАВЛЕНО ООО «АРВАТО РУС»
ПРЕДОСТАВЛЕНО ООО «АРВАТО РУС»

Цифровизация приносит результаты

О том, как цифровизация двигает бизнес компании, рассказала генеральный директор ООО «Арвато Рус» Наталия Пшистав

— Что делает компания «Арвато Рус» в области цифровизации?

— Компания «Арвато Рус» полностью принимает этот вызов и уже несколько лет активно работает над внедрением цифровизации во все элементы своего бизнеса и над использованием того потенциала, который дает цифровизация. «Цифровая трансформация» стала нашей стратегией на уровне концерна и в качестве ключевой задачи она предполагает создание цифрового мышления, в первую очередь у нашего персонала. Именно сотрудники должны понимать, разделять и стать адептами этой концепции, без этого точно никак. Цифровизация — это будущее бизнеса, а не информационная технология для сопровождения. Кроме того, мы работаем над всеми другими аспектами цифровизации бизнеса: над информатизацией бизнес-процессов и их визуализацией в BI, над автоматизацией процессов в операционной части нашей работы, над усилением работы с Big Data, которые при умелом использовании могут дать колоссальный эффект (а при неумелом могут и все разрушить), над применением цифровых информационных технологий путем их сквозной интеграции и так далее.

— Что произошло с рынком логистических услуг за последний год и какие тренды на нем сейчас присутствуют?

— Своеобразие нашего времени заключается в том, что развитие всего, что нас окружает, происходит не линейно, а скачкообразно. Это каждый год выводит отрасль на совершенно новый уровень развития. Логистика здесь совсем не исключение. Интеграции всех внутренних процессов и интеграции между компаниями становятся все более глубокими, зачастую бесшовными. Заказы попадают в обработку сразу же после размещения на сайте, количество не обеспеченных товарами заказов практически сошло к нулю. Есть замечательные примеры разработки концепции виртуальной близости склада к местонахождению покупателя, которая будет способствовать более быстрой доставке товара. Качество «последней мили» в доставке — также одно из приоритетных направлений развития отрасли. Причем тренд сейчас больше состоит не в дальнейшем сокращении срока доставки, хотя и это важно, а в том, чтобы она в целом, и особенно последняя миля, были качественными, что выражается в интерактивных формах общения с покупателем, проактивном подходе к определению дня и времени доставки, вежливости и профессионализме курьеров. Кроме того, метатрендом развития отрасли можно назвать управление всеми потоками в цепях поставок на базе цифровизации.

— Как компания видит свои дальнейшие перспективы на российском рынке?

— Очень позитивно. Да, сейчас сложный период. Покупательная способность все еще не на том уровне, как нам бы хотелось. Но продажи в электронной коммерции растут за счет перетекания потоков потребителей, в любом случае. Реализуемая нашей компанией цифровая трансформация уже приносит результаты и принесет еще больше в будущем, когда хорошую перспективу будет иметь тот, кто сможет предоставить свои услуги качественно, комплексно, быстро и с оптимальными затратами.

У партнеров

    «Эксперт»
    №43 (1139) 21 октября 2019
    400 крупнейших компаний России
    Содержание:
    Реиндустриализация как новый консенсус

    Если мы хотим экономически развиваться, то нашей целью должно быть масштабное восстановление промышленного потенциала. А эта цель требует очень определенной новой экономической политики. Протекционизма, особенно в отношении китайских товаров, низких процентных ставок, снижения налогов, как минимум нулевого профицита бюджета

    Наука и технологии
    Реклама