Плохое электрическое равновесие

Тема недели
Москва, 17.02.2020
Недореформированная российская энергетика живет по запутанному клубку правил, где соседствуют рыночные и административные механизмы. Никто не озабочен выработкой оптимального сочетания различных источников генерации и способов доставки и потребления электричества и тепла для каждого региона. Промышленные потребители страдают от повышения тарифов и по мере возможности обзаводятся собственной генерацией

ВЛАДИМИР СМИРНОВ/ТАСС

В 2019 году средние цены на электроэнергию для промышленных потребителей в России превысили средние цены в США. Таковы результаты ежегодного мониторинга конечных цен для промышленных потребителей, выполненного в ассоциации «Сообщество потребителей энергии». По расчетам экспертов ассоциации, конечная цена для промышленных предприятий РФ, подключенных на высоком уровне напряжения к распределительной сети, в первом полугодии прошлого года составила около семи центов США за киловатт-час, включая налоги. Аналогичный показатель для американских промышленных потребителей, как следует из данных Международного энергетического агентства (IEA), включая все налоги и сборы, — 6,93 цента (см. график 1).

Помимо США мы умудрились обогнать по дороговизне электричества и четыре европейские страны — Бельгию, Францию, Швецию и Норвегию.

И если скандинавский феномен объясняется крайне высокой ролью дешевой гидрогенерации, а Францию спасает атомная энергетика (до 72% выработки), то пример США с рыночным ценообразованием на топливо и структурой электрогенерации, сравнимой с российской (две трети мощностей — тепловая генерация), уже за гранью приличий.

В ноябре прошлого года по запросу Госдумы сравнительный анализ энерготарифов в РФ и Европе делало Министерство энергетики. Аналитики министерства по данным за 2018 год пришли к выводу о существенно более низких, при пересчете в валюту, тарифах в России. Однако позже выяснилось, что министерство использовало в расчетах цены на энергию на примере только восьми российских предприятий с крайне высоким потреблением (500–2000 МВт), подключенных к магистральным сетям с низким тарифом передачи. Поэтому этот расчет не показателен.

Нельзя не упомянуть о том, что перерасчет российских тарифов из рублей в доллары и Минэнерго, и аналитики ассоциации проводили по текущему обменному курсу рубля. Но сравнения по текущему курсу имеют смысл, строго говоря, лишь для производителей международно торгуемых товаров, которые вступают в конкуренцию друг с другом на глобальном, да и на российском рынке. Для всех прочих хозяйственных игроков правильнее сопоставлять стоимость такого важнейшего входящего ресурса, как электроэнергия, в расчете не по текущему курсу, а по паритету покупательной способности рубля. Учитывая, что в расчете по ППС рубль тяжелее относительно доллара почти в два с половиной раза, чем в расчете по номинальному курсу, то выходит, что сравнительное бремя энергозатрат для отечественных производителей значительно выше, чем в США.

«Внутренние [промышленные] потребители платят в два-три раза больше, чем в упомянутых странах, и это при дешевом газе и построенной в СССР энергосистеме», — констатирует Валерий Семикашев, заведующий лабораторией прогнозирования ТЭК Института народнохозяйственного прогнозирования РАН.

Вопиющая дороговизна электричества в стране — нетто-экспортере энергоресурсов не может не шокировать. Что это значит для экономического роста и конкурентоспособности нашей промышленности на внешних, да и на внутреннем рынке

Новости партнеров

«Эксперт»
№8 (1152) 17 февраля 2020
Дороже чем в США
Содержание:
Плохое электрическое равновесие

Недореформированная российская энергетика живет по запутанному клубку правил, где соседствуют рыночные и административные механизмы. Никто не озабочен выработкой оптимального сочетания различных источников генерации и способов доставки и потребления электричества и тепла для каждого региона. Промышленные потребители страдают от повышения тарифов и по мере возможности обзаводятся собственной генерацией

Реклама