Как спасти мир, или Человек наоборот

Российский бизнес активно осваивает принципы устойчивого развития общества. И находит решения, не имеющие аналогов в мировой практике

ЛЕВ ФЕДОСЕЕВ/ТАСС

Удивительное событие случилось 29 ноября в Женеве в европейском отделении ООН. Участники рабочей сессии «Целостный взгляд на инвалидность: думать в категориях равенства, строить доступно, внедрять инновации для социального прогресса — опыт России» испытали сильные эмоции от презентации российских разработок. В частности, от проекта 24-серийного анимационного фильма «Волк наоборот», созданного по мотивам сказки «Волк и семеро козлят», в котором один из козлят передвигается на коляске, а волк становится его добрым другом и заодно — вегетарианцем. Проект творческой группы во главе с предпринимателем Евгением Поташником и продюсером Ириной Эльшанской призван с раннего детства воспитывать принятие особенных людей. А компания «Вымпелком» представила там же свою «Экосистему доступности 3.0» — комплекс высокотехнологичных и социальных решений для инвалидов. «Я глубоко впечатлена техническими решениями, подходом и глубиной понимания этой тематики бизнесом и НКО в России, — заявила Марианна Уайт, директор по продвижению международной инициативы The Valuable 500, направленной на реализацию доступности и равных возможностей для образования и трудоустройства в контексте прав человека. По словам Евгении Чистовой, руководителя по устойчивому развитию «Вымпелкома», такая реакция вызвана тем, что речь в отечественных кейсах идет уже не о технологических бизнес-разработках, а о технологических социальных разработках. «По сути, у нас как у страны есть большие возможности для позиционирования в области инновационных технологий для социального сектора», — считает она.

Тема инклюзии — включенности людей с ограниченными возможностями в общественную жизнь — является частью концепции устойчивого развития (УР) общества (см. «История концепции устойчивого развития»). Цели устойчивого развития (ЦУР) охватывают множество аспектов социально-экономической жизни — от угрожающей зависимости от ископаемых ресурсов до вопиющих проявлений социального неравенства. Активное участие в реализации ЦУР принимает бизнес, в том числе российские компании.

Принято считать, что устойчивое развитие — дело крупных корпораций. И действительно, уже 70% крупных отечественных компаний имеют программы УР и заявляют, что ориентируются в конечном счете на ЦУР, содержащиеся в документах ООН. А некоторые даже вырвались в мировые лидеры. Компания «ФосАгро», присоединившись в конце 2018 года к Глобальному договору ООН, в ноябре 2019-го получила статус LEAD, войдя в число 36 мировых компаний — лидеров в области УР.

Но и опыт небольших компаний показывает, что они могут внести значительный вклад в общее дело — за счет оригинальных решений и энтузиазма.

 

Против черного неба и мертвых пчел

 

В городе Окуловка на Валдае расположена фабрика косметической компании Splat. С самого момента постройки фабрики в 2009 году она реализует там проект «СО2-нейтральное производство». Для этого Splat заказывает лесозащитной организации ЭКА расчеты объема своих выбросов углекислого газа и необходимого для их нейтрализации количества деревьев. После чего с помощью привлеченных через ЭКА волонтеров сажает леса, причем не только в районе фабрики, но и по всей России — в Удмуртии, Астраханской и Иркутской областях. Всего с 2009 года посажено более 140 тыс. деревьев. А для того, чтобы компенсировать засорение окружающей среды пластиком, в который упаковывается продукция Splat, компания поддерживает экологические стартапы, связанные с раздельным сбором и переработкой отходов. С тремя из них даже удалось запустить совместный проект «Чистое дело», цель которого — сбор и переработка пластика.

Опыт Splat показывает, что для достижения равновесия с природой можно действовать не только в лоб, но и в обход. В данном случае компания помогает природе сопротивляться негативным техногенным факторам, которые производит фабрика и которые пока невозможно убрать.

Впрочем, за последние годы и десятилетия в окружающей среде накопилось достаточно и того, что следует убирать немедленно. Шиес, Киселевск, Иркутская область, Байкал — это точки на карте, связанные лишь с самыми громкими и свежими скандалами варварского вторжения человека в окружающую его природу. На самом деле таких точек гораздо больше, и этим объясняется тот факт, что очередная локальная катастрофа воспринимается нами как общая. Массовая гибель пчел прошлым летом из-за неконтролируемого применения пестицидов на полях затронула несколько регионов. В «мусорное сопротивление» Шиеса — полустанка в Архангельской области — включились волонтеры со всей страны, потому что мусорные свалки скоро будут видны у россиян из окон домов. А летом этого года в Кемеровской области из-за загрязненности воздуха угольной пылью целый город Киселевск попросил политического убежища в Канаде.

Однако, с другой стороны, все чаще крупные компании, оставляющие заметный след в окружающей среде, начинают активно финансировать решение экологических проблем. Например, у компании «Норникель» есть Комплексная экологическая программа, где снижение выбросов SO2 — диоксида серы — заявлено как стратегический приоритет. Реализация этой программы позволит снизить вредные выбросы в Норильске на 75%, а ее бюджет превышает 100 млрд рублей.

«ФосАгро» совместно с ЮНЕСКО и ИЮПАК (Международным союзом теоретической и прикладной химии) в 2013 году запустила программу «Зеленая химия для жизни». Это первая программа ЮНЕСКО, осуществляемая за счет средств частной российской компании. Гранты предназначены для поддержки молодых, до 39 лет, исследователей, которые ведут поиск новых «зеленых» технологий, способных уменьшить воздействие цивилизации на окружающую среду и сохранить ресурсы и природное многообразие для будущих поколений.

