Коммунизм нового времени

Специальный доклад
Москва, 16.03.2020
«Эксперт» №12 (1156)
Шеринговая экономика охватывает все больше новых отраслей и умы потребителей, в том числе в России. Однако привести к снижению объемов выпуска важных для домохозяйств товаров совместные формы потребления в обозримом будущем вряд ли смогут

ZUMA\TASS

Несколько семей в одной квартире, минимум личной одежды, посуды, минимум бытовой техники на общей кухне, на полу — доставшиеся в наследство от неизвестного ребенка игрушки, мобильный телефон, взятый в аренду, каршеринговый автомобиль и райдшеринговый самокат на улице в нескольких кварталах от дома, на ужин — купленные со скидкой в ресторане или супермаркете нераспроданные в течение дня продукты — такие картины будущего рисует воображение при размышлениях о тотальной победе экономики шеринга. В последнее время этот рынок увеличивается на десятки процентов в год, в первую очередь благодаря технологическим платформам и приложениям, с помощью которых можно пользоваться различными вещами, обмениваться ими, брать и сдавать в аренду. Цифровизация вывела совместное потребление на совершенно новый уровень. Но до какого предела может вырасти экономика шеринга? Полное обобществление — это наше недалекое будущее или антиутопия, которая никогда не станет реальностью?

Ответ на эти вопросы связан с мотивацией потребителей: мы имеем дело с принципиальной сменой потребительской модели в связи с распространением в обществе идей антиконсьюмеризма, потребительской ответственности, борьбой за экологию и устойчивое развитие или шеринг — это культура бедности, когда из-за нехватки средств желанную вещь можно только получить в пользование?

Анализ динамики шеринговой экономики и конкретных кейсов, предложенный нами в этой подборке статей, показывает, что шеринг — просто один из сценариев потребительского поведения, который никак не отменяет владение собственностью. То есть сокращать производство автомобилей, вечерних платьев и строительство бизнес-центров пока не стоит. К тому же сами производители товаров решили оседлать эту новую рыночную нишу и заработать на шеринге (сдача в аренду с точки зрения удельной прибыли оказалась выгоднее, чем продажа продукта). Пока производители не видят тотальной угрозы своим производственным планам от шеринга, а значит, и существующему экономическому укладу.

Что касается мотивации потребителей, то она носит смешанный характер. Использование вещей, жилья, автомобилей в шеринг может быть продиктована как экономией, так и нежеланием обременять свою жизнь лишними вещами при наличии финансовой возможности эту вещь приобрести в собственность или одержимостью идеями защиты окружающей среды. Правда, российские потребители, как и население других небогатых стран, психологически пока отдают предпочтение покупке вещей в собственность. Идеи антиконсьюмеризма, защиты экологии, развития шеринговой экономики (вплоть до модели безденежного обмена) психологически благоприятно воспринимаются европейцами — многие из них «наелись» собственностью, покупка новой вещи не вызывает эмоционального подъема, а вот перенаселенность территорий и очевидный дефицит ресурсов вызывают искреннюю озабоченность. Хотя экономический кризис и снижение уровня жизни, прежде всего молодого поколения европейцев, которое не застало «потребительский рай», как и у нас, приводят к т

Новости партнеров

«Эксперт»
№12 (1156) 16 марта 2020
Кризис на который мы копили
Содержание:
Кризис, к которому мы готовы

Первые, апокалиптические, оценки нефтяного кризиса оказались сильно преувеличенными. Россия не была инициатором разрыва сделки ОПЕК+. Начатая Саудовской Аравией ценовая война больнее всего ударит по ней самой. Внутрироссийская экономическая повестка изменилась: вместо ускорения роста теперь надо постараться избежать спада ВВП и минимизировать масштаб девальвации

Реклама