Саудовские принцы поплатились за падение цен на нефть

Повестка дня
Москва, 16.03.2020
«Эксперт» №12 (1156)

Мохаммед бен Салман устраняет препятствия на пути к трону 06-02.jpg SOMER/ABACAPRESS
Мохаммед бен Салман устраняет препятствия на пути к трону
SOMER/ABACAPRESS

В Саудовской Аравии арестован принц Мохаммед бен Саад аль-Сауд, сын Саада бен Абдулазиза, брата короля Салмана, сообщило новостное интернет-издание Middle East Eye. Арестованный входит в состав Комитета принесения клятвы — особого органа, состоящего из членов королевской семьи и решающего вопросы престолонаследия. Мохаммед бен Саад стал вторым членом комитета, взятым под стражу на прошлой неделе. Первый — Мансур аль-Шалхуб, человек из окружения одного из самых влиятельных людей королевства — брата правящего короля Ахмада бен Абдель Азиза аль-Сауда. Именно он по действовавшему многие годы порядку престолонаследия является главным претендентом на трон, если действующий монарх, 84-летний Салман, уйдет в мир иной. Об аресте брата короля, а вместе с ним еще 19 принцев, включая в недавнем прошлом всемогущего министра внутренних дел Мохаммеда бен Наифа, зарубежные СМИ сообщили раньше, ссылаясь на анонимные источники. Можно предположить, что аресты объясняются своеобразием момента. Упали цены на нефть. Значит, аресты (источники зарубежных СМИ объясняют их раскрытием заговора) происходят в преддверии испытаний, которым подвергнется реформаторский курс кронпринца Мохаммеда бен Салмана. Философия перемен — а он осуществляет их уже лет пять — проста. Во внешней политике — усиление роли страны в ближневосточных делах, у себя дома — экономические реформы, призванные снизить зависимость от нефтяных доходов. К обеим целям Мохаммед бен Салман идет решительно, преодолевая препятствия нахрапом, не считаясь с возражениями и негативными последствиями. Одно это не может не раздражать многих представителей правящей верхушки. Не принято в арабском мире, чтобы молодой человек дерзил старшим, ставя интересы семьи ниже интересов государства.

Мохаммед бен Салман вступил в полномасштабное противостояние с Ираном. На почве общей неприязни к тегеранскому режиму сблизился с Израилем, ввязался в войну в Йемене, конца и края которой не видно, осложнил и запутал отношения с Катаром и Турцией. Эксперименты Мохаммеда бен Салмана во внутренней политике его оппоненты, должно быть, считали еще более опасными. Чего стоит, к примеру, одно только открытие Саудовской Аравии для иностранных — европейских и американских — туристов! Хотя, по задумке принца, страну должны посещать исключительно состоятельные иностранцы, для ваххабитского королевства это грозное испытание.

Одно время «голосом» оппозиции принцу был приближенный к королевской семье журналист Джамаль Хашогджи. Он, как известно, трагически погиб при обстоятельствах, заставляющих задуматься, не причастен ли к его смерти Мохаммед бен Салман. Потом публично обличать курс принца стал сам 78-летний Ахмад бен Абдель Азиз, благоразумно уехавший в Великобританию. В результате длительных переговоров в 2018 году он вернулся в Саудовскую Аравию — и замолчал. Это было большой победой Мохаммеда бен Салмана, но, как видно, не окончательной.

Аресты или предполагаемый заговор в прессе связывают с возможным ухудшением состояния здоровья короля. Middle East Eye даже утверждает, что монарх отойдет от дел до саммита «большой двадцатки», который состоится в ноябре этого года. Тогда же пройдут выборы в США. Их может проиграть друг Мохаммеда бен Салмана Дональд Трамп. Все это якобы заставило заговорщиков из королевской семьи спешить или побудило принца нанести упреждающий удар.

Чем бы ни были события в Саудовской Аравии, один вывод бесспорен: в королевстве, считавшемся символом стабильности на бурном Ближнем Востоке, наступает время политических трансформаций. Или время политической турбулентности — это уж кому как нравится считать.

Новости партнеров

«Эксперт»
№12 (1156) 16 марта 2020
Кризис на который мы копили
Содержание:
Кризис, к которому мы готовы

Первые, апокалиптические, оценки нефтяного кризиса оказались сильно преувеличенными. Россия не была инициатором разрыва сделки ОПЕК+. Начатая Саудовской Аравией ценовая война больнее всего ударит по ней самой. Внутрироссийская экономическая повестка изменилась: вместо ускорения роста теперь надо постараться избежать спада ВВП и минимизировать масштаб девальвации

Реклама