Программа ускорения

Повестка дня
Москва, 10.02.2020
«Эксперт» №7 (1151)

План ускорения роста инвестиций достаточно реалистичен, считает заместитель директора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Александр Широв 08-01.jpg ПРЕДОСТАВЛЕНО ИНСТИТУТОМ НАРОДНОХОЗЯЙСТВЕННОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ РАН
План ускорения роста инвестиций достаточно реалистичен, считает заместитель директора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Александр Широв
ПРЕДОСТАВЛЕНО ИНСТИТУТОМ НАРОДНОХОЗЯЙСТВЕННОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ РАН

Росстат дал первую оценку экономического роста в минувшем году: ВВП вырос на 1,3%. Это меньше, чем в 2018-м (2,5%) и в 2017-м (2,8%). При этом инвестиции в основной капитал по итогам трех кварталов (годовой оценки пока нет) увеличились всего на 0,7%. В послании Федеральному собранию президент поставил задачу ускорить рост инвестиций до 5% уже в текущем году и, не снижая темпа, поднять норму инвестиций в ВВП до 25% к 2024 году, что позволит вывести экономику на темпы роста выше среднемировых.

На минувшей неделе Владимир Путин провел рабочее совещание с новым кабинетом министров, где первый вице-премьер Андрей Белоусов рассказал о конкретной программе достижения амбициозных президентских целей.

«Эксперт» обратился к заместителю директора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Александру Широву с просьбой прокомментировать горячие макроэкономические новости.

— С чем связано замедление экономического роста в 2019 году?

— Эксперты уже шутят, что лучшей прогнозной организацией в стране стало Министерство экономического развития. И вовсе не потому, что там работают самые сильные специалисты, а потому, что они проводят политику, которая в точности обеспечивает достижение запланированных цифр. Росстат оценил рост ВВП в 2019 году в 1,3 процента — это соответствует прогнозу МЭР. Плохо одно: ВВП продемонстрировал самую низкую за последние три года динамику, и она оказалась даже ниже текущих оценок экономической инерции.

Замедление темпов роста ВВП вызвано рядом причин, как содержательных, так и чисто статистических. Во-первых, еще в начале прошлого года мы говорили: чем выше будет оценка роста ВВП за 2018 год, тем ниже — рост экономики в 2019-м. Дело в том, что фундаментально наша экономика пока находится в ситуации инерционного роста со среднегодовой динамикой не выше полутора процентов в год. Вот почему, если сохраняется статус-кво, но в один из годов мы видим статистический выброс темпов роста, это просто снижает базу роста в следующем году. Ровно так и произошло в 2019-м: существенного перелома трендов не произошло, но более высокая база сравнения ограничивала показатели роста. К этому добавились рост НДС, других налогов и сборов, ухудшение ситуации на мировых товарных рынках, укрепление курса рубля. В итоге результат, который продемонстрировала наша экономика в прошлом году, оказался на верхней границе возможного интервала роста ВВП.

— В то же время в свежем январском макропрогнозе ваш институт давал еще более консервативную оценку роста в минувшем году: всего 1,1 процента. За счет чего рост оказался выше ваших ожиданий?

— В течение 2019 года мы последовательно повышали прогноз: с 0,8 до 0,9 и далее до 1,1 процента. Главной причиной его пересмотра стал выход данных о реальных денежных располагаемых доходах населения в третьем квартале. Рост доходов на три процента год к году, даже с учетом того, что эта цифра, по-видимому, содержала в себе недоучтенные данные первого полугодия, давал все основания по итогам года ждать прироста этого показателя примерно на один процент. Такая динамика доходов населения уже обеспечивала рост ВВП на уровне одного процента. Вторым сюрпризом стал рост государственного потребления на 2,8 процента, что можно объяснить только титаническими усилиями по наращиванию бюджетных расходов в четвертом квартале 2019 года. Но этих усилий явно не хватило для качественного сдвига в части инвестиционной активности. После пересмотра Росстатом данных о динамике инвестиций в 2018 году оказалось, что они выросли всего на 0,1 процента. Немногим лучше ситуация была и в 2019-м: рост только на 1,4 процента. Впервые за ряд лет сформировалась негативная динамика чистого экспорта (экспорт сокращался, а импорт рос). Примечательно, что происходил рост запасов, то есть предприятия выпускали и закупали продукцию в расчете на более высокий спрос. Это поддержало рост в 2019 году, но может стать фактором ограничения динамики в 2020-м, если, конечно, экономика не ускорится.

— Какую динамику ВВП в целом и его составляющих по компонентам конечного спроса вы ожидаете по итогам 2020 года? Каковы точки прорыва и где ключевые риски?

— Есть все основания полагать, то в структуре финансирования национальных проектов возрастет инвестиционная составляющая. Наша оценка совокупного роста инвестиций в 2020 году — 4,5 процента. Рост инвестиций будет сопровождаться ускорением импорта, поэтому вклад чистого экспорта в ВВП, скорее всего, опять окажется негативным. Можно ожидать положительного вклада в рост экономики со стороны государства, а вот спрос населения будет под давлением в результате ограничений для наращивания объемов кредитования и относительно низкой динамики доходов. В этих условиях можно рассчитывать на рост ВВП по итогам 2020 года на 1,8–2,0 процента. Если, конечно, не случится чего-то чрезвычайного в мировой экономике.

— Андрей Белоусов изложил детальный план ускорения роста инвестиций до пяти процентов. У плана три составляющие: расширение рынков за счет стимулирования конечного спроса, снижение рисков инвесторов, расширение источников и удешевление длинных денег в экономике. Насколько, по-вашему, реалистичен этот план?

— План достаточно реалистичен, как минимум для 2020 года. При столь низких темпах роста инвестиций, как в 2019-м, любые осмысленные действия в области стимулирования инвестиционного спроса могут стать результативными. Важно отметить, что пакет мер предусматривает рост спроса на отечественную инвестиционную продукцию, таким образом повышается значение инвестиционного мультипликатора и парируется избыточный рост спроса на импортное технологическое оборудование. На мой взгляд, главный вопрос — хватит ли мер в области стимулирования потребительского спроса для того, чтобы раскачать инвестиционную активность частного бизнеса. Без этого не запустить маховик расширенного воспроизводства основного капитала.

Новости партнеров

«Эксперт»
№7 (1151) 10 февраля 2020
Народный прокурор
Содержание:
Стратегией по нанометрам

Новая Стратегия развития электронной промышленности на период до 2030 года оставляет простор для будущих корректировок и место для творчества

Реклама