Милош Бикович: «Почему вы думаете, что русская культура мне не родная?»

Культура
Москва, 16.12.2019
«Эксперт» №51 (1146)
Самый популярный в России сербский актер — о своей системе ценностей и об историческом единстве сербской и русской культур

ОЛЕГ СЕРДЕЧНИКОВ

Двадцать шестого декабря в прокат выходит фильм Клима Шипенко «Холоп», главную роль в котором играет Милош Бикович.

Свою первую роль в русском кинематографе Бикович сыграл в фильме Никиты Михалкова «Солнечный удар». Затем последовали роли в фильмах «Духлесс-2», «Лед», в сериалах «Отель “Элеон”», «Гранд», «На крыльях империи». Милош Бикович сыграл роль Муслима Магомаева в сериале «Первого канала», который зрителям еще только предстоит увидеть. В Сербии он играет на сцене Белградского национального театра, занимается продюсерской и режиссерской деятельностью.

Накануне премьеры «Эксперт» поговорил с Милошем Биковичем о том, на каких принципах он строит свою творческую деятельность.

— Чем вас привлек проект «Холоп»? Почему вы согласились сниматься в этом фильме?

— Сначала я не хотел сниматься. Так же как не хотел сниматься в сериале «Отель “Элеон”» производства Yellow, Black and White Group. Но продюсер Эдуард Илоян меня уговорил. После того как он меня уговорил сняться в «Отеле “Элеон”», я убедился в его правоте. Сейчас он опять меня уговорил, и, возможно, он окажется прав и на этот раз. Еще один важный момент: я с большим уважением отношусь к режиссеру этого фильма Климу Шипенко. Мне было с ним очень легко. Он очень хорошо знает то, что делает. Сейчас мне кажется, что у нас получилась необычная история. Посмотрим, что скажет зритель.

— Почему вы хотели отказаться от этой роли?

— В этом фильме я играю мажора, и это роль очень похожа на ту, которую я играю в «Отеле “Элеон”». На тот момент мне хотелось чего-то нового — в другом жанре. Еще одна причина — усталость.

— Как вам удается жить на две страны? 

— Вы видите синяки у меня под глазами? Вот так мне и приходится жить. Это постоянные перелеты. Но в этом есть и свои преимущества. В России быть сербом выгодно: с одной стороны — он свой, с другой — в нем есть что-то европейское.

— Правильно ли я понимаю, что ваши продюсерские и режиссерские амбиции вы реализуете по большей части в Сербии?

— Необязательно. Сейчас я занимаюсь производством двух фильмов и там и здесь. Мы отсняли «Отель “Белград”» в Белграде и воспользовались для съемок сербской логистикой. Хотя этот проект, на мой взгляд, все-таки в большей степени русский, это русская франшиза, его писали русские авторы, и мы настаивали на том, чтобы и режиссер был русским. А разница между кинопроизводством в России и в Сербии в том, что, когда режиссер мне говорит: «Слушай, мне кажется, этот чувак делает свою работу не очень хорошо, давай его менять», — я не могу ему объяснить, что здесь во всей стране живет столько же людей, сколько в Питере, что у нас вся страна размером с Питер. У нас есть специалисты, но найти нужных за один день невозможно, для этого нужно время. Тогда как в Москве на одно место три человека стоят в очереди и ждут, когда им позвонят, чтобы начать работать уже завтра.

— Насколько реализованы ваши актерские амбиции? Вы сыграли все, что хотели сыграть?

— Нет. Я вообще не сыграл того, что я хотел сыграть. Потому что однажды я понял: то

Новости партнеров

«Эксперт»
№51 (1146) 16 декабря 2019
Мы теряем его
Содержание:
Четыре года спортивного одиночества

Допинг-скандал нанес колоссальный удар по российской репутации и может на многие годы маргинализировать отечественный спорт

Главная новость
Наука и технологии
Реклама