Коронавирус: кто следующий?

Повестка дня
Москва, 16.03.2020
«Эксперт» №12 (1156)

IPA/ABACA

Ученые изучают новый коронавирус уже почти три месяца, ВОЗ объявила пандемию, а болезнь зарегистрировали более чем в 120 странах. При этом если в мире каждый день выявляют уже почти десять тысяч новых случаев, то в Китае распространение вируса сходит на нет. Глобальный прирост, впрочем, обеспечивают несколько стран ЕС, в остальных регистрируются лишь «завозные» случаи.

Опыт Ирана и Италии показывает, что именно начало передачи вируса от человека к человеку внутри страны ведет к экспоненциальному росту числа заразившихся. Такая ситуация возникла в Италии в конце февраля, а к середине марта подобные же вспышки проявились в Испании, Германии и США. В этих странах ежедневно растет число новых случаев, и возникает вопрос: пройдут ли все страны мира через такой этап или какие-то сумеют избежать массовой передачи вируса между гражданами?

В Италии массовые ограничения на перемещения, призванные снизить контагиозность, начались после обнаружения заразившихся внутри страны. При этом постепенно зону карантина пришлось расширить на всю страну: удержать болезнь в рамках нескольких провинций (как в Китае) не удалось. Бросается в глаза и неожиданно высокий процент смертей от вируса в Италии — около 5%, тогда как в Южной Корее их было порядка 1%. В Италии уже умерло более тысячи человек при официально выявленных 15 тыс. больных. В Германии же умерших менее десяти при более чем 3 тыс. случаев, а первая смерть была зарегистрирована лишь после выявления тысячи заболевших.

Чисто математически такой разброс может объясняться разницей в эффективности диагностики — то есть в Италии общее количество заболевших изначально было существенно больше, чем смогли выявить. Более того, массовый приток больных перегрузил систему здравоохранения (например, уже не хватает аппаратов по искусственной вентиляции легкий), что привело к росту смертности. Таким образом, именно резкий рост смертности становится лучшим индикатором нового очага болезни и того, что власти проморгали начало эпидемии. Подозрительные высокий уровень смертности также в Иране, Франции, Испании и США, что создает риск дальнейшего разрастания эпидемии.

Применяемые властями меры призваны ограничить число контактов между людьми, но в ЕС они были запущены уже после начала передачи вируса внутри стран. Дошло до того, что заразилось немало знаменитостей и политиков — это указывает на широкое распространение вируса. Принимаемые меры недостаточно эффективны из-за длинного инкубационного периода, продолжительность которого пока точно не определена. Анализ, проведенный в Университете Джона Хопкинса (США), показал, что у 97,5% людей симптомы развиваются в пределах 11,5 дня после заражения. Однако, согласно некоторым исследованиям, вирус может оставаться активным вплоть до 24 дней и даже до 37. Но это именно единичные случаи, других подтверждений столь длинного инкубационного периода нет. Усугубляет картину эпидемии тот факт, что у большинства болезнь протекает в форме чихания и кашля, а осложнения наблюдаются лишь у пожилых людей. Так, в Италии средний возраст умерших от коронавируса превышает 80 лет. Да и пневмонии от COVID-19 и обычного гриппа фактически одни и те же и различить их можно только при лабораторной диагностике. В минувшую пятницу стало известно, что в России в январе 2020 года было около 351 тыс. случаев ОРВИ и это не выше уровней января 2019-го, однако заболеваемость пневмонией в Москве выросла на 37%, тогда как в России — лишь на 3%. Впрочем, в столице всех больных пневмонией тестируют на COVID-19 и резкий рост может быть связан с расширением общей диагностики в городе. (Подробнее о коронавирусе см. стр. 50.)

Новости партнеров

«Эксперт»
№12 (1156) 16 марта 2020
Кризис на который мы копили
Содержание:
Кризис, к которому мы готовы

Первые, апокалиптические, оценки нефтяного кризиса оказались сильно преувеличенными. Россия не была инициатором разрыва сделки ОПЕК+. Начатая Саудовской Аравией ценовая война больнее всего ударит по ней самой. Внутрироссийская экономическая повестка изменилась: вместо ускорения роста теперь надо постараться избежать спада ВВП и минимизировать масштаб девальвации

Реклама