Получатели грантов предложили множество оригинальных концепций. В их числе использование кожуры папайи и полученного на ее основе активированного угля для очистки сточных вод от свинца, разработка и использование для уменьшения выброса CO2 недорогих газофазных реакторов, напечатанных на 3D-принтерах, восстановление загрязненной воды высокоэффективными бионанокатализаторами, получение из панцирей креветок и крабов, а также из кожуры кешью анакординовой кислоты, которая способна снижать содержание сахара в крови человека, абсорбируя глюкозу.

Не менее серьезно относятся крупные промышленники к сокращению отходов производства, что также укладывается в понятие устойчивого развития. В компании ExxonMobil отходы бурения, образующиеся на объектах проекта «Сахалин-1», закачиваются обратно в изолированные пласты использованных участков недр. Этот метод обращения с отходами считается самым экологически безопасным в нефтедобыче. Кроме того, компания наращивает переработку остальных отходов, промышленных и бытовых, и сейчас достигнут показатель 68,7%.

«ФосАгро» учредила в 2016 году специальный дополнительный грант за исследования в области применения фосфогипса — побочного продукта производства фосфорной кислоты, который обычно используют для мелиорации солонцовых почв и повышения их плодородности, а также для производства стройматериалов, бумаги, пластмассы и стекла, а в последнее время активно и успешно — при строительстве дорог. За последнее время много таких дорог появилось в Балаковском районе Саратовской области: эту тему активно развивает балаковское предприятие группы «ФосАгро» в содружестве с Саратовским государственным университетом. Балаковский фосфогипс по уровню экологической чистоты можно отнести к «зеленым» материалам. Применяется фосфогипс и при создании гетерогенных катализаторов, а также для получения высокоценных химикатов — силикатов с полезными свойствами, востребованными в стоматологии.

Кстати, наряду с фосфогипсом в оборот все активнее вовлекаются и прочие вторичные ресурсы. К примеру, в Кольском научном центре РАН научились производить синтетические аналоги редко встречающихся в природе, но обладающих целым набором уникальных качеств титаносиликатных материалов. Они могут найти применение в медицине, при производстве литиевых батарей и даже при очистке водоемов атомных станций и почвы от тяжелых металлов и радиации.

Знаковым для российского бизнеса становится признание проблемы, которая связана с переработкой отходов, накопленных в прошлых циклах развития предприятия, даже когда их масштабы не позволяют ее решить в короткие сроки. «Это тоже считается устойчивым подходом, — говорит Светлана Герасимова, партнер проектного офиса “Стратегии и практики устойчивого развития”. — Сейчас появились технологии переработки залежей накопленного шлака, так что из него можно извлечь повторно востребованные элементы. Те огромные терриконы, накопленные еще в советское время, оказываются не вредными отходами, а вполне ценным ресурсом. Перерабатывая их, компания одновременно решает экономические, экологические и социальные задачи. Например, Русская медная компания сейчас так работает в ряде своих проблемных территорий, другие добывающие и перерабатывающие компании — тоже».

Из непромышленных крупных компаний тон в переработке вторсырья задают ритейлеры X5 Group и «Лента». Поставив перед собой цель перерабатывать как можно больше использованных в магазинах материалов и как можно меньше вывозить на свалку, X5 уже отправляет на переработку 100% пластика, картона и бумаги. А самая большая сеть группы — «Пятерочка» — намерена к апрелю 2020 года отдавать на переработку в корма для животных 70% непроданной пищевой продукции. Кроме того, здесь прорабатывают различные сценарии уменьшения объемов потребительской тары — от использования многоразовой и перерабатываемой упаковки до развития категории «продукты без упаковки». Чтобы сократить количество пластиковых отходов, онлайн-супермаркет Perekrestok.ru тестирует обратный прием пакетов, использованных во время доставки. Покупатели могут отдать курьеру пакеты, в которых был привезен заказ. За первый месяц пилота количество возвращенных пакетов превысило 7500 единиц (60 кг). Курьеры возвращают пакеты в dark stores, где происходит комплектация заказов, там их смешивают с другими пластиковыми отходами и затем передают партнеру на переработку.

В целом компании, связанные с конечным потребителем, оказываются весьма изобретательными, пытаясь перейти на рельсы устойчивого развития: устанавливают в магазинах фандоматы для сбора пластиковых бутылок, алюминиевых банок, батареек, на парковках у магазина — баки для раздельного сбора мусора, в качестве замены одноразовых пакетов предлагают многоразовые сумки и мешки для взвешивания фруктов и овощей и дают скидки покупателям, которые их используют. В петербургской сети кафе-кондитерских «Буше» перешли на салфетки, изготовленные из макулатуры, а обычные соломинки заменили бумажными. При этом обнаружили, что забота о сокращении количества мусора может принести прямую выгоду: после отказа от одноразовых упаковок с сахаром клиенты стали расходовать его намного меньше.

 

24-серийный мультфильм «Волк наоборот» по мотивам сказки «Волк и семеро козлят» — это социальный проект, призванный воспитывать с раннего детства принятие особенных людей как полноценных личностей 44-02.jpg PR-ДЕПАРТАМЕНТ ПРОЕКТА «ВОЛК НАОБОРОТ»
24-серийный мультфильм «Волк наоборот» по мотивам сказки «Волк и семеро козлят» — это социальный проект, призванный воспитывать с раннего детства принятие особенных людей как полноценных личностей
PR-ДЕПАРТАМЕНТ ПРОЕКТА «ВОЛК НАОБОРОТ»

 

Экономика замкнутого цикла

 

Устойчивое развитие не только не противоречит интересам бизнеса, но в идеале предполагает обратную связь для него в виде дополнительного дохода. Другое дело, что для российских компаний такой сценарий пока неочевиден или недостижим в силу недостаточной зрелости в управлении УР. Но подобный опыт существует в иностранных компаниях, работающих в России.

