Концепция применения допинга несовершенна

Тема недели
Москва, 16.12.2019
«Эксперт» №51 (1146)
Современные методы выявляют допинг со стопроцентной эффективностью. Было бы желание очистить весь профессиональный спорт без исключений

ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА ЯРОСЛАВА АШИХМИНА

Главная проблема колоссального допинг-скандала, в центре которого оказалась Россия, даже не в избирательности чиновников WADA, а в самом концепте применения допинга в большом спорте. О том, что именно здесь необходимо пересмотреть, «Эксперт» поговорил с Ярославом Ашихминым, кандидатом медицинских наук и кардиологом, который наблюдает нескольких спортсменов-медалистов.

— Вы ищете простое решение для крайне сложной проблемы, где переплетаются политика и здоровье людей. Простых решений тут нет в принципе. По политическим причинам в первую очередь. Но и потому, что сама концепция применения допинга и лекарственных препаратов в спорте сегодня несовершенна. Здесь возникает проблема куда более серьезная в отношении самого использования и применения каких-либо химических веществ спортсменами. И она выходит за границы простого понимания допинга.

— Что конкретно вы имеете в виду?  

— Оптимально было бы создать «белые списки» лекарственных препаратов, которые решили бы массу проблем. Потому что весь вопрос в том, что сфера здравоохранения и ухода за человеческим телом в целом очень сильно меняется. И в ближайшие десять лет мы увидим кардинальные изменения в сфере модификации тела. Если сохранится существующая концепция применения допинга с запретом на все подряд, то вскоре мы увидим, что люди, которые занимаются фитнесом, будут обходить профессиональных спортсменов. И зачем нам тогда этот спорт?

То есть главный вопрос в том, что по-хорошему нужно вообще пересматривать концепцию спорта на международном уровне, пересматривать возможности, подчеркиваю, этичного изменения параметров человека при помощи новых технологий, которые становятся все более безопасными.

Конечно, проще всего позвать «варягов», которые будут стоять с банками и собирать мочу у наших спортсменов и сами будут анализировать пробы, но это же просто унизительно. Если у нас и были эксцессы, то это не значит, что мы и дальше всегда будем действовать с нарушением правил. Можно было бы сказать чиновникам WADA: «Дайте нам второй шанс, и мы все исправим». Но сейчас у них пока явный кризис доверия к нам.

— Тем не менее есть ли какие-то технические средства, которые позволили бы сделать допинговый контроль более жестким?

— Да, есть. Ключевой метод — масс-спектрометрия, который кардинально поменялся за последние пять лет. И если раньше нужно было быть условным Родченковым, чтобы искать допинг с условной лупой в руке, то сегодня новые методы дают практически стопроцентную гарантию того, применял спортсмен допинг или нет.

И знаете, было бы желание во всем мире честно сказать: «А давайте действовать строго по правилам и радикально откажемся от допинга, выявим всех нечистых спортсменов», — а все дальнейшее осуществляется очень легко. Применение тех препаратов, которые относятся к запрещенным, как мне представляется, было повсеместным. И ведь мы пока не открываем ящик Пандоры, но ведь его можно и открыть. Взять и провести независимую экспертизу всех проб, которые сохранились, скажем, с 1990-х годов всех зарубежных спортсменов при помощи новых методов. И, я вас уверяю, там будет много чудных открытий, которые раньше еще удавалось маскировать.

Но ситуация с нынешним скандалом, на мой взгляд, несколько иная. По всей видимости, мы сами в какой-то момент просто перешли «красную черту», сыграли слишком грубо, нарушили массу правил, поступились этикой.

— Правильно ли я понимаю, что сегодня WADA очень часто вносит в списки запрещенных веществ такие препараты, которые на самом деле просто нужны спортсмену для поддержания здоровья?

— Это с одной стороны. С другой стороны, могут возникать существенные ограничения для лечения каких-то заболеваний и применения веществ, которые используются в рекреационных целях обычными здоровыми людьми. То есть мы слишком сильно ограничиваем спортсменов. Но, повторюсь, в больше мере я говорю именно о том, что мы сейчас стоим на пороге революции в сфере ухода за телом.

Мы уже можем модифицировать эмбрионы человека, можем улучшать функционирование нашего организма самыми разными методами. Есть методы опасные, есть безопасные. А обычная концепция спорта предполагает, что мы оцениваем и смотрим на естественные достижения человека без каких-либо улучшений. Но люди этого не хотят. Люди хотят улучшать себя при помощи безопасных методов. Хотят достигать результата не только при помощи изнуряющих тренировок, но и при помощи новых технологий.

И если профессиональный спорт не будет учитывать глобальные научные и социальные тенденции, то вскоре все придет к тому, что спортсмены окажутся «неестественными» по сравнению с той культурой, которая нарождается. Конечно, это дело десятилетий. Но ключевой здесь вопрос именно в этике, в том, где та грань — «не навреди». И потому меня и удивляет, как на все это смотрят чиновники WADA. Когда они какой-то мельдоний относят к допингу, который, простите, «мертвому припарка». Препарат, который настолько малоэффективен, что просто смешно. Давайте уже, наконец, говорить про общий концепт допинга, который совершенно иррационален для меня как для врача.

Новости партнеров

«Эксперт»
№51 (1146) 16 декабря 2019
Мы теряем его
Содержание:
Четыре года спортивного одиночества

Допинг-скандал нанес колоссальный удар по российской репутации и может на многие годы маргинализировать отечественный спорт

Главная новость
Наука и технологии
Реклама