Перерегулирование

Главным вызовом для выживания банков стала не экономическая ситуация, а резкое ужесточение регулирования сектора и изменение правил игры, ведущие к дальнейшему снижению прибыльности

Иллюстрация: ИГОРЬ ШАПОШНИКОВ

Обычно подведение итогов банковского года невозможно без оценки влияния макроэкономической ситуации, но минувший год — особенный: ничего интересного в макроэкономике не случилось, зато все сложнее делать что-либо без оглядки на Банк России, требования которого оказывают все большее влияние на бизнес-модель самых разных групп банков.

В 2020 году мы стоим на пороге начала полномасштабного внедрения целой системы участия ЦБ в банковском рынке (см. схему). Эти изменения затрагивают все аспекты деятельности банков — от продаж продуктов до обеспечения учетной функции.

Первый элемент — система макропруденциального регулирования — начала создаваться еще в 2016 году и находится сейчас в наиболее продвинутой стадии. Постепенно от простого надзора за кредитной деятельностью банков ЦБ фактически переходит к направляющему воздействию на кредитование.

Второй элемент — система быстрых платежей (СБП) — была запущена в 2019-м, но ее развертывание начнется только в нынешнем году. СБП — главный вызов для комиссионных доходов банковской системы.

Третий элемент — маркетплейс Банка России — в сочетании с удаленной идентификацией стремится играть важную роль в продаже банковских продуктов, заменяя филиальную сеть и возможности интернет-сайтов и приложений банков. Учет этих операций берет на себя Регистратор финансовых транзакций (РФТ), создаваемый на базе Московской биржи.

Маркетплейс будет запущен только в этом году и обещает стать главной угрозой для чистого процентного дохода банков.

Рассмотрим эти вызовы последовательно.

 

Макропруденциальное регулирование

 

Поначалу позиция регуляторов по отношению к кредитованию была такова: регулятор не может и не должен решать, кого надо, а кого не надо кредитовать, — с этим лучше справится рынок. Но необходимо установить правила, чтобы банки не превышали лимиты концентрации, не кредитовали преимущественно своих акционеров, а также адекватно отражали качество кредитов, столкнувшись с проблемами заемщиков.

Однако после кризиса 2008 года у регуляторов по всему миру укрепилось фундаментальное недоверие к способности рынка адекватно оценивать риски и справляться с функцией эффективного распределения капитала.

Постепенно во всем мире все больше распространяется практика направления кредитования со стороны регуляторов. Банк России не только не остался в стороне — он один из наиболее активных проводников этой идеологии.

Сейчас Банк России ограничивает виды кредитования, на которые в совокупности приходится около 40% кредитного портфеля банков. Это всё потребительское кредитование, ипотека с первоначальным взносом до 20%, валютное кредитование, включая кредитование экспортеров в валюте, кредитование на цели приобретения долей в других компаниях (M&A) — см. таблицу 1.

Обычно ограничения обосновываются повышенными рисками соответствующих кредитов, хотя не всегда эти меры в достаточной степени обоснованы. Например, валютное кредитование экспортеров на протяжении всех кризисов оставалось самым надежным видом кредитования и характеризу

Новости партнеров

«Эксперт»
№6 (1150) 3 февраля 2020
Демон - насколько опасна эпидемия нового коронавируса
Содержание:
Дракон против демона

Жесткость мер Китая и мирового сообщества по предотвращению распространения нового вируса оправданна: мы имеем дело с весьма опасным врагом. Но к серьезным негативным последствиям для китайской и мировой экономики эпидемия скорее всего не приведет

Разное
Реклама