Классическим примером специалисты считают IKEA. Здесь не просто экономят ресурсы: используют специальные краны для снижения расхода воды и энергосберегающие светильники, перешли на многоразовые упаковочные материалы — уголки, ленты. В IKEA давно и прилично зарабатывают на раздельном сборе мусора — бумаги, пластика, стекла, который они сдают на переработку. Кроме того, в IKEA любят продавать продукцию, сделанную из переработанного сырья, например из пластика, сообщая на этикетке, какой процент переработки содержится в изделии. Маркетологи компании утверждают, что покупателям тоже нравится такой подход. А недавно появилась новая опция: было объявлено о начале приема текстиля — постельного белья, штор. Часть этих вещей, что еще можно использовать, отправляется в благотворительный фонд, где их стирают и раздают малоимущим, а часть продается в Европу, на промышленные и строительные предприятия, на железные дороги — там старый текстиль идет на ветошь.

К слову, о ветоши. Потребность в ней в Европе, судя по всему, большая. Такие магазины, как H&M, Sela и Levi's, тоже принимают от покупателей старые вещи (да еще стимулируют их большой скидкой на новую покупку) и отправляют на Запад. Российский производитель спецодежды ГК «Сириус» тоже заинтересовался этой темой: обрезки хлопчатобумажных тканей компания частично перерабатывает в ватин, а частично продает в виде ветоши.

«Переработка отходов — это устойчивая модель, связанная в том числе с зарабатыванием денег. На первой стадии, может быть, нет, потому что надо наладить инфраструктуру, а через какое-то время это вполне может приносить доход. Алюминий точно приносит доход, бумага точно приносит доход, стекло приносит доход. Мало того, российским перерабатывающим предприятиям не хватает этого сырья, его надо собирать как можно больше», — отмечает Светлана Герасимова.

Мечта многих производственных компаний, приверженных устойчивому развитию, — экономика полного цикла, или безотходного производства. Но реализовать такую модель удается единицам. К их числу относится финская компания UPM, имеющая активы в России. А началось все с кризиса. Когда-то UPM, крупнейшей в мире производитель полиграфической бумаги, из-за «цифрового бума» столкнулась с резким падением спроса на свой основной продукт. «Пришлось принять экстренные меры, чтобы не потерять бизнес в одночасье», — рассказывают в компании. В поисках новой ниши и будучи сторонниками идеи снижения зависимости глобальной экономики от невозобновляемых ресурсов, руководство UPM решило создать предприятие замкнутого цикла в лесной отрасли. Свою новую стратегию финны назвали Biofore: «экологически устойчивая продукция из биомассы» (bio), «инновационные технологии (forefront) в лесной отрасли» (forest). Ассортимент, выпускаемый компанией, весьма широк, при этом в конце срока службы все произведенное может быть переработано в другую полезную продукцию. Из древесины на основе биохимических технологий они производят лигнин, который заменяет нефтехимию при производстве полимеров, пластмасс, пеноматериалов и покрытий и может быть вновь получен при их утилизации; гликоль, из которого можно делать текстиль, бутылки, упаковку, моющие средства и антифризы. В UPM также разработаны биомедицинские продукты, например гидрогель из древесного сырья для 3D-культивирования клеток. Занимаются здесь и биотопливом, и биокомпозитами.

«Не придерживаться сегодня целей устойчивого развития значит тратить деньги впустую. Любая компания более эффективна, когда не теряет ресурсы. Например, экономить энергию выгодно: в прошлом году мы сэкономили еще пять миллионов евро на нашей программе энергоэффективности, хотя она существует с 1997 года», — говорят в UPM. Заметим, что акции компании торгуются на бирже, так что многие инвесторы верят в перспективы бизнеса, основанного на устойчивом развитии.

 

Человеческий капитал: новое измерение

 

Забота о базе устойчивого развития не сводится к технологиям. Эксперты отмечают, что крупный бизнес уже осознал: его главный ресурс — это люди, — и вернулся к хорошо забытому старому, когда в СССР у крупных предприятий были сильные социальные программы.

В «ФосАгро» действует корпоративная жилищная программа, по которой построено или приобретено более 2500 квартир для сотрудников компании. На всех предприятиях работают универсальные спортивные центры с тренажерными залами и залами для игровых видов спорта, бассейнами.

В ExxonMobil большое внимание уделяют безопасности производства — с помощью специально разработанной системы управления надежностью операций (СУНО). Благодаря ей уровень происшествий с потерей рабочего времени на «Сахалине-1» достиг минимального значения. Сильной стороной «Роснефти» является соблюдение прав человека на производстве: по этому показателю компания признана лучшей в России и одной из самых динамичных в мире согласно рейтингу Corporate Human Rights Benchmark.

Множество проектов крупных корпораций связано с благоустройством городов и районов, где локализованы их производства. «ФосАгро» развивает местный туризм — в частности, она основала в заполярном Кировске горнолыжный курорт «Большой Вудъявр», считающийся одним из лучших зимних курортов и сноу-парков России. В целом в развитие туристической инфраструктуры и в аэропорт Хибины компания вложила 4,2 млрд рублей.

«Северсталь» финансирует Агентство городского развития в Череповце, в котором участвуют местные власти, нацеленное на развитие малого и среднего бизнеса. Программа «Территория “Русала”», уже десять лет реализуемая алюминиевым гигантом, направлена на создание дружелюбной и комфортной среды в городах его присутствия. В частности, в рамках программы проводится конкурс муниципальных проектов благоустройства. В этом году общий фонд конкурса составил 0,5 млрд рублей, а каждый проект может получить до 50 млн.

