Стресс-тест реальностью

Экономика и финансы
Москва, 16.03.2020
«Эксперт» №12 (1156)
Население и бизнес держат в российских банках слишком много валюты. Снижение рубля будет давить на доходы банковского сектора. Некоторые кредитные организации уже перестают принимать долларовые вклады

Иллюстрация: ИГОРЬ ШАПОШНИКОВ

На фоне новостей о коронавирусе и развале соглашения ОПЕК+ курс рубля продолжил падение и пробил отметку 75 рублей за доллар. На днях Всемирная организация здравоохранения переквалифицировала характер распространения коронавируса COVID-19 из эпидемии в пандемию, а к соревнованию в демпинге на мировых нефтяных рынках присоединились Ирак и Кувейт. Российской банковской системе эти новости не сулят ничего хорошего: переоценка пассивов и активов, номинированных в валюте, может оказаться довольно неприятной.

Дело в том, что в российских банках все еще высока доля валютных вкладов сроком до одного года и валюты на счетах граждан и предприятий. При этом основу кредитных портфелей банков составляют кредиты со сроком больше одного года в рублях. В результате рост курсов доллара и евро может привести к снижению доходности банков. Этой проблемой озабочен и Банк России, что видно из мер, принимаемых для снижения доли валютных вкладов в банковской системе страны. Возможно, уже начинается новая волна дедолларизации: например, Росбанк с 13 марта прекратил открытие и автопролонгацию части линеек вкладов в долларах («150 лет надежности», «Пополняемый» и «Управляемый»).

Подготовились к шоку

На начало февраля доля валютных пассивов в банковской системе России увеличилась с начала года на 0,5 процентного пункта и составила 19,6%. Разумеется, аналогичные цифры показывают и валютные активы. По данным ЦМАКП, доля валютных вкладов в депозитах населения составляет 20,1%, а доля валютных вкладов в совокупном объеме депозитов предприятий еще больше — 31,6%. «Общая картина с уровнем долларизации пассивов банков сопоставима с началом 2014 года, в течение которого в результате нефтяного шока и введения против России широкомасштабных санкций курс рубля к основным мировым валютам обвалился двукратно, — рассказывает эксперт ЦМАКП Ренат Ахметов. — Однако мне представляется, что сейчас мы имеем дело не с очередным мировым кризисом. Исходя из этого корректнее сравнивать текущую ситуацию с той, которая наблюдалась в 2018-м». В августе 2018 года мировые рынки лихорадило из-за валютных кризисов в Аргентине и Турции. Российская ситуация тогда осложнялась санкциями, связанными с «делом Скрипалей» и угрозой введения новых санкций — в частности, против госдолга РФ и крупнейших российских банков. «В течение августа отток валютных депозитов населения (с элиминированием влияния валютной переоценки) составил три процента, аналогичный показатель по предприятиям — 4,4 процента. При этом месячный прирост рублевых депозитов населения и предприятий составил от минус 1,7 до плюс 1,1 процента. Видно, что граждане предпочитают забирать одновременно все свои средства безотносительно к валюте, тогда как предприятия, скорее, конвертируют свои валютные средства в рубли по выгодному курсу. Нечто похожее может случиться и сейчас, но увидим мы это не раньше конца апреля, когда выйдет банковская отчетность за март», — заключает г-н Ахметов.

Управляющий директор по валидации агентства «Эксперт РА» Юрий Бел

Новости партнеров

«Эксперт»
№12 (1156) 16 марта 2020
Кризис на который мы копили
Содержание:
Кризис, к которому мы готовы

Первые, апокалиптические, оценки нефтяного кризиса оказались сильно преувеличенными. Россия не была инициатором разрыва сделки ОПЕК+. Начатая Саудовской Аравией ценовая война больнее всего ударит по ней самой. Внутрироссийская экономическая повестка изменилась: вместо ускорения роста теперь надо постараться избежать спада ВВП и минимизировать масштаб девальвации

Реклама