Застабилизировались до застоя

Тема недели
Москва, 20.01.2020
«Эксперт» №4 (1148)
Наша экономика сегодня куда менее уязвима для внешних угроз, чем десять лет назад. Но устойчивость на хлеб не намажешь: ценой стабильности стало сокращение, а затем стагнация доходов, а главное — утрата перспектив. Окончательно сформировавшаяся система госкапитализма требует новых импульсов и ориентиров развития

Отставка правительства — обязательный повод рассмотреть итоги его деятельности в большой ретроспективе. Мы решили сконцентрироваться на анализе результатов всего завершающегося в 2020 году десятилетия в социально-экономическом развитии России. Бóльшую часть этого периода составляют последовательные сроки работы двух правительств Дмитрия Медведева — 2012 и 2018 годов призыва. Конечно, экономическую политику творили не только кабинет, но и Банк России, а в значительной степени она формировалась под влиянием решений самого президента; тем не менее именно правительство, на наш взгляд, несет основную ответственность за удачи и провалы этих лет.

Неприятности

Сразу скажем: итоги десятилетки не слишком радужны. Во всяком случае, они существенно хуже ожиданий первых лет этого периода, когда после быстрого и сравнительно безболезненно купированного кризиса 2009 года все ждали почти неминуемого возврата к «тучной путинской восьмилетке» 2000–2007 годов со среднегодовым ростом ВВП 7,2% и кардинальным улучшением материального благосостояния людей, затронувшим даже низшие социальные страты.

Ничего и близко не случилось: темпы роста в последнюю восьмилетку (2012–2019) съехали до жалких 1,1% — примерно такой же рост демонстрировала японская экономика в 1990-е годы, за что это десятилетие в истории страны прозвали потерянным. К концу нынешнего десятилетия российская экономика лишь на 15% больше по размеру, чем в его начале (это если считать в постоянных рублях, а если в международных долларах по паритету покупательной способности, то лишь на 10% больше).

Если бы наша экономика продолжала расти темпами, характерными для 2010-х, по итогам прошлого года мы имели бы ВВП в расчете по паритету покупательной способности в 47 тыс. долларов (это уровень сегодняшних Финляндии и Франции) — почти вдвое больше, чем в действительности (27,8 тыс. долларов), где компанию нам составляют Греция, Турция и Казахстан (см. график 1).

Пожалуй, самым неприятным итогом нынешней десятилетки стало снижение уровня жизни россиян. Уровень реальных доходов граждан не просто не вырос, а чувствительно снизился, вернувшись к едва заметному росту лишь в прошлом году, после пяти лет сжатия и стагнации. Если в 2000-е годы средний уровень пенсий увеличился в четыре раза в реальном выражении, то все 2010-е он просто стагнировал (см. график 2).

Не удалось добиться заметных успехов в борьбе с бедностью. Количество россиян, имеющих доходы ниже прожиточного минимума, к 2016 году заметно увеличилось и лишь сегодня медленно опускается к отметке 17 млн человек — значению на начало 2010-х годов. Не произошло и кардинальных улучшений в части доходного и имущественного расслоения. Две трети работающих граждан имеют начисленную зарплату ниже статистически средней по стране, а в ряде регионов модальный (наиболее распространенный) душевой доход ниже официального прожиточного минимума.

Если начало десятилетия было отмечено — впервые с конца 1980-х — естественным приростом населения и бумом рождаемости, то на его

У партнеров

    «Эксперт»
    №4 (1148) 20 января 2020
    Конец неолиберализма в России
    Содержание:
    Конституционный госповорот

    Как президент России за 15 минут нарисовал образ будущего и обманул либералов

    Реклама