Представитель среднего бизнеса Splat внес посильную лепту в благоустройство Окуловки, переведя туда в 2017 году юрлицо из Москвы. Кроме того, компания помогла отремонтировать Дом культуры, детский сад. Но ее социальная миссия не ограничилась рамками региона. Будучи крупным экспортером, Splat запустил в 2018 году акселератор «Три шага до экспорта», призванный помочь малому бизнесу всей России выйти на внешний рынок. По его итогам восемь компаний из 70, подавших заявки, — представители Новгородской, Ивановской областей и Удмуртии — уже вышли в экспортное плавание.

Создание достойных условий труда на производстве и благоустройство территорий, формирование массового слоя предпринимателей и других агентов УР на местах — понятные направления социальной работы. Они отвечают и интересам самого бизнеса, так как способствуют накоплению человеческого капитала. Но вот подход к социальной теме, реализуемый компанией «Вымпелком», оказался неожиданным для многих. Сосредоточившись на проектах в области инклюзии, компания поставила себе цель не просто предлагать инновационные решения для инвалидов, но строить систему, позволяющую максимально вписать этих людей в рынок. Тем самым она еще больше расширила понимание пресловутого человеческого капитала и рынка труда.

«Экосистема доступности 3.0», представленная в ООН, включает в себя три компонента. Во-первых, это разработка умных технологий, создающих для инвалидов безбарьерную среду. «Вымпелком» помог выйти на международный инвестиционный рынок стартапу «Перчатка Брайля». Пока это пилот, но в перспективе «перчатка» со встроенной сим-картой позволит слепоглухонемым и перенесшим инсульт «разговаривать» с людьми. Другой перспективной разработке — бионическому протезу для руки от компании «Моторика» — мобильный оператор добавил функцию мобильной связи: владельцу протеза стали доступны новые технологии реабилитации, например, услуги телемедицины. Второй элемент экосистемы — инклюзивный сервис. Помимо доступного сайта с онлайн-обслуживанием и специального мобильного приложения он включает в себя спецкурс для сотрудников компании, которых обучают, как общаться с клиентами с нарушениями речи, зрения, слуха, ментальными особенностями. Наконец, экосистема нацелена на решение проблем трудоустройства инвалидов. Эта часть программы осуществляется в партнерстве с социально-предпринимательским проектом Everland, где люди с инвалидностью получают прокачку практических навыков в области востребованных профессий — PR, создания сайтов, дизайна и монтажа видео и др. «Вымпелком» выступает в качестве партнера агентства, помогая тем самым специалистам с инвалидностью выйти на открытый рынок труда с портфолио реальных проектов от крупного бренда. К проекту планируется привлекать и других именитых партнеров, одним из них уже стал Сбербанк.

По словам Евгении Чистовой, последняя часть экосистемы вызвала особый интерес и была воспринята в качестве рабочего решения европейской аудиторией, поскольку, несмотря на развитые технологии помощи инвалидам на Западе, реализация их права на труд, когда речь идет о современных профессиях, является своего рода проблемой. В России ситуация не выглядит сильно лучше, а между тем это огромный потенциал для бизнеса: в стране 13 млн инвалидов. «Мы ищем и воплощаем тренды, меняющие сознание и среду», — заключает она.

 

Комфортное доживание вместо развития

 

Каково будущее устойчивого развития? Вопрос не праздный, учитывая, что пока заметного прогресса в реализации ЦУР человечество в целом не достигло. Официально это было признано в 2012 году на конференции по устойчивому развитию ООН в Рио де Жанейро («Рио + 20»), где подводились итоги двадцатилетия, прошедшего с такой же конференции в 1992 году. Более того, по многим пунктам ситуация скорее ухудшилась. Углубляется пропасть между богатыми и бедными странами, обостряются социальные противоречия внутри стран. Не решается вопрос изменения климата из-за продолжающегося выброса парниковых газов, обезлесения и опустынивания. Разрушаются морские экосистемы — из-за вылова рыбы и загрязнения океана. Нарастают проблемы, связанные с урбанизацией.

Тормозят достижение ЦУР, по мнению специалистов, методы, которыми до недавнего времени это делали: главная роль отводилась некоммерческим организациям (НКО), которые финансировались Международным валютным фондом. Но оказалось, что этих ресурсов недостаточно. К тому же все вопросы решались на уровне стран-доноров и их НКО, и деятельность по УР наталкивалась на политические противоречия и конфликты. Лишь после того, как в рамках «Рио + 20» прошел Корпоративный форум, где бизнес принял для себя 200 «обязательств к действию», появилась надежда, что дело пойдет более споро.

По мнению Светланы Герасимовой, в целом это движение в правильном направлении, корпорации быстрее правительств разворачивают фронт работ — экологических, социальных — и мониторят сами себя зачастую жестче внешних контролеров. Тем более что в бизнес сейчас приходит новое поколение — миллениалы, для которых забота об экологии, стремление к социальному партнерству так же органичны, как обладание смартфоном. А управление самими корпорациями и банками переходит в руки людей, которых обучали в контексте устойчивого развития. «Раньше менеджеров готовили только для того, чтобы они любой ценой давали прибыль, а с 1992 года их стали ориентировать на то, что одна из главных управленческих задач — искать экономические решения, как минимум не вредящие обществу и экологии, а как максимум — еще что-то созидающие, — поясняет Светлана Герасимова. — Акционерам важны деньги, но какой ценой? Сейчас на Западе уже активно развивается ESG-инвестирование: E — экология, S — социум и G — корпоративное управление. Для некоторых российских компаний было сюрпризом, когда два года назад стали поступать запросы ESG-инвесторов: в каких условиях трудятся их рабочие, каков водный след производства, какие выбросы и нарушения происходили и т. п. Иногда компании недоумевали: мы вам даем дешевую продукцию, чего вы от нас еще хотите?! Лондонская биржа, например, вводит показатель соотношения зарплаты высшего руководства и сотрудников самого низкого грейда. Их интересует: если вы столько платите топ-менеджеру, покажите его влияние на капитализацию и рост доходности бизнеса. Он действительно столько денег принес компании?

