Усмирение султана

Россия принуждает Турцию к конструктивному диалогу с помощью общих политических и экономических проектов. Способен ли импульсивный Эрдоган держать слово и есть ли в Турции силы, которые удержат президента от недальновидной политики?

МИХАИЛ КЛИМЕНТЬЕВ/ТАСС

Россия и Турция «сохранили статус-кво» в Сирии. Статус-кво означает, что все территории, освобожденные сирийской армией за два месяца, остаются под ее контролем. Это 1900 квадратных километров и более 250 населенных пунктов. Статус-кво означает, что Турции достается лишь огрызок Идлиба, без стратегических трасс М-4 и М-5, то есть без транзита, контрабанды, поборов, с усеченной «кормовой базой». Небольшой заповедник умеренных и неумеренных террористов, криминала и лагерей беженцев. Статус-кво означает, что погибшие в результате сирийско-турецкого конфликта своими жизнями оплатили спасение идлибских боевиков от полного разгрома и пропагандистский раж президента Эрдогана, играющего на свой рейтинг.

По итогу шестичасовых переговоров в Москве президенты Владимир Путин и Реджеп Эрдоган расписались в полном взаимопонимании относительно сирийского театра военных действий. С 6 марта заявлено перемирие. С фанатиками, не соблюдающими режим прекращения огня, борьба продолжится. Трасса М-5, «дорога жизни» между побережьем, Дамаском и Алеппо, остается под контролем сирийского правительства. Трассу М-4, уходящую в горную Латакию, будут совместно патрулировать российская военная полиция и турецкие военнослужащие. Турецкие обсервационные центры в тылу сирийцев будут выведены за ненадобностью. В целом это невероятные уступки Эрдогана, который еще несколько дней назад грозил полномасштабной войной и отмщением за убитых сограждан. Наверняка в договоренностях с Путиным есть и второе, секретное дно — так не раз было в прошлом. Но по факту стороны просто перезаключили сочинский договор образца 2017 года на новых, сирийских условиях.

Напомним, тот старый договор подразумевал, что Эрдоган обязуется проконтролировать замирение Идлиба, освободить проезд по М-5, размежевать лояльные войска и террористические, гарантировать прекращение огня. Сделка не была исполнена. В результате междоусобных войн криминальных и религиозных группировок протурецкие боевики частично потерпели поражение. Турецкое оружие оказалось в руках исламистов. Фронт с правительственными войсками регулярно прогревался, трасса М-5 контролировалась бандитами, а Эрдоган закрывал на это глаза и снова и снова просил Путина отсрочить исполнение сочинской сделки.

К концу 2019 года терпение России подошло к концу, и Москва перестала сдерживать войска Башара Асада, для верности усилив группировку ВКС и частоту их работы в Идлибе. Почему Владимир Путин решил истребовать исполнение договоренностей именно сейчас? Вероятно, просто сложились несколько факторов. Выдворили американцев (хотя те продолжают курсировать по северу Сирии вне всяких договоров и обязательств), дали курдам шанс решить свою судьбу — и те остались под Штатами и оккупационным турецким корпусом, дотянули «Южный поток». Чего ждать дальше? Расчленение Сирии — это явно не российский сценарий будущего, да и 30-километровая зона безопасности вдоль границ Турции, которую защищает Анкара, не может оставаться навечно. Россия воюет в Сирии уже пять лет, и эта

Новости партнеров

«Эксперт»
№11 (1155) 9 марта 2020
ГНЕВ СУЛТАНА
Содержание:
Усмирение султана

Россия принуждает Турцию к конструктивному диалогу с помощью общих политических и экономических проектов. Способен ли импульсивный Эрдоган держать слово и есть ли в Турции силы, которые удержат президента от недальновидной политики?

Международный бизнес
Реклама