Репетиция гекатомбы

Общество
Москва, 02.12.2019
«Эксперт» №49 (1144)
Кровопролитная война с Финляндией 1939–1940 годов выявила слабые места РККА, но выучить все ее уроки до первых залпов Великой Отечественной советские военачальники так и не успели

Тридцатого ноября 1939 года началась самая «незнаменитая» война Советского Союза, которая в отечественных учебниках долгие годы стыдливо называлась всего лишь «вооруженным конфликтом с Финляндией». За геополитические амбиции советского руководства и 40 тысяч квадратных километров новых территорий страна заплатила жизнями и здоровьем нескольких сотен тысяч бойцов и рассыпавшейся в прах репутацией борца с агрессией даже в глазах тех иностранцев, кто прежде симпатизировал СССР.

Любопытно, что еще за пару месяцев до начала бойни обе стороны категорически не хотели воевать и приложили максимум усилий, чтобы избежать боевых действий. Однако логика блокового противостояния в Европе, превратившаяся с с первыми залпами Второй мировой войны в неумолимый молот истории, оказалась тяжелее оливковой ветви.

От Двины до Двины

Взаимоотношения между СССР и Финляндией в 30-х годах прошлого века трудно было назвать теплыми и тем более дружественными. Не только потому, что в высших сферах страны Суоми, как и у иных осколков бывшей Российской империи, преобладали реваншистские настроения. И не только потому, что в партийной программе ВКП(б) и III Интернационала идея «мировой революции» была главной целью и поэтому Москва всячески пыталась поддерживать разгромленную репрессиями финскую компартию.

В 1930-е годы на глазах рушилась Версальская система мира, что вело к резкой радикализации общества и выходу на первый план правоэкстремистских националистических кругов различных государств. В Германии, Италии, Испании, Португалии радикалы и партии фашистского толка пришли к власти. В Румынии («Железная гвардия»), Австрии («Отечественный фронт»), Югославии («Хорватский домобран»), Венгрии («Скрещенные стрелы»), Норвегии («Национальное единение») и ряде других стран они занимали сильные позиции и имели возможность давить на правительство.

Даже в странах демократической «старой» Европы Французская народная партия Жака Дорио и Британский союз фашистов Освальда Мосли на фоне Великой депрессии и резкого роста безработицы обрели социальную базу и стали заметной силой, с которой официальные власти уже не могли не считаться.

Стремительное поправение наблюдалось и в государствах «новой» Европы. В странах Балтии, Польше, Болгарии, Венгрии к власти пришли крайне правые режимы, проповедовавшие идею «величия», как правило за счет территории соседних государств. Были реанимированы идеи «Польши от моря до моря» (Polska od morza do morza) за счет территории Чехословакии, СССР, Германии. «Великой Румынии» — за счет Венгрии, Болгарии, СССР. «Великой Венгрии» — за счет территорий Румынии, СССР, Чехословакии, Австрии, Словении, Хорватии, Сербии и т. д.

Не осталась в стороне и Финляндия. С конца 1920-х в стране появилось так называемое Лапуаское движение, которое выступало не только против левых партий, но и за создание «Великой Финляндии», в которую, по замыслу панфинляндских ирредентистов, должны были войти территории «от Двины до Двины»: Эстония, Ингерманландия (с Ленинградом), северные част

У партнеров

    «Эксперт»
    №49 (1144) 2 декабря 2019
    ЭПИДЕМИЯ СУВЕРЕНИТЕТОВ
    Содержание:
    Торговля не заметила войны

    Противостояние США и Китая не сказалось на мировой торговле, она замедляется по другим, более долгосрочным и глубинным причинам. Главная из них — рост экономической мощи развивающегося мира

    Главная новость
    Экономика и финансы
    Реклама