В ожидании большой войны

Тема недели
Москва, 09.03.2020
«Эксперт» №11 (1155)

Сирийско-турецкий конфликт, едва не обернувшийся полномасштабной войной, наводит на тревожные размышления о грядущей деформации всего ближневосточного региона и перспективах большой крови. Удачно разрешить идлибский спор удалось лишь благодаря конструктивной роли России, медиатора сирийской кампании. Но статус наднационального арбитра — исчезающий дипломатический формат в современном мире. Давно нет общих правил игры. Никто не верит ООН, НАТО и прочим ОБСЕ. Каждый сам за себя, и, если сосед пожелает оккупировать немного твоей территории, рассчитывать можно лишь на свои арсеналы и нефтедоллары, чтобы купить защиту. Архитектура мировой безопасности XX века уступает место хищному феодализму.

США договорились с талибами и мечтают вывести войска из Афганистана. Гонят их и из Ирака. Спустя 19 лет после старта глобальной войны с терроризмом американцы оставляют регион, раздолбленный войной и демократией. Ближний Восток всегда был кипящим котлом ярости и амбиций. Но, пожалуй, никогда брызги локальных междоусобиц не разлетались так далеко. В отсутствие мирового полицейского регион рассыпается, фрагментируется, но шлейф глобализации формирует единый фундамент с общим рынком оружия, боевиков, контрабанды, беженцев, фундаментализма. Запрещенное в России «Исламское государство» показало перспективу террористической организации без привязки к национальным границам, религиозным и родоплеменным группам. Террорист из Средней Азии давит людей на европейском рынке, а боевик из Шри-Ланки отстаивает интересы ливийского правительства.

Сирия, Ливия, Афганистан, Йемен. Четыре самые горячие точки в современном мире, где пересекаются интересы мировых держав в самых разных конфигурациях, происходит обмен повстанческими отрядами и видами вооружений. Европа и США, коллективный Запад, причастны к появлению каждого из этих фронтов. Но сейчас «белый мир» уже ничего не решает, он становится пассивным наблюдателем схваток региональных шакалов в гибридных войнах. Конечно, американцы никуда не уйдут. Они оставят военные базы, ограниченный контингент, ЧВК, но действовать будут по старинке: операции ЦРУ, точечные ликвидации, как иранского генерала Сулеймани, распределение потоков оружия и наркотиков, подкуп политиков, шантаж. Полицейский уходит в тень, но продолжает отоваривать дубинкой нечаянно подвернувшихся партнеров.

Афганское правительство изо всех сил пытается сорвать сделку с талибами и не выпускает заключенных из тюрем. В Кабуле понимают, что станут первыми жертвами нового режима, дай бог если только политическими. Талибы договороспособны, но лишь с позиции силы. А американцы просто бегут. Концептуального понимания будущего страны нет. Зовут Россию, которая заинтересована в стабильности на своих границах в Средней Азии и в борьбе с остатками ИГ, пустившим корни в Афганистане. Пожалуй, Москва опять остается последним предохранителем от новой афганской войны. А рядом еще ядерный Пакистан и беспокойные провинции Китая.

В Ливии продолжаются активные боевые действия рядом с Триполи. Войска маршала Хафтара ведут наступление на частично признанное мировым сообществом правительство. Для его защиты турки гонят регулярную армию, авиацию и суда с вооружением, а также перебрасывают сирийских боевиков. Проиграть эту войну президент Реджеп Эрдоган никак не может — ее смысла сограждане и так не понимают, а проигрыш не примут вовсе. Против — веер стран во главе с Египтом, не менее ресурсных и упертых. Зная страсть Эрдогана к взвинчиванию ставок, можно предположить, что прямые военные столкновения с партнерами не за горами.

А в Йемене хуситы при незримой иранской поддержке перешли в наступление и давят войска интервентов, собранные со всего мира на деньги Саудовской Аравии. Усилившийся Тегеран со своей ядерной программой остается главным фактором, волнующим регион, не случайно слухи о войне с ним ходят не первый год.

Изящной вишенкой в этом обзоре потенциальных конфликтов ближайшего времени будет подсчет арсенала, который скопился в регионе за последнее десятилетие. По данным Стокгольмского института исследования проблем мира, только в 2014–2018 годах импорт оружия ближневосточными странами увеличился на 87%. На Ближний Восток приходится 35% мирового импорта вооружений. По нашим оценкам, за последнюю пятилетку Катар, Саудовская Аравия, ОАЭ и Кувейт подписали соглашения и твердые контракты о закупке оружия примерно на 150 млрд долларов. Речь идет прежде всего о новых вооружениях, которые пока хранятся под замком для государств Ближнего Востока. В уже развернутых войнах используют в основном старые запасы из разграбленных складов в Ираке, Сирии и Ливии, а также агрессивные поставки советских арсеналов из стран Восточной Азии.

Ближний Восток готовится к большой войне. Время для дипломатии может быть упущено.

Новости партнеров

«Эксперт»
№11 (1155) 9 марта 2020
ГНЕВ СУЛТАНА
Содержание:
Усмирение султана

Россия принуждает Турцию к конструктивному диалогу с помощью общих политических и экономических проектов. Способен ли импульсивный Эрдоган держать слово и есть ли в Турции силы, которые удержат президента от недальновидной политики?

Международный бизнес
Реклама