«Пекин сделает столько боеголовок, сколько нужно»

Наука и технологии
Москва, 20.01.2020
«Эксперт» №4 (1148)
За последние десятилетия Китай накопил десятки тонн оружейного урана и плутония — этого хватит для производства как минимум тысячи боевых блоков

Последнее десятилетие Китай изящно уклонялся от обсуждения вопросов, касающихся стратегических наступательных вооружений. А все попытки США привлечь эту страну к участию в переговорах неизменно терпели фиаско. Но при этом Пекин интенсивно развивает свою ядерную триаду, создает новые типы стратегических ракет наземного, морского и воздушного базирования. Как будет участвовать Китай в новой гонке вооружений? Когда он превратится в третью великую ядерную державу и при каких обстоятельствах сядет за стол переговоров с США? Об этом мы поговорили с заведующим сектором международных военно-политических и экономических проблем Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Василием Кашиным.

— Дональд Трамп прямо дал понять, что работать над новым соглашением о стратегических вооружениях имеет смысл только в том случае, если к нему присоединится Китай. Причем США волнует не конкретное количество ракет и боеголовок, а вопросы транспарентности и верификации. То есть они хотят знать, какое именно оружие создает Пекин. Почему же такой формат не устраивает китайцев?

— Китайцы не хотят участвовать в существующих российско-американских договоренностях, так как их ядерный арсенал ни по качественным, ни по количественным показателям не идет ни в какое сравнение с нашим или американским. Еще один важный момент: Китай никогда не согласится с неравноправным договором. Из этого следует, что Россия и США должны либо ужаться до уровня Китая, либо согласиться с тем, что Китай увеличит количество вооружений до их уровня. Но поскольку ни то ни другое неприемлемо, вопрос так и остается висеть в воздухе.

— А сколько у Китая ядерных боезарядов?

— Большинство экспертных оценок говорит о том, что их вряд ли больше 300. Мы можем примерно посчитать количество носителей этого оружия. У Китая есть порядка 100–150 наземных МБР и 100–120 баллистических ракет средней дальности с ядерными боезарядами. Есть еще 48 пусковых установок на атомных подводных лодках для морских ракет. Ну и несколько десятков авиабомб. Причем до недавнего времени это были только атомные бомбы свободного падения, которые несут бомбардировщики типа Ту-16, что, в общем-то, лишало эту затею всякого смысла. Такие самолеты не способны прорвать никакую ПВО. То есть для участия в ядерном конфликте они малопригодны.

— А что мешает Китаю нарастить количество боезарядов до 1550 единиц, то есть до того уровня, который зафиксирован в СНВ-3? И уже после этого вступить в переговорный процесс.

— Идея замечательная, но с ней уже не согласятся США. Прежде всего потому, что превращение Китая в третью великую ядерную державу полностью меняет все подходы к основам стратегической стабильности. Это будут изменения космического масштаба.

— Но почему?

— У вас появляются три примерно равных и формально независимых игрока. Но при этом два из них находятся в состоянии почти союза против третьего. То есть с одной стороны есть Россия и Китай, которые хоть и не являются военными союзниками, но все время проводят совм

Новости партнеров

    «Эксперт»
    №4 (1148) 20 января 2020
    Конец неолиберализма в России
    Содержание:
    Конституционный госповорот

    Как президент России за 15 минут нарисовал образ будущего и обманул либералов

    Реклама