Не все единодушны в том, что перехват инициативы корпорациями качественно изменит ситуацию. По мнению Дмитрия Славинского, специалиста в области развития социальных и природных систем, человечество переживает цивилизационный кризис, связанный с глобальным распространением модели общества потребления, а устойчивое развитие в нынешнем виде — это концепция не развития, а комфортного доживания в течение максимум двухсот лет в рамках той же модели. «Самое главное, с чем мы столкнулись в ходе многолетних исследований, проводившихся и в городе, и в деревне, — это то, что у людей нет ответа на вопрос, скажем так, “куда жить?”, все их цели и приоритеты ограничены философией потребления: машина, дом, зарплата, счастливая пенсия, пристроенные дети, — говорит он. — Мы столкнулись с огромным количеством программ — психологических, мировоззренческих — доживания, неверия в себя. Философия потребления — это внутренняя пустота, которую человек стремится заполнить чем-то внешним, и это неистребимо».

Иными словами, УР не затрагивает фундаментальных основ жизни, целеполагания человека, а относится к нему как к объекту внешних, хотя и благих манипуляций. Такой техногенный подход, кстати, может приводить к перекосам в реализации самих принципов УР, когда люди ради достижения одной цели приносят в жертву другую. «Как со сбором крышечек получилось: когда в школах объявили соревнование, кто больше пластиковых крышечек наберет, некоторые родители дошли до того, что специально покупали детям упаковки бутылок с водой. Так хочется победить, любой ценой, и, если нам сказали чего-то достигнуть, значит, мы все силы на это бросим», — рассуждает Светлана Герасимова. Если же говорить о цивилизационном выборе, то УР и не ставит вопроса, какая цивилизация нам нужна — техногенная, как сейчас, или иная, в центре которой стоит развитие самого человека. «По всем законам систем, система, которая достигла пика своего развития, должна выйти за свои границы, если она хочет развиваться. Вопрос “куда жить”, который мне задавали в деревнях, я бы поставил всему человечеству», — говорит Дмитрий Славинский. При этом в последние годы появились альтернативные УР идеи развития, связанные с теми или иными манипуляциями над человеком — техническими («чипизация») или биологическими (вторжение в человеческую природу через генную инженерию). То есть по крайней мере интеллектуальная часть общества склоняется в пользу техногенного выбора.

Существует и третья точка зрения, вернее практика внутри УР. Она основывается на естественном желании человека помогать другому.

 

Волонтеры, привлеченные компанией Splat в рамках программы «СО2-нейтральное производство», посадили за десять лет более 140 тысяч деревьев по всей России 44-05.jpg SPLAT
Волонтеры, привлеченные компанией Splat в рамках программы «СО2-нейтральное производство», посадили за десять лет более 140 тысяч деревьев по всей России
SPLAT

 

Инклюзия или чипизация?

 

«Надо же кому-то помогать!» — восклицает Леонид Таранов, производитель ветеринарных препаратов, объясняя мотивы, по которым он — малый бизнес — бесплатно поставляет свой оригинальный препарат ветклиникам для вакцинации животных в приютах.

Схожим образом рассуждает Антон Мохов, основатель рекламного агентства «Декабрист», бесплатно и, по общему признанию, очень талантливо разрабатывающего креатив для социальной рекламы: «Хочется жить в более привлекательном мире, а для этого необходимо, чтобы все люди что-то делали, каждый по мере своих возможностей. Кто-то может помочь как волонтер, кто-то деньгами, кто-то подписью, мы же можем придумывать и снимать. К тому же делать добро — это еще и приятно».

По словам Алексея Петропольского, совладельца сети кофеен Take and Wake, они регулярно помогают детским домам в бедных регионах — не деньгами, а «натурой», под конкретную заявку, «чтобы не разворовали». А в свободное от работы время он, юрист по профессии, ведет видеоблог для повышения юридической грамотности простых людей. Подкасты получают тысячи подписчиков.

Речь идет о том, что, участвуя в благородном деле, человек получает радость и смысл жизни. Новая мотивация стала причиной бума благотворительности и волонтерского движения. И уже бизнес вдохновляется его ценностями. Тот же «Вымпелком» — сегодня один из лидеров УР — начинал социальную деятельность просто с благотворительной технической помощи движению «Лиза Алерт» в поиске пропавших людей. А в итоге это развернулось в высокотехнологичные программы, вплоть до использования искусственного интеллекта, позволяющие в разы сократить сроки поисковых операций.

Иногда, наоборот, инициатива на местах рождается под влиянием бизнеса. На фабрике Splat в Окуловке, например, появилась инициативная группа, она привлекает местные власти и волонтеров для уборки несанкционированных свалок, красит заборы в городе, устанавливает детские площадки.

Так или иначе, это может быть альтернативой философии потребления. И эта идея носится в воздухе. Основатель «Буше» Олег Лега даже сочинил манифест «Новая искренность», который лег в основу корпоративной этики сети. Ее изначальный посыл — «я вижу человека в человеке», то есть «я слышу, что он мне говорит, и я реагирую на это». Искреннее отношение к человеку помогает осознать реальность. Причем, как говорят сотрудники компании, вначале осознанность касалась только бизнеса и клиентов, но постепенно распространилась и на отношение «к самим себе, к миру и к будущему, в котором будут жить наши дети».

