Патрициям пора потесниться

Экономическое неравенство почти не изменилось со времен Римской империи, а в последние годы оно еще и растет. Это опасность для всего мира, но современные элиты не хотят ее видеть

ИГОРЬ ШАПОШНИКОВ

Мировая экономика производит все больше, развивающиеся страны огромными темпами наращивают потребление, но тем не менее во всем мире стремительно нарастает неравенство. В некоторых странах оно уже вернулось к уровню столетней давности — как будто и не было налогов на сверхдоходы, борьбы профсоюзов за адекватную оплату труда и европейского опыта создания социального государства. Политики и ученые из целого ряда стран Европы, Азии, Африки, а также из США собрались 10 декабря в Общественной палате РФ, чтобы обсудить проблему неравенства на конференции «От неравенства к справедливости».

Разрыв растет

Общая картина такова. Неравенство в мире снижалось начиная с 1920-х годов. В немалой степени этому способствовала Октябрьская революция и серьезный рост рабочего движения в других странах. Еще быстрее неравенство стало снижаться после Второй мировой войны — наступило «золотое тридцатилетие», когда серьезными темпами росли доходы большинства граждан, особенно среднего класса. Однако начиная с 1980-х неравенство вновь начало нарастать. В итоге если посмотреть на долю в общих доходах 10 и 5% самых богатых людей, то в 18 западных странах этот показатель уже приблизился к предвоенному уровню, приблизительно 37 и 25% соответственно (см. график 1). Коэффициент Джини (показатель, характеризующий отклонение фактического распределение доходов от абсолютно равного их распределения между жителями страны) в США вернулся к уровню 1920-х годов. Интересно, что существуют данные по уровню неравенства в Римской империи и Византии — и современные уровни неравенства в тех же США, Великобритании, Италии, Испании остались примерно такими же (если сопоставлять те же коэффициенты Джини). Эти данные содержатся в работе «Долгосрочные тенденции в распределении доходов» экономиста Института стратегических и международных исследований в Куала-Лумпуре (Малайзия) Кваме Сун-дарам Джомо и директора исследований Института «Диалог цивилизаций», главного научного сотрудника Центрального экономико-математического института РАН Владимира Попова (все графики к этому материалу также взяты из этой работы). Выступая в Общественной палате, Владимир Попов отметил, что на самом деле ситуация сейчас даже хуже, чем в прошлом: сейчас неравенство самое высокое за весь период в истории. Об этом говорит, например, сопоставление крупнейших состояний со стоимостью имущества среднего домохозяйства и доходов богатейших людей со средними доходами их сограждан. Так, состояние Рокфеллера было больше состояния среднего американца в 1 250 000 раз, а Билла Гейтса — уже в 1 416 000 раз. Что же касается доходов, то у Рокфеллера они были выше среднедушевых доходов того времени примерно в 100 000 раз, а у мексиканца Карлоса Слима — уже в 450 000 раз.

Проблема такого положения дел в том, что при большом неравенстве не работают социальные лифты, заявил Владимир Попов: чем выше неравенство, тем выше корреляция доходов родителей и их детей, а значит, бедность передается из поколения в поколение.

Благополучных больше н

У партнеров

    «Эксперт»
    №51 (1146) 16 декабря 2019
    Мы теряем его
    Содержание:
    Четыре года спортивного одиночества

    Допинг-скандал нанес колоссальный удар по российской репутации и может на многие годы маргинализировать отечественный спорт

    Главная новость
    Наука и технологии
    Реклама