Если рассуждать в этих категориях, то с осознанностью у бизнеса в целом большие проблемы. По оценкам, не более 7–10% крупных корпораций реализуют программы УР, руководствуясь внутренними или социальными мотивами. Остальные делают это преимущественно под давлением международных организаций и правительств.

Но это не отменяет шанса для тех же бизнесменов внутренне измениться. Примером может служить личная история Евгения Поташника, придумавшего «Волка наоборот». «Мое отношение к детям с ограниченными возможностями раньше было нейтральным, я сочувствовал, но считал, что это где-то далеко и ко мне отношения не имеет, как и многие из нас. До тех пор, пока жизнь не сложилась так, что у меня появился племянник с синдромом Дауна, — рассказывает он. — Это оказался тяжелый жизненный опыт, я прошел все стадии — от отрицания до полного принятия. Теперь я — тот самый Волк наоборот».

 

 

Как бизнес стал участником устойчивого развития

 

История концепции устойчивого развития началась в конце 1960-х годов с выступлений ученых, предупреждавших человечество: безудержный рост экономики потребления, господствовавшей тогда в развитых странах, в самом скором времени приведет к исчерпанию ресурсов планеты. Наиболее известным прогнозом такого рода стал изданный в 1972 году доклад «Пределы роста», подготовленный в Массачусетском технологическом институте группой исследователей под руководством специалиста в области системной динамики Денниса Медоуза. В нем рекомендовалось изменить экономическую и социальную модель развития, чтобы избежать катастрофических для населения Земли последствий действия прежней модели. Доклад был подготовлен для так называемого Римского клуба — международной неправительственной организации, основанной в 1968 году итальянским предпринимателем Аурелио Печчеи и генеральным директором по вопросам науки Организации экономического сотрудничества и развития Александром Кингом. Клуб, объединяющий представителей мировой политической, финансовой, культурной и научной элиты (в нем не может состоять более ста человек), существует до сих и продолжает поддерживать изучение глобальных проблем, однако ни один последующий доклад уже не производил в мировом сообществе такого эффекта разорвавшейся бомбы, как первый.

Может быть, из-за резонанса, который сопровождал появление «Пределов роста», к решению заявленных в нем проблем международное сообщество подключилось на межгосударственном уровне в том же 1972 году: в Стокгольме прошла Конференция ООН по окружающей среде, была создана Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП).

За прошедшее с тех пор время концепция стала более системной, проблемы, с которыми сталкивается человечество на пути к устойчивому развитию, больше не сводятся исключительно к экологическим, круг их расширился за счет социального измерения, уровень их осмысления значительно повысился — нельзя ведь считать потребности человека полностью удовлетворенными, если он дышит чистым воздухом, но при этом дискриминируется как инвалид. ООН разработала разветвленное дерево целей устойчивого развития и практические инструменты корректировки социально-экономической модели ради их достижения.

Расширился и круг субъектов, разделяющих идеологию и участвующих в осуществлении семнадцати целей устойчивого развития (ЦУР). Если полвека назад это была группа теоретиков-интеллектуалов, а в 1970–1980-е годы — политиков и отдельных энтузиастов, то в 1990-е к ним начали присоединяться транснациональные корпорации. В 2000 году был заключен Глобальный контракт ООН с целью подключить бизнес к достижению ЦУР.

 

 

Карта «Амурский тигр»

 

 44-03.jpg CTK/TASS
CTK/TASS

В 2014 году Россельхозбанк совместно с АНО «Центр “Амурский тигр”» и при поддержке администрации президента России выпустил платежную карту «Амурский тигр». От каждой операции оплаты товаров и услуг этой картой Россельхозбанк перечисляет 0,7% в защиту и поддержку уникального вида животных, находящихся на грани исчезновения. В качестве пожертвования используются только средства банка. Средства клиента на благотворительные цели не расходуются.

Карты «Амурский тигр» присутствуют во всех сегментах карточных продуктов Россельхозбанка: кредитная, дебетовая, карта к вкладу, зарплатная, премиальная и т. д. Для этой линейки карт действует специальная программа лояльности, позволяющая получать кешбек и скидки на покупки в различных магазинах, аптеках и других торговых точках. В 2019 году кредитная карта «Амурский тигр» получила премию FRG Awards как «Лучшая массовая кредитная карта с кешбеком». Неудивительно, что эта карта пользуется популярностью у клиентов банка. Всего с 2014 года эмитировано более 500 тысяч карт.

Карта «Амурский тигр» выполняет возложенную на нее благородную миссию, уверена первый заместитель председателя правления АО «Россельхозбанк» Ирина Жачкина: «Останется ли амурский тигр жить на Земле, зависит в первую очередь от людей. Именно поэтому Россельхозбанк в 2014 году одним из первых откликнулся на призыв о помощи в сохранении этого исчезающего вида. Банк — это прежде всего люди. Умные, талантливые и отзывчивые люди, которые не могут остаться в стороне от защиты окружающей среды. Сейчас мы продолжаем оказывать поддержку не только самому хищнику, но и тем, кто его охраняет, изучает, живет с ним бок о бок. За последние пять лет популяция амурского тигра увеличилась на 15 процентов. Это лучшее доказательство того, что работа центра “Амурский тигр” и помощь, оказываемая в том числе Россельхозбанком, дали результат».

 

 

«ФосАгро» и ЮНЕСКО формируют новую этику прогресса

 

 

Галина Калашникова, научный сотрудник Центра наноматериалов Кольского научного центра РАН , лауреат программы грантов «Зеленая химия для жизни» 2019 года на церемонии вручения в Париже 44-04.jpg ПРЕДОСТАВЛЕНО КОМПАНИЕЙ «ФОСАГРО»
Галина Калашникова, научный сотрудник Центра наноматериалов Кольского научного центра РАН , лауреат программы грантов «Зеленая химия для жизни» 2019 года на церемонии вручения в Париже
ПРЕДОСТАВЛЕНО КОМПАНИЕЙ «ФОСАГРО»

У каждого дела, явления, проекта есть день рождения. Для программы грантов «Зеленая химия для жизни» — совместного проекта ЮНЕСКО, «ФосАгро» и Международного союза теоретической и прикладной химии (IUPAC) — таким днем стало 27 января 2011 года. В этот день в Париже на торжественной церемонии открытия Международного года химии вице-президент Российского союза химиков и заместитель председателя совета директоров ПАО «ФосАгро» Андрей Григорьевич Гурьев выступил с предложением учредить систему грантов для молодых ученых-химиков, которая позволяла бы стимулировать научную и исследовательскую деятельность. Эта инициатива получила одобрение со стороны ЮНЕСКО, IUPAC и экспертного научного сообщества.

В марте 2013 года идея стала реальностью: «ФосАгро» и ЮНЕСКО подписали соглашение о партнерстве и учреждении программы грантов для поддержки перспективных проектов молодых ученых — «Зеленая химия для жизни». По сей день это единственная в ЮНЕСКО программа поддержки научных исследований, которая реализуется за счет средств частного российского бизнеса.

Грантовая программа рассчитана на поддержку инициатив и исследований молодых ученых (не старше 39 лет) всего мира, ведущих научный поиск в области создания новых технологий, основанных на 12 принципах зеленой химии (к ним относятся минимизация отходов производства и выброса загрязнений; использование для проведения химического синтеза малотоксичных и нетоксичных реагентов, по возможности — возобновляемого сырья; выбор среди целевых химических продуктов тех, которые обладают минимальной токсичностью; учет и минимизация экономических и экологических последствий производства энергии, необходимой для проведения синтеза и др.) и позволяющих включить в промышленный оборот вторичные ресурсы, сократить воздействие на окружающую среду. Каждый победитель может рассчитывать на грант до 30 тыс. долларов, который может быть направлен на приобретение оборудования, проведение экспериментов и испытаний, стажировки. Планировалось, что ежегодно будет вручаться шесть грантов, но начиная с 2017 года по инициативе «ФосАгро» вручается специальный дополнительный грант для поддержки исследований в области использования и переработки фосфогипса.

Первоначально рассчитанный на пять лет, договор был продлен до 2022 года. Об этом договорились руководители «ФосАгро» на встрече с генеральным директором ЮНЕСКО Одри Азуле, в рамках открытия объявленного ООН Международного года Периодической таблицы химических элементов в штаб-квартире ЮНЕСКО в Париже. Выбрав группу «ФосАгро» в качестве партнера в реализации этой инициативы, ООН выразила доверие компании, которая уже несколько лет плодотворно сотрудничает с ЮНЕСКО в области научных программ и устойчивого развития. Взнос «ФосАгро» в реализацию программы «Зеленая химия для жизни» составит к 2022 году 2,5 млн долларов.

Восьмого ноября в Париже состоялась Шестая церемония вручения грантов. За шесть лет действия программы международное научное жюри, в составе которого 13 ученых из 11 стран мира, рассмотрело более 700 заявок от молодых ученых из 120 стран. Обладателями грантов стал 41 молодой ученый из 29 стран. В этом году на рассмотрение научного жюри поступило 114 заявок.

Среди лауреатов 2019 года ученые из Испании, Мексики, Бангладеш, Зимбабве, два представителя Египта (одному присужден специальный грант за исследования в области использования фосфогипса) и россиянка Галина Калашникова — научный сотрудник Центра наноматериалов Кольского научного центра (КНЦ) РАН. Проект, который она представила на суд жюри, посвящен созданию технологии гранулирования синтетических титаносиликатов. Восемь лет Галина вместе с коллегами изучала свойства природных, но при этом чрезвычайно редких титаносиликатных материалов и разрабатывала технологии их синтеза. Сегодня представляемая Галиной научная группа умеет получать титаносиликаты из побочных продуктов промышленных производств. Эти материалы обладают рядом полезных качеств, но пока они получаются в виде порошка, а для промышленного использования необходимо научиться их гранулировать. Получаемый в лаборатории КНЦ РАН титаносиликат обладает интересными сорбционными свойствами и может быть использован для поглощения токсичных и загрязняющих веществ, например для очистки жидких радиоактивных отходов, сточных вод от тяжелых и цветных металлов. Титаносиликаты могут послужить основой для создания высокотехнологичных материалов, используемых в сфере разделения газов, при производстве литиевых батарей. Еще одна область применения — медицина. Некоторые титаносиликатные материалы помогут в создании эффективных противосудорожных препаратов.

Кстати, грант Галины Калашниковой стал только вторым «российским» со дня старта проекта. В 2016 году обладателем гранта стала Алсу Ахметшина из Нижегородского государственного технического университета. Научное жюри отметило представленный ею проект новых газоразделительных мембран на основе полимерных ионных жидкостей.

«Программа “Зеленая химия для жизни” несет важную миссию: она пропагандирует верные этические принципы, на которых должен строиться научный прогресс человечества. Совместными усилиями мы распространяем ценности, которые гарантируют служение науки общему благу — устойчивому развитию планеты», — заявила заместитель генерального директора ЮНЕСКО по науке Шамила Наир-Бедуэль.

Вручая награду Галине Калашниковой, генеральный директор ПАО «ФосАгро» и член Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО Андрей Андреевич Гурьев подчеркнул, что эта победа подтверждает огромный научный потенциал России: «Наша страна уверенно стоит на защите устойчивого развития человечества, а российские молодые ученые готовы ответить на глобальные вызовы, связанные с обеспечением продовольственной безопасности, сохранением окружающей среды и здоровья населения. “ФосАгро” как глобальная компания чувствует свою ответственность перед будущими поколениями. Наше глубокое убеждение: бизнесу отведена ключевая роль в обеспечении устойчивого развития планеты. Программа “Зеленая химия для жизни” станет примером объединения усилий бизнеса, науки, власти, международных организаций ради благополучия будущих поколений».

Другие обладатели грантов 2019 года отмечены за исследования, нацеленные на снижение выбросов парниковых газов в атмосферу; поиск способов утилизации и повторного использования пластикового мусора для производства новых высококачественных полимеров; получение водорода — альтернативного и чистого источника энергии — из воды в ходе инновационного процесса, имитирующего природный фотосинтез; повышение урожайности важных для человека сельскохозяйственных культур, например перца хабанеро в Мексике. «Мы видим, как растет количество и качество проектов, представляемых на суд жюри. Это значит, что программа “Зеленая химия для жизни” успешно справляется со своей основной миссией — поощряет в среде молодых ученых мышление, ориентированное не на сиюминутный успех, а на объективную оценку влияния разрабатываемых химических процессов и технологических решений научной работы на окружающую среду», — отметила член Международного жюри программы паст-президент IUPAC Наталия Тарасова.

 

 

«Мы растим себе партнеров»

 

 44-06.jpg ПРЕСС-СЛУЖБА SCHAEFFLER RUSSLAND
ПРЕСС-СЛУЖБА SCHAEFFLER RUSSLAND

Федеральные власти уделяют пристальное внимание российскому малому и среднему бизнесу. И хотя эффективность некоторых мер вызывает споры, поддержке малого и среднего предпринимательства (МСП) посвящен отдельный нацпроект, а на развитие сектора выделяют значительные средства. Но не только госденьги создают потенциал роста — в поддержке также участвуют иностранные компании, работающие в России и встраивающие отечественный бизнес в программы локализации. Об опыте применения европейских принципов работы в российских реалиях и о подборе поставщиков «Эксперту» рассказал Александр Леонов — директор по закупкам завода Schaeffler Russland в Ульяновске.

— В 2017 году компания Schaeffler, Корпорация МСП (Федеральная корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства) и Российско-германская внешнеторговая палата подписали дорожную карту развития региональной сети поставщиков. Каких результатов удалось достичь? 

— В дорожной карте мы договорились примерно о следующем: Корпорация МСП предоставила нам список поставщиков, которые, на их взгляд, могли бы успешно сотрудничать с Schaeffler на предприятии в Ульяновске. Мы, со своей стороны, сформулировали перечень требований к таким компаниям. Всего пятнадцать критериев оценки. У Schaeffler высокие требования к региональным партнерам (например, среди базовых — сертификат системы менеджмента качества ISO 9001). Это обязательное условие начала сотрудничества. Потому что проблемы часто связаны именно с отсутствием этого сертификата, а также с нехваткой современного и точного оборудования.

Представители Schaeffler пообщались с каждой из рекомендованных Корпорацией МСП компаний, в итоге получили ответы по соответствию критериям. Из перечня в пятьдесят компаний у нас осталась всего одна, которая соответствует нашим условиям и требованиям качества.

— Но для дальнейшей локализации Schaeffler все равно нужно больше квалифицированных поставщиков. Как вы их находите? 

— Мы постоянно в поиске поставщиков. За последние пять лет мы обошли несколько сотен компаний. Мы очень активно сотрудничаем с поставщиками, которых выбрали. Проводим технические семинары, обучение, то есть растим в профессиональном плане себе партнеров и поддерживаем их своими ноу-хау. Большинство из них — представители малого и среднего бизнеса.

— Какие компании подошли вам по критериям оценки? В каких сферах производства они работают? 

— Направления, по которым удалось развить сотрудничество, — это алюминиевое и чугунное литье, чистовая вырубка, механическая обработка, производство пружин, холодноформованных изделий, нанесение покрытий. Но мы все еще находимся в поиске поставщиков по средней штамповке, в области ковки, порошковой металлургии. Если поставщик попал в поле зрения нашей компании, то он может получить хороший импульс для развития, включая техническое и технологическое консультирование со стороны специалистов нашей компании. В случае, если поставщик решает инвестировать в новое оборудование, он с большой долей вероятности сможет получить заказы не только от нас, но и от других международных компаний, которые также заинтересованы в локализации своего производства в России. Кроме того, компания Schaeffler за свой счет приобретает оснастку для изготовления сложных изделий, причем, как правило, у лидеров рынка. Нашему поставщику остается освоить эксплуатацию и обслуживание такого оборудования. Такой пакет позволяет российским машиностроителям выйти на принципиально новые рынки.

Конечно, нельзя не отметить, что в последние годы российский рынок позитивно меняется. Некоторые компании строят свое производство с нуля и изначально готовы подстраиваться под нужды заказчика, а кто-то просто открыт новым идеям и решениям. Это дает нам уверенность в огромных возможностях для будущего сотрудничества.

Новости партнеров

«Эксперт»
№51 (1146) 16 декабря 2019
Мы теряем его
Содержание:
Четыре года спортивного одиночества

Допинг-скандал нанес колоссальный удар по российской репутации и может на многие годы маргинализировать отечественный спорт

Главная новость
Наука и технологии